Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +1
ночью -1 ... 0
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Одесская промышленность: кому-то не хватало сырья…

Понедельник, 8 июля 2013, 02:07

Надежда Супранович

Слово, 04.07.2013

По мнению специалистов, отечественная пищевая перерабатывающая промышленность вполне успешно перешла от плановой экономики на новые рыночные рельсы. Однако в Одессе из предприятий этой отрасли уцелели немногие...

ПРОЩАЙ, СВЕКЛА! ПРОСТИ, БУРЕНКА!

В конце девяностых в Южной Пальмире закрылись два молочных завода и мясокомбинат. Основных причин две: трудности со сбытом готовой продукции и нехватка сырья. Обе они имеют чисто одесскую специфику.

Уничтожив свою легкую промышленность (см.№ 25 от 27.06.2013), мы с помощью Седьмого километра значительно подняли экономику Турции, Китая и Вьетнама. Как следствие, туда стало выгодно продавать невыделанную кожу. Само собой, экспортировать скот было удобнее всего из приморского Одесского региона. Отправляя своих «Буренок» и «Бяш» за море, мы охотно покупали потом сделанные из их шкур дубленки и куртки. Только в первой половине девяностых поголовье рогатого скота в нашей области уменьшилось в несколько раз. Уцелевшие молочные хозяйства стали развозить молоко по дворам, предпочитая получать выручку сразу и наличными.

Разумеется, Одесский мясокомбинат и крупные молочные заводы стали испытывать недостаток сырья. Государственные чиновники советовали им взять некоторые животноводческие хозяйства под свою финансовую опеку и работать вместе с ними как единое целое. Однако перерабатывающие предприятия испытывали еще и недостаток оборотных средств.

В этом все директора в один голос винили исключительно магазины. Многие из предприятий торговли не перечисляли деньги за реализованную продукцию по нескольку месяцев. Однако в тех случаях, когда торговля все-таки была по-настоящему заинтересована в ком-то из своих поставщиков, у нее находились деньги даже на предоплату.

— Как раз при мне в одном из молочных магазинов покупательница попросила у продавца сырковую массу нашего завода, - рассказывал тогдашний директор Первого молзавода Фомук. — А ей продавец говорит: «Вы знаете, она невкусная, возьмите лучше другую». Меня стало трясти. Однако потом выяснилось, что продавец просто пытался сбыть тот товар, за который уже перечислены деньги…

Почему же одесские продуктовые магазины так не жаловали местных производителей? Возможно, все дело в качестве готовой продукции, которое было невысоким из недостатка все того же сырья. Многие говорят, что пенять на торговлю — все равно, что пенять на зеркало. Возможно, в данном случае так оно и есть. Хотя после образования сети крупных универсамов влияние торговли на промышленность во многом стало определяющим. Но это уже намного позднее.

Торговля же лихих девяностых была вполне беспристрастной и продавала все, что хорошо покупалось. Однако именно в тот период решалось, кому из пищевых промышленных предприятий быть, а кому не быть.

Из-за недостатка сырья закрылись и сахарные заводы Одесчины. Не имея средств на покупку горюче-смазочных материалов, сельские хозяйства были вынуждены брать банковские кредиты под будущий урожай сахарной свеклы. Скупая почти всю свеклу, банки затем заключали договора на ее переработку с сахарными заводами. В качестве платы переработчики получали часть все того же урожая.

В итоге, на рынке сахара уже к середине девяностых сложилась устойчивая система бартерных взаиморасчетов. Чистую прибыль получали одни лишь банковские структуры и предприятия торговли. Для всех остальных было весьма затруднительно даже выплачивать заработную плату. А об амортизационных отчислениях и говорить нечего.

В конце концов, сельские хозяйства просто отказались от выращивания сахарной свеклы. Многие перешли на истощающий почву рапс. И зажелтели весной на полях мелкие, ядовитые цветочки...

Какое-то время одесские сахарные заводы еще перерабатывали сахарный тростник, затем окончательно закрылись.

ДОРОГУ ФИРМЕННЫМ АКУЛАМ!

Удушение всех остальных предприятий происходило на фоне мощной конкуренции с зарубежными производителями. Хотя, на первый взгляд, причины разорения каждого из них были разными.

Почти сразу после отмены плановых заданий ушла в простой уникальная Одесская табачная фабрика. Старики, привыкшие к «Сальвэ» и «Приме», устраивали в магазинах бесконечные скандалы. Возмущались и весьма влиятельные в тот период ветеранские организации. Но фабрика все равно стояла. По словам дирекции, не было папиросной бумаги.

Однако для нужных людей вожделенная «Прима» на фабричных складах все-таки находилась. К примеру, в свое время, моему тогдашнему редактору привезли в кабинет целых два короба этой курительной дряни. Можно было купить «Приму» и с рук на «птичьем» рынке возле «Привоза», разумеется, по завышенной цене. Надо полагать, дирекции табачной фабрики казалось, что одним выстрелом убиты сразу два зайца. Во-первых, благодаря простою предприятия, выведен из оборота солидный капитал. Во-вторых, благодаря искусственно созданному дефициту, взвинчены цены на готовую продукцию.

Однако рыночная экономика подобных совковых штучек не прощает. Из-за «железного занавеса» никто из нас в те годы и понятия не имел о цепкости зарубежных табачных дилеров. Между тем, для продвижения своей продукции они использовали все возможные приемы, в том числе и не вполне законные. Это — взятки государственным чиновникам, использование труда несовершеннолетних для распространения табачной продукции, легкие наркотические добавки к ароматизаторам и даже скрытые рекламные кадры в художественных фильмах. Про рекламные щиты, дизайн упаковок и светодиодные подсветки витрин и говорить нечего. Многие считают, что Одесская табачная фабрика в силу всех этих причин была обречена на банкротство в любом случае. Однако пожилые люди в своих привычках, как правило, очень консервативны, особенно там, где дело касается привычек вредных.

После закрытия табачной фабрики Одесская макаронная фабрика предприняла отчаянную, почти дерзкую попытку тоже выпускать табачные изделия. Однако эта попытка потерпела неудачу.

Чайные дилеры не столь напористы, как табачные. Однако в их арсенале все те же подарки и бонусы к покупкам, навязчиво выставленные на первый план многих телепередач фирменные логотипы. В сущности, мировой рынок чая уже давно поделен между несколькими крупными транснациональными корпорациями. Тем не менее, «Ахмаду» и «Липтону» на одесском рынке не было ходу, пока здесь работала местная чаеразвесочная фабрика.

Быстро заключив прямые договора с цейлонскими поставщиками, дирекция одесской фабрики принялась всячески развивать свою торговую марку. Чутко реагируя на спрос, там направили все силы на выпуск пакетированного чая, который быстро заваривается прямо в чашке. Непревзойденным брендом фабрики стал черный чай «Элефант» — душистый, крепкий с насыщенным терпким вкусом. В качестве экзотической изюминки там выпускали чай «Розовый ветер». Он представлял собой купаж мелко измельченного черного чая и лепестков суданской розы. Любителям фруктовых ароматов фабрика предлагала целую серию сортов «Кавалер»: с лимоном, вишней, клубникой и пр. Благодаря натуральным ароматическим добавкам, этот чай не отдавал мылом и не вызывал изжоги.

Одесская чайная фабрика безусловно имела будущее. Однако все оборвалось совершенно внезапно. Директор фабрики Виктор Михайлович Белоус был убит в подъезде собственного дома.

После его смерти фабрика фактически прекратила работу и вскоре закрылась. Есть все основания предполагать, что в ту пору там творились дела темные. Во всяком случае, любого контакта с прессой новое руководство фабрики избегало, как черт ладана. А закон о публичности информации тогда еще не был принят.

Помню, однажды мне все-таки повезло встретить на улице бывшую секретаршу Виктора Михайловича, Наташу.

К сожалению, у нас не было времени даже для короткой беседы. Наташа лишь спросила меня о том, знаю ли я, что теперь делается на фабрике, и обещала обязательно позвонить. Но звонка я так и не дождалась. Очевидно, на то были серьезные причины.

Само собой, после закрытия фабрики наш город столкнулся с наплывом всевозможных сортов импортного чая.

Разглядывая навязчивые иностранные логотипы, я всякий раз вспоминаю Виктора Михайловича. Воистину, надо быть незаурядным человеком, чтобы стоять на дороге у таких бизнес-акул!

Я ни в коем-случае не намекаю, что директор чайной фабрики был убит по воле конкурентов. А лишь хочу подчеркнуть, насколько велика может быть роль одного человека, если этот человек грамотный, профессиональный директор и болеет за свое предприятие душой.

Уступив рыночную нишу конкурентам, словно по заказу закрылись все одесские пивные заводы. Можно было бы предположить, что одесское пиво оказалось неконкурентоспособным из-за малых сроков хранения. Ведь ни на одном из местных пивзаводов не было технологии пастеризации. Однако в эту версию никак не вписывается завод «Гамбринус» со своей сетью фирменных киосков «Пивная академия». Это предприятие закрылось после очередного повышения земельного налога. Выходит, там, где местные производители сами не уступали дорогу иностранным компаниям, этому способствовали государственные чиновники?

Давно простаивает Одесский ликероводочный завод. В свое время он был куплен владельцами другого предприятия, имеющего аналогичный профиль.

В стадии возможного закрытия находятся и одесские хлебозаводы. Слух об остановке этих предприятий разнесся после того, как они были куплены донецкой компанией «Золотой урожай».

НА ПРОЕЗЖЕЙ ДОРОГЕ ТРАВА НЕ РАСТЕТ?

На сегодняшний день одесская пищевая промышленность представлена лишь предприятиями виноделия, коньячным заводом, масложиркомбинатом, соковым заводом «Джафа», консервным заводом детского питания, заводом пищевых концентратов и двумя кондитерскими фабриками, бывшими когда-то одним целым. Почти все эти предприятия имеют в нашей области прочную сырьевую базу. Исключение составляют лишь завод концентратов и кондитерские фабрики.

И, как раз поэтому, их будущее вызывает некоторую тревогу.

В целом же, независимо от наличия производственных мощностей, Одесса закупает на стороне почти все, что только можно купить. Что же такого особого на этой черноземной одесской земле, что здесь хиреет даже пищевая промышленность?

— В Одессе всегда традиционно была развита торговля, — считает директор департамента экономического развития и торговли Одесской облгосадминистрации Олег Муратов. — А в этой области, как известно, самый быстрый оборот капитала. Предприниматели других городов привыкли работать на более «длинных» деньгах…

— В нашем городе большой спрос на торговые склады. Поэтому многим директорам промышленных предприятий иной раз гораздо выгоднее не работать, а сдавать производственные помещения в аренду, — считает доцент кафедры экономики предприятия Одесского национального экономического университета Олег Бабий.

Значит, будучи своего рода перевалочной торговой базой, Одесса просто не может развивать свою промышленность? Потому что на проезжей дороге трава не растет?

В последнее время до смешного малы объемы перевалки грузов в Одесском порту.

И если те же Ильичевский и Южный порты могут свободно развиваться, то Одесский торговый порт, находясь в центре города, со всех сторон «зажат» другими строениями. Единственный путь развития, в этом случае — насыпные, искусственные причалы, но они очень дороги.

Экономисты склонны искать некую целесообразность в гибели одесской промышленности, так же, как глубоко религиозные люди иной раз склонны видеть Божий промысел даже в совершенно случайных вещах. На самом же деле, никакой целесообразности нет. Есть только закрытые фабрики, заводы и — полнейшая беспомощность всех властных структур. Где очень любят рассуждать о регуляторной политике, развитии потребительского рынка и прочих заумных вещах…
4720

Комментировать: