Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +6
ночью +5
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Одесские музы «Дон Жуана» Пушкина

Пятница, 12 июня 2015, 15:50

Елена Антонова

Одесская жизнь, 06.06.2015

Молодой Пушкин приехал из Кишинева в Одессу, когда ему было 23 года. Здесь, в блестящем одесском обществе, встретил он непревзойденных красавиц, которым поочередно и одновременно отдавал свое пылкое сердце. Плодом совсем недолгого пребывания поэта в Южной Пальмире стали известные стихотворения. Но, быть может, не только они…

ПРЕКРАСНАЯ КАРОЛИНА

С Каролиной Собаньской Пушкин познакомился еще в Киеве, зимой 1821 года. Здесь он задержался на пару недель по пути к месту южной ссылки, и дни его проходили отнюдь не в грустном затворничестве. В семье губернатора Ивана Яковлевича Бухарина, от гостеприимного дома которого Александр Сергеевич жил недалеко, часто устраивались балы и маскарады. Именно там он был представлен двум прелестным полькам, дочерям графа Ржевуского. Младшей, Эвелине, исполнилось семнадцать, она была нежна, как ангел. Ее сестра, Каролина, старше Пушкина на шесть лет, отличалась особой, обольстительной красотой. Обе уже были замужем.

В Киеве Пушкин пробыл недолго, но судьба вознаградила его в Одессе. Поэт встретил прекрасную польку на рауте у генерал-губернатора Михаила Воронцова.

К тому времени Каролина родила Иерониму Собаньскому дочь, но затем разошлась с мужем, который был почти вдвое ее старше. Теперь жгучая красавица открыто жила с Иваном Осиповичем Де-Виттом, что не способствовало ее репутации в светском обществе. Однако Пушкин любил бывать в салоне Собаньской. Там чувствовал он себя веселым и свободным, и конечно, напропалую ухаживал за Каролиной. Тем более, что соперников у него нашлось немало, что еще больше подогревало кровь поэта.

Он ждал и надеялся. Он всегда был у ее ног. Он добивался взаимности – но добился ли ее, кто знает? По крайней мере, помнил он ее еще очень долго. А незадолго до своей женитьбы в 1930 году, в письме, обращенном к Каролине, признавался: «Я испытал на себе все ваше могущество. Вам обязан я тем, что познал все, что есть самого судорожного и мучительного в любовном опьянении и все, что в нем есть самого ошеломляющего».

Он написал в ее альбом посвящение:

Что в имени тебе моем?
Оно умрет, как шум печальный
Волны, плеснувшей в берег дальний,
Как звук ночной в лесу глухом.

Впрочем, в знаменитый Донжуанский список* поэта имя Каролины не попало. Но, тем не менее, красавица сумела покорить еще одного знаменитого поэта — поляка Адама Мицкевича.

ЧАХОТОЧНАЯ ДЕВА

Все пушкинские любовные печали поглощал молодой темперамент, который нашел выход у ног еще одной прекрасной дамы.

Амалия, дочь венского банкира, жена одесского купца Ивана Ризнича, приехала в Одессу почти одновременно с Пушкиным, летом 1823 года. По свидетельству современников Амалия отличалась необычайной, величественной красотой. Она была высокого роста, бледна, любила носить полуамазонку и черную мужскую шляпу.

Пушкин познакомился с Амалией на одном из балов – и потерял голову. Вокруг нее всегда вились толпы поклонников. Особенно досаждали Пушкину польский шляхтич Исидор Собаньский и князь Яблоновский. Брат поэта Лев Пушкин рассказывал, что однажды в приступе ревности Александр «пробежал пять верст с обнаженной головой, под палящим солнцем».

Поклонники Амалии не нравились не только ревнивому поэту. Все эти игры страсти происходили на глазах Ивана Ризнича и окончательно ему надоели. В мае 1824 года Амалия с маленьким сыном Александром навсегда покинула Одессу. Ризнич отправил жену в Италию для поправки здоровья, куда со временем собирался и сам: здоровье ее очень беспокоило мужа – Амалия угасала от чахотки. Дальнейшая история этой полунемки-полуитальянки, с большим трудом понимавшей русский язык, покрыта туманом домыслов и сплетен. В Одессе рассказывали, что соперник Пушкина, Исидор Собаньский, догнал Амалию по дороге, «проводил до Вены и бросил». Муж Ризнич сетовал, что за его женой последовал во Флоренцию и князь Яблоновский и здесь «добился ее доверия». Некоторые исследователи жизни и творчества великого поэта склонны считать правдой и романтическую версию, что Пушкин также планировал побег вместе с прекрасной Амалией.

Она умерла год спустя после отъезда из Одессы. Пушкин узнал об этом не сразу но, к удивлению своему, не испытал глубоких чувств. Тем не менее, Амалии Ризнич поэт посвятил прекрасные строки стихотворений «Ночь», «Простишь ли мне ревнивые мечты», «Под небом голубым страны своей родной», и некоторые строфы «Евгения Онегина».

ТАЛИСМАН

Елизавета Ксаверьевна Воронцова, урожденная Браницкая, дочь польского магната, была на 7 лет старше Пушкина. Он познакомился с ней осенью 1823 года, в разгар своего увлечения Амалией Ризнич. Графиня только вернулась в свет после рождения сына и вновь покоряла сердца своей изысканной красотой и непревзойденным обаянием.

Злые языки поговаривали, что в интимный кружок Воронцовой ввел Пушкина его друг Александр Раевский – специально для того, чтобы отвлечь взоры ревнивого мужа от их с графиней бурного романа. Возможно, поначалу так и было. Но со временем чувства поэта разгорелись как валежник от огня. И графиня, похоже, снизошла до страданий молодого гения.

К тому времени отношения Пушкина и губернатора Новороссийского края графа Воронцова окончательно испортились. Уже был отдан издевательский приказ поэту собрать сведения об уроне, нанесенном одесским полям саранчой. Уже появилась и гуляла по свету едкая эпиграмма:

Полумилорд, полукупец,
Полумудрец, полуневежда,
Полуподлец, но есть надежда,
Что станет полным наконец.

Уже лежало на столе графа Нессельроде письмо, в котором Воронцов просил «избавить» его от Пушкина. Просьба Воронцова была удовлетворена, высочайшим повелением Пушкин был отправлен в Псковскую губернию в имение родителей. Но это уже ничего не могло изменить.

На прощание Елизавета Ксаверьевна подарила поэту перстень. Драгоценный подарок он увековечил в стихотворениях «Талисман» и «Храни меня мой талисман», но не только это теперь их связывало.

Осенью 1824 года Пушкин получил от Воронцовой письмо. Очевидцы рассказывают, что послание его очень взволновало, он был сам не свой. Именно тогда написаны им строки: «Прощай, дитя моей любви, Я не скажу тебе причины…»

В апреле 1825 года графиня родила девочку Софью. Многие исследователи считают ее дочерью Пушкина…

* Донжуанский список Пушкина — два параллельных списка женщин, которыми увлекался поэт и (или) с которыми был близок. Пушкин сам в хронологическом порядке составил эти списки в 1829 году в альбоме Елизаветы Николаевны Ушаковой.
7849

Комментировать: