Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -3 ... 0
ночью -2 ... +1
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Одесситы в списанных железных вагонах: живем как собаки

Понедельник, 30 ноября 2015, 11:54

Дмитрий Бакаев

Взгляд из Одессы, 25.11.2015

— Ничего вам никто не скажет! Да, живем мы как собаки! В железных будках. Но те гавкают, а мы молча! Будем рот открывать, и отсюда могут выгнать! Мужик досадливо машет рукой.

ПОДКРАШЕННЫЕ ТРУЩОБЫ

Всего в десяти метрах от их жилища висит плакат «Строительство зернового терминала» и картинка как все будет хорошо. Синее небо, какие-то конструкции в зеленых кущах издали похожие на жилые дома. Приглядываешься, нет, не дома. Зернохранилища.

-Где тут народ в теплушках живет? Сторож строительной площадки «зернового терминала» , машет рукой: -Да вон же, позади вас! А вы корреспондент, наверное? Так зря приехали. Вам никто ничего не скажет! Замахала их уже ваша братия!

И действительно , как я сразу то не увидел! Наверное, ожидал что-то мрачное, ржавое, трущобы, озлобленных людей. А тут вагоны стоят в два ряда ,густо покрашены зеленой краской, издали похожие на домики. Въезд перекрыт самодельным шлагбаумом. Тоже аккуратно выкрашенным. Возле шлагбаума зеленый «Альтфатер». Все строго. По военному. «Шишка» какая-нибудь приедет терминал, к примеру, открывать, скользнет начальственным взглядом по вагонам, а там военный порядок! Чистота. И пойдет не заинтересовавшийся именитый гость праздничные ленточки резать. А трущобы и беда людская они рядом. Только они приукрашены, щедро напудренные как труп в морге.

ЗА «ФАСАДОМ»

За шлагбаумом открывается другая жизнь. Нет, здесь также по военному чисто. Подметено. Но спрятанные от начальственного ока, с густо замазанными зеленой краской «фасадами» ржавые, мрачные вагоны ставшие для людей жильем, вызывают легкое замешательство. Это не аттракцион? Не декорации к фильму о послевоенной тяжелой поре? Нет.

В 2015 году в Одессе люди все еще живут в старых, списанных железнодорожных вагонах. И живут не одно десятилетие. Влюбляются. Женятся. Рожают детей. Умирают.

Живут в основном проводницы. Вся жизнь на колесах. Из вагона в вагон. Только эти на вечной остановке. Колеса приржавели к рельсам намертво. От вагонов тянутся веревки с бельем.

Тут же сложены старые шпалы. В воздухе стоит специфический железнодорожный запах креозота — вещества, которым смазывают шпалы для борьбы с ржавчиной. Их распиливают на дрова. Не так давно выяснили, что топить отработанными шпалами вроде как нельзя. Вредно. Но холод не тетка. Во дворе водопроводная колонка покрашенная голубой краской. Под цвет неба.

К вагонам идут деревянные лесенки, облепляют деревянные пристройки. В окнах белые занавесочки. Видно, что жильцы работают в сфере обслуживания. Проводницы изо всех сил, стараются придать уют ржавому металлолому, в котором обитают.

За мной, из-под вагонов, с лестниц внимательно следят разномастные собачонки, которые тут же оповещают своих хозяев, простуженным лаем о том, что чужой на территории. Кстати звонков на дверях в вагоны я не заметил. Собаки лают, аж захлебываются, но никто не выходит. Занавеска на окне дергается, на мгновение на меня внимательно смотрят и … занавеска плотно задергивается.

-В этом вагоне еще Сталин ездил! Корреспондент? Я оборачиваюсь. Мужик со смешливым выражения лица, с бритой головой. В руках деревянный ящик с морковкой: — Знакомый на полях орошения выращивает! Так подарил! Какая морковка – загляденье! И даром! Он оглядывает меня.

-Сталин конечно не ездил, но вагон приблизительно тех годов. Довоенный. Ничего вам никто не скажет! Да, живем мы как собаки! В железных будках. Но те гавкают, а мы молча! Будем рот открывать, и отсюда могут выгнать!

МОЙ АДРЕС НЕ ДОМ И НЕ УЛИЦА…

-Забери Нюра, — он передает ящик тихой , молчаливой женщине, которая уносит его в вагон. -Лет пять назад про нас заговорили! И «1+1» и «Интер» и «ICTV», все были. Даже российские каналы наезжали. Показывали, как мы живем! Мы и рады стараться – растрепались! Думали квартиры дадут! А потом ее, он кивнул в сторону женщины, начальство «на ковер» вызвало и как дало «по рогам». И все онемели! Попрятались! Такая богатая контора — железная дорога, а сотрудники живут хуже БОМЖей. Он плюнул.

— Пообещали квартиры и заткнулись все. Как очередь с утра в вагонный сортир, все молчат и терпят! А куда деватся? Ты если будешь писать, то имена измени. Хотя, как по мне, ничего они нам не дадут. Пообещали только, что бы заткнулись все.

Взгляд из Одессы (далее ВиО) ВиО: — А вы, под каким адресом значитесь?

— Первый коммунистический тупик! Василий хрипло смеется. – Нюр, а какой у нас адрес?

Нюра выходит из вагона вытирает руки тряпкой: — Вась, не надо было бы с ними разговаривать …

— Да забей ты на своих начальников! Корреспондент сказал, имена изменит.

Нюра вздыхает:-Адрес наш такой. Одесса. Лески. Жилой вагон № 37 , показала на бок вагона. ( имена и номера вагонов изменены. Редакция.)

ВиО: — И доходят письма?

Нюра: — А на почте все знают, что это мы. Вот дети которые уже паспорт получили, стыдятся такой надписи. Жилой вагон. Вроде как в поезде родился. Те, кто поменьше, в школу еще ходят, гостей стараются не водить. Засмеют. Да и девушку сюда не пригласишь.

Василий: В выборах участвовали, а то как же! Хоть нам и сказали, что можете участвовать, можете нет. Вы дескать погоды не сделаете!

— Депутата этого района звали, звали, наконец, пришел. Увидел, как мы живем, и глаза вытаращил! А я и не знал, что у меня на участке так люди живут! Как же вы так? А вот так! Вагоны все ржавые насквозь. Зимой ветер гуляет, только успевай тряпками дыры затыкать. А летом… выставь консервную банку на солнцепеке и посади в нее зверушку, какую или насекомое долго выдержат? Так и мы.

Депутат похлопал глазами и говорит: Не знаю чем вам и помочь!

Василий замолкает невесело улыбаясь своим мыслям. В это время из соседнего вагона выскочила женщина и зыркнув на нас торопливо пошагала из «коммунистического тупика».

-Побежала доносить. Приехали, дескать, корреспонденты и за наш гадюшник расспрашивают! Думают за это ключи от квартиры получит! Тьфу! Василий сплюнул.

—Одна надежда застраивают тут потихоньку все. Слева терминал прижимает, справа таможенный пост расширяется. То есть круг сужается. Мы тут торчим как чирей на заднице. Может в один прекрасный день скажут: Вот вам ордер! Что бы мы вас не видели! А может придешь с маршрута, а тут уж все срыли бульдозером. И к такому готовы. Ну ладно я внутрь. Вас не приглашаю. Стыдно…
8969

Комментировать: