Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... +1
утром -2 ... +2
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Одесские чиновники решили ликвидировать уникальный детский дом

Среда, 9 марта 2016, 20:26

Александр Левит

Факты, 05.03.2016

Об удивительной семье Галины Мартыновой «ФАКТЫ» впервые рассказали десять лет назад — в апреле 2006-го. Хозяйка квартиры в полуразрушенном доме рядом со знаменитым одесским «Привозом» воспитывала детей разных национальностей — украинцев, цыган, болгар, евреев, молдаван и афроукраинцев… Выхаживала тех ребятишек, которых врачи признали неизлечимо больными. На 50 квадратных метрах вместе с мамой Галей (так и сегодня называют ее все воспитанники, независимо от возраста) жили тогда 22 приемыша от четырех до 23 лет. С ними обитали также 14 котов и девять собак, подобранных на улице. «Наш рай» — так сами дети предложили назвать их жилище, когда в Одессе создавался фонд, призванный помочь семье. В августе 2010 года городские власти выделили Галине с детками двухэтажный дом в поселке городского типа Таирово. Вроде бы сбылась заветная мечта. Но, оказалось, доброта и человечность у нас по-прежнему наказуемы.

История уникального семейного дома началась с того, что муж (уже бывший) Галины Мартыновой был недоволен, что в семье растет одна дочь — Виола, он хотел сына. Галина рожать боялась (слишком тяжело далось появление на свет малышки), и супруг предложил взять приемыша, выбрав семимесячного Лучезара. Мальчик оказался тяжелобольным — страдал хроническим несварением желудка. Но Галина спасла пацаненка. Через полгода кожа Лучика (так ласково и сегодня называют 31-летнего парня-филолога его многочисленные братья и сестры) потемнела. Приемыш оказался негритенком. «Либо я, либо он», — заявил глава семьи. Галина выбрала ребенка.

Затем в поисках сестрички для Виолы женщина усыновила… пятерых мальчишек. Пришла в детдом за хорошенькой малышкой, а к ней выскочил семилетний Виталик. Обнял за колени: «Мамочка!» — «Забираю», — махнула она рукой, не смущаясь тем, что малыш практически не открывал глазенок, мышцы лица атрофировались, тело (из-за ужасного сколиоза) напоминало лиану. На протяжении многих лет Галина ежедневно возила его на процедуры и занятия в санаторно-курортный интернат, где мальчишка ни разу (!) не остался на ночлег. Медики еще до усыновления, сочтя ребенка умственно отсталым, прочили ему будущее в спецзаведении — пожизненно. Но мама Галя доказала: диагноз олигофрения — ошибка. На Витальке попросту сказывалась педагогическая запущенность. Нынче высокий красавец с огромными карими глазами — великолепный художник, окончил профильный факультет педагогического университета.

После Виталия Галина усыновила Димку, которого благополучно излечила от хронической астмы, Веронику и Сашу. Потом появились дети, над которыми неугомонной Мартыновой удалось оформить опекунство. Сразу четверо — Богдан, Аза, Ваня и Катя — пришли из одной семьи.

— К маме Гале я попал в 14 лет, — рассказывает 30-летний Богдан. — Наш папа погиб, кровная мать бросила, мачеха избивала, а старший брат не хотел нас четверых брать к себе. Сказал, что отдаст в интернат. Мы были тогда очень невоспитанными детьми. Я бегал, метался, кричал… В родительскую любовь не верил. Считал, что хороших матерей не существует, а издевательства взрослых над детьми — явление нормальное. И первое время маме Гале тоже не верил. Полгода думал, что она притворяется ласковой. Потом поверил, что на свете есть семья, где тебя любят.

— Только эти дети успели акклиматизироваться, как я в парке нашла Сережу, — вспоминает 58-летняя Галина Мартынова. — Несчастный, избитый, весь в ранах и вшах, он буквально погибал. Пареньку тогда было девять лет. Его родная сестра — «на панели», мать-наркоманка подхватила туберкулез, но родительских прав ее не лишали. В любой момент мальчика могли отобрать, мол, незаконно с нами проживает…

Сережка смертельно боялся появления родительницы, помня, как просил милостыню на «Привозе», а законная мать отбирала все до копейки для покупки очередной «дозы». Не забыл и холодные ночи на улице, жестокие побои и постоянный голод. «Если меня насильно вернут, прыгну в море и утону», — рыдал Сергей после очередной попытки наркоманки забрать его от мамы Гали…

В конце августа 2010 года городские власти выделили этой большой семье двухэтажный дом в поселке городского типа Таирово. В жилище было сыро, холодно, обои поклеены прямо на бетонные стены, по которым потеки, линолеум брошен на голый камень, оконные рамы перекошены и не закрываются… А главное — подтекающие канализационные трубы, отсутствие горячего водоснабжения, прохудившаяся электропроводка. Ясное дело, такой «фронт работ» был не под силу Галине, не говоря уже о стоимости стройматериалов. Женщина надеялась, что власти помогут с ремонтом и обустройством. Однако этого не случилось. Хотя детский дом семейного типа — структура государственная. Более того, городские власти обязаны проводить там в случае необходимости текущий или капитальный ремонт.

Судя по официальным бумагам, для «дома Мартыновых» была составлена смета. В поссовете тогда обещали направить письмо одесскому городскому голове. Вероятнее всего, направили, но… осенью 2010 года в должность вступил новый мэр. Соответственно — новые подчиненные в городских службах. И вопрос «завис» на годы.

Галина стучалась во властные кабинеты, объясняла, что ей бы хотелось сделать приют по аналогии с тем, что уже есть в Германии. Чтобы там были зимние вольеры и площадки для животных. Можно было бы создать для деток школу кинологов, проводить сеансы зоотерапии, которая, кстати, очень полезна.

— Я не раз видела, насколько позитивно животные влияют на психическое состояние детей, — говорит Галина Мартынова. — Некоторые ребятишки попали ко мне в приют из семей садистов, где привыкли обижать домашних питомцев. Я приучала их к тому, что коты и собаки — это наши друзья, меньшие братья, которые тоже имеют право жить в любви и ласке. Таким образом детки учатся доброте, становятся спокойными. Мы естественным образом внедрили программу анималтерапии. Это не мое открытие, а общеизвестные в цивилизованном мире вещи — метод лечения пациентов с помощью домашних животных.

Кроме этого, Галина стремилась дать хорошее образование всем воспитанникам.

— Чтобы дети научились бороться со своими негативными качествами, им обязательно нужно дать образование, развить интеллект, — убеждена Галина Мартынова. — Только став разносторонне развитой личностью, можно посмотреть на себя со стороны, понять смысл жизни. Если интеллект «спит» — беда, перевоспитание бесполезно.

Из 80 (!) детей, которых она в общей сложности вырастила, часть уже взрослые, обзавелись собственными семьями, другие — занимаются в школах (в том числе в художественных, хореографических, музыкальных), колледжах, вузах — в педагогическом университете, в Одесском национальном университете имени Мечникова.

— Кредо нашей семьи — соблюдение нравственных принципов: старшие дети помогают младшим, никто не сквернословит, не употребляет спиртные напитки, не курит, не ворует, — говорит Галина Мартынова. — У каждого — свои обязанности по дому. Мы сами на домашнем компьютере, подаренном одним из спонсоров, выпускаем газету «С миру по нитке». Просто раздаем ее людям. Правда, в свет она выходит не регулярно (смеется). Очень дорого стоит бумага… Ведь у меня все деньги уходят на обучение. Да, у нас — шумно, но ссоримся очень редко.

Но оказалось, что такие отношения пришлись кому-то не по душе. В конце минувшего года в Одесской мэрии появилось заявление, подписанное жителями поселка Таирово, в котором они требуют ни много ни мало выселить из дома всю семью Мартыновых. А заодно и их многочисленных домашних питомцев, «не дающих нормально жить». Не нравится соседям лай собак и дым от кухонной трубы, что, впрочем, не мешает им же подбрасывать (по сей день!) в этот дом бездомных животных.

Дом семейного типа, созданный в 2006 году и известный сегодня далеко за пределами Украины (фильмы о нем демонстрировали в Германии, Австрии, Швейцарии, Англии, Дании), городские власти решили… разогнать.

— Для этого ищут любую зацепку, — возмущается директор департамента охраны животного мира и природных ресурсов международного конгресса по защите прав человека «Мир» Елена Марченко. — Галина Мартынова многие годы успешно справляется с тем, чем обязаны заниматься городские власти, — беспризорными, брошенными детьми, бездомными животными. И вместо того, чтобы получить поддержку, слышит от чиновников лишь упреки и угрозы в свой адрес. Нынче же они, как нам видится, попросту решили «отжать» участок земли, на котором стоит этот семейный дом.

— Проживание детей вместе с десятками животных в одном помещении противоречит всем санитарным нормам, — уверяет начальник службы по делам детей Одесского горсовета Ирина Дамаскина. — Кроме того, дом, который является муниципальной собственностью, был выделен для детей, а не для зверей. Вместо того, чтобы создать детям нормальные условия для проживания, мать-воспитательница больше заботится о животных, чем о детях. По сути, это нецелевое использование жилья…

Впрочем, ветеринары, которые приезжают проверять домашний зверинец, не видят проблемы в большом количестве животных. Больше половины собак живут на улице в клетках, а для котов выделили часть нежилой комнаты, и по трубе они могут выходить во двор. В помещении находятся только птицы, несколько кроликов и черепах. И часть сотрудников соцслужб поддерживают Галину Мартынову. Они констатируют, что к женщине, которую не раз отмечали грамотами за благотворительность, попросту придираются.

— Галину поставили перед выбором: либо дети, либо животные, — говорит Елена Марченко. — Не понимая, что домашние питомцы помогают детям социализироваться. Не осознавая, что и те, и другие в свое время пострадали от жестокости людей и нашли у мамы Гали защиту. Дети не хотят уходить от мамы и не хотят предавать животных, отдавая зверей в приют — это значит, выбросить их на улицу или усыпить.

— Сейчас в нашем доме проживает 13 детей, семь из них — несовершеннолетние (младшему десять лет, троим по 14, а еще школьники 15 и 17 лет и парень-студент, которому на днях исполнилось 18), несколько воспитанников нуждаются в особом уходе, — рассказала Галина. — На территории дома также находятся 50 кошек и около 70 собак в вольерах. Мы с детьми рыдали, решая, кого отдавать, а кого оставить, но выбрать не смогли. У нас все животные стерилизованы, привиты, мы их купаем в шампуне…

По распоряжению городского головы была создана межведомственная комиссия, члены которой должны были найти компромиссное решение данной проблемы. Вскоре решение отыскали, правда, ни о каком «компромиссе» и речи не было. Просто-напросто лишили этот детский дом статуса «семейного типа», в связи с тем, что последний воспитанник… «достиг совершеннолетия». Именно это огласили члены комиссии на очередной, февральской пресс-конференции: «Статус утрачен, здание будет передано другому детскому дому семейного типа. Мартынова должна переехать с приемными детьми на свою собственную жилплощадь. Если она не создаст детям нормальные условия (не избавится от животных. — Авт.), будет решаться вопрос о снятии опеки».

Даже если не брать во внимание детский возраст части воспитанников, в изначальном договоре с городом указано, что по истечении срока (то есть когда «последний воспитанник достигнет совершеннолетия») дом будет передан Мартыновой и ее детям в собственность (по закону, каждому детдомовцу полагается отдельное жилье). Теперь же Галину хотят возвратить в развалюху возле «Привоза» (где нынче вынуждены проживать со своими семьями ее повзрослевшие воспитанники), а детей — распределить по санаториям. В срочном порядке, когда до окончания учебного года осталось менее трех месяцев и ребятам предстоит поступление в колледжи и вузы. Однако такие «мелочи» чиновников не волнуют.

— Мартынова от наших предложений отказалась, поэтому животные будут изъяты у нее, в случае необходимости даже в принудительном порядке, — заявила начальник службы по делам детей горсовета Ирина Дамаскина. — Если же она в течение месяца не переедет из этого дома (до 8 марта. — Авт.), вопрос о ее выселении может быть направлен в суд…

Юристы и правозащитники, со своей стороны, твердят о недопустимости подобных действий чиновников, в том числе — угроз и психологического воздействия на детей.

— Побывав на заседании межведомственной комиссии, я подумала, что нахожусь на Голгофе, — возмущена участник волонтерской группы «Время перемен» Ольга Овечкина. — Все кричали: «Распни!», хотя ничего не дали этим детям. Галину, не стыдясь, оскорбляли и называли «изжившим себя трудовым ресурсом».

— Если бы семью поселили в отремонтированный дом, а он по каким-то причинам пришел в негодность — возмущение властей можно было бы понять, но в этом случае такого не было, — констатирует председатель Швейцарского общества защиты животных Светлана Барсукова. — Власти решили оставить семью без жилья, первоначально не предоставив ей законодательно предполагаемые условия для проживания детей. У города нет права выселять эту семью.

— Галя Мартынова для меня — настоящий герой, герой Украины, если хотите, — говорит профессор, декан факультета романо-германской филологии Одесского национального университета, заслуженный работник образования Украины, кавалер ордена княгини Ольги ІІІ и ІІ степени Лидия Голубенко. — Будучи депутатом городского совета нескольких созывов, я возглавляла комиссию по делам семьи молодежи и учебе. И горжусь тем, что многие годы патронировала Галину большую семью. Поверьте, я видела немало семей, но женщины с таким сердцем не встречала. Детям рядом с ней тепло. Они любят друг друга и понимают, что живут в семье. При этом играют на пианино и скрипке, великолепно рисуют и поют, учат иностранные языки, старшие поступают в вузы, младшие прекрасно успевают в школе. Именно из таких семей может сложиться крепкое государство…
9384

Комментировать: