Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +2 ... +5
днем +4 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Скульптор Николай Блажков: и Заменгоф, и львиные хвосты

Пятница, 3 июля 2015, 05:27

Евгений Голубовский

old.odessa.ua, 02.07.2015

Трудно объяснить, почему так получается, что в разговорах, статьях, даже книгах о художественной жизни Одессы чаще всего идет речь о живописцах. Из дореволюционных скульпторов помнят Б. Эдуардса. А довоенные мастера? Кто-то, натужившись, назовет П. Митковицера, чей «белый негр» врезался в память, но вряд ли продолжат, что Митковицер делал скульптуры для московского метро.

Мне же хочется напомнить о скульпторе Николае Васильевича Блажкове.

В пятидесятые – шестидесятые годы в Одесском дворце пионеров работали изостудия, которую вел Юрий Николаевич Вольский, и кружок скульптуры – под руководством Николая Васильевича Блажкова. Я бывал у Юрия Вольского. В те годы был бум интереса к детскому творчеству, а мальчики и девочки, которых учил Вольский, получали грамоты в Польше, Финляндии, Японии.

Несколько раз видел Николая Блажкова, но, увы, тогда не познакомился с ним. Интерес к этой незаурядной личности у меня возник в 60-х, когда в редакцию «Комсомольской искры», где я тогда работал, принесли фотографию скульптуры, установленной во дворе дома по Дерибасовской, 3.

В этом доме находилась мастерская скульптора Блажкова. Соседи по дому не воспротивились и даже помогли установить на старый колодец непонятную им скульптуру, гипсовый бюст «какого-то Заменгофа», окружили вазонами, цветами (рис. 1).

Вот тогда-то я понял, что сутулый пожилой скульптор, которого я видел во Дворце пионеров, и мастер, о котором рассказывали жильцы дома по Дерибасовской, 3, – одно и то же лицо.

Был он неразговорчив. Доброжелателен. Соседи знали, что воевал, попал в плен, затем из немецкого концлагеря – в советский.

Но почему бюст создателя языка эсператно Лазаря Заменгофа? Тут начинаются легенды.

Я был знаком с известным одесским эсперантистом С. Рублевым (он перевел на эсперанто басни Крылова) и Алексеем Вершининым, возглавлявшим до войны эсперанто-движение в СССР. И вот они мне рассказали, что Николай Блажков был эсперантистом с 20-х годов, был толстовцем, поэтому не участвовал в гражданской войне, но на Великую Отечественную пошел солдатом. Плен. Концлагерь. Гулаг…

Вернулся в Одессу. И как только появились первые кружки эсперантистов при Доме ученых, начал туда ходить. В 1957 году в Одессу должны были приехать эсперантисты из Болгарии. Одесситы решили сделать им подарок – заказали Блажкову бюст Людвига Лазаря Заменгофа, создателя языка эсперанто.

Далее версии расходятся. То ли Блажков сделал два бюста – для болгар и для себя. То ли один, но болгарские эсперантисты не смогли его увезти. И остался бюст Заменгофа в мастерской скульптора.

Я начал искать: кто же были ученики Блажкова? Интернет дал незамедлительный ответ. Известный художник Евгений Сивоплясов в автобиографии указывает, что с 1958-го по 1961 год учился у скульптора Блажкова во Дворце пионеров.

Список некоторых учеников скульптора напечатан и в газете «Знамя коммунизма» за 1957 год – в заметке о том, что к 40-летию Октября в Пионерском парке, под Дворцом пионеров, скульптор Н. Блажков и его ученики установили на стене барельеф буревестника революции – Максима Горького (рис. 2). Барельеф сохранился до сих пор. Правда, цифры, указывающие год пребывания писателя в Одессе, давно утеряны. И сообразить, к какой такой дате со времени пребывания литератора в Одессе создан в 1957 году монумент, очень непросто (рис. 3). И совсем уж мало кто знает, что Горький являлся активным пропагандистом эсперанто.

Продолжая виртуальные поиски, я установил, что в двух музеях (за пределами Одессы) представлены работы Н.В. Блажкова.

В городе Старый Оскол есть музей удивительного человека – В.Я. Ерошенко, слепого писателя, ставшего знаменитым в Японии и России. Свои произведения он создавал на эсперанто. Так вот, в доме-музее литератора хранится бюст Ерошенко работы Блажкова и его же барельефы.

В 1966 году под Звенигородом, перед домом-музеем Сергея Ивановича Танеева, был установлен бюст композитора работы Н.В. Блажкова (рис. 4). Важно отметить, что и С. Танеев был одним из пропагандистов эсперанто в России.

И еще немаловажная деталь. За почти полвека бюст композитора Танеева потребовал реставрации. Сотрудники музея нашли 15 правнуков (!) Н.В. Блажкова. Один из них взял на себя заботы по реставрации памятника.

Когда впервые появилось в печати имя Н. Блажкова?

Пока мне удалось лишь найти эпизод за 1940 год. Тогда был объявлен конкурс на памятник Котовскому для Кишинева. Третье место в конкурсе заняли скульпторы Н. Блажков и М. Абакумцев.

Остается еще много вопросов. Почему Блажков не состоял в Союзе художников? Есть ли в Одессе его скульптурное наследие – хоть в фотографиях? Где учился художник? Сохранились ли его фотографии?

Но даже то, что мы уже знаем, дает возможность сказать: в пятидесятые – шестидесятые годы в Одессе жил незаслуженно забытый мастер. Неизвестный Блажков становится известным скульптором.

P. S.

Эта статья уже была написана, когда журналист Евгений Волокин встретился с Галиной Михайловной Орел – директором Дворца пионеров в 1965-1971 годах. Ее воспоминания открывают новые детали биографии Н.В. Блажкова.

Я уже писал, что музей С. Танеева разыскал правнуков Блажкова. Галина Михайловна сообщила, что его жена, Лидия Львовна, также работала во Дворце пионеров, руководила кружком по изготовлению игрушек, в частности, елочных. С будущей супругой скульптор познакомился в ссылке, в Магадане.

Мастерская кружка юных скульпторов, которым руководил Н.В. Блажков, находилась там, где раньше были Воронцовские конюшни. Дети его любили, и учеников было много. Но приходили за советами и состоявшиеся скульпторы. Часто бывал Слава Голованов.

Забавная деталь. Партийное начальство возмущалось, что львы у Дворца пионеров бесхвостые. И скульптурный кружок регулярно лепил львиные хвосты, а их так же регулярно горожане обламывали.

Условия жизни скульптора с женой в подвале на Дерибасовской, 3 были ужасные. И вот два стрессовых события в жизни Н.В. Блажкова. После неожиданно недолгих ходатайств ему выделили комнату в коммунальной квартире на улице Жуковского угол Ришельевской. А к столетию со дня рождения Ленина, в 1970 году, Николаю Васильевичу дали памятную медаль – власть чуть потеплела к бывшему репрессированному. Для скульптора это означало, что к нему уже не относятся, как к «врагу народа».

Н.В. Блажков умер в 1972 году. Перед смертью скульптор сам сделал себе надгробие с надписью на языке эсперанто.
8009

Комментировать: