Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -6 ... 0
днем 0 ... +2
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Одесситы в Домодедове

Воскресенье, 30 января 2011, 05:41

Олег Константинов, Ольга Князь, Александр Сибирцев

«В НЕБЕ МОЛИЛСЯ СВЯТОМУ НИКОЛАЮ»

Сегодня, 26.01.2011

Пассажир рейса «Одесса—Москва»: в электричке говорили, что взорвалась маршрутка

Самолет «Одесса—Москва» приземлился в аэропорту «Домодедово» за 27 минут до взрыва, который забрал 35 жизней, а 110 человек с тяжелыми травмами отправил в больницы. На борту лайнера, принадлежащего компании «Укртрансаэро», находилось 30 пассажиров. Интересно, что самолет рассчитан на 185 человек. Скорее всего, потенциальных клиентов напугала непогода. «Обычно наполняемость выше, — рассказала нам пресс-секретарь Одесского аэропорта Мария Попович. — Направление на Москву пользуется популярностью». Среди 30-ти пассажиров оказались депутат Одесского горсовета Игорь Марков с супругой Инной, а также ректор одесской духовной семинарии архимандрит Серафим Раковский. Политик находился в нескольких метрах от места трагедии, но не пострадал. Отец Серафим успел пройти таможенный контроль всего лишь за несколько минут до взрыва! А 29-летней одесситке, поэтессе и драматургу Анне Яблонской полет в Москву за литературной премией стоил жизни...

Как рассказал нам ректор духовной семинарии, в Одессе в тот день перед входом в зону досмотра всех пассажиров попросили снять верхнюю одежду и пропустили через аппаратуру с другим багажом. Никто из пассажиров не возмущался. «Самолет долго выруливал перед взлетом, — говорит архимандрит. — Я переживал, что будет нелетная погода или что-то случится. Несколько раз просыпался ночью — молился Святому Николаю. В последний момент даже думал отменить полет». В самолете пассажирам раздали «Московский Комсомолец». «Летели без ям, пристегивались только на взлете и при посадке, — говорит архимандрит.

— Сейчас вспоминаю — в самолете ведь несколько совсем молодых девочек летели. Я постоянно читал про себя тропарь Св. Николаю».

В московском аэропорту пассажиров рейса направили на 3-е окно в пограничный выход. «На первых двух было много людей. Тут в соседние окна подошли пограничники, и я перешел к открывшемуся окошку, практически первым в очереди, — говорит священник. — Паспорт смотрела пограничница, — симпатичная блондинка Ольга». После этого Серафим Раковский оказался одним из первых в зоне получения багажа. «Я ждал в стеклянной комнатке чемодан. Туда приносят хрупкую кладь, а я с собой посуду вез, — вспоминает он. — Обратил внимание на двух мусульман, которые молились на ковриках. Чемодан мне вынесли, и в 16.30 я садился на электричку в Москву. В вагоне говорили, что в аэропорту взорвалась маршрутка. А в Москве меня встретили родственники и рассказали о трагедии. Я был в шоке. Меня от взрыва отделяли 5-7 минут. Я уверен — меня спас Николай Святитель».

* * *

«НАС СПАСЛА СУМОЧКА МОЕЙ ЖЕНЫ»

Игорь Марков был примерно посредине очереди из одесситов. Поэтому перед ним могли успеть пройти контроль от 10 до 15 человек и оказаться в эпицентре взрыва. Однако МИД, опубликовав списки раненых и погибших, о других одесситах кроме Яблонской вчера не сообщал.

— Игорь Олегович, давайте вспомним, что было до того, как вы очутились в эпицентре теракта в «Домодедово»?

— Перед вылетом в Москву меня мучили дурные предчувствия. Я вообще не хотел лететь в этот раз. До последнего оттягивал момент покупки билетов. Но ехать нужно было — в Институте стран СНГ запланировали «круглый стол», куда меня пригласил директор института Константин Затулин. Билеты на злополучный рейс купил за два часа до вылета — не хотелось подводить приглашающую сторону. Со мной летела моя жена — Инна. Вместе мы хотели навестить моих друзей-москвичей, везли кучу подарков.

— В самолете предчувствия вас продолжали мучить?

— Нет, на душе стало спокойнее, я даже заснул. Остальные пассажиры тоже вели себя спокойно, никакой нервозности не было. Нашим попутчиком был старый знакомый — ректор Одесской духовной семинарии архимандрит Серафим (Раковский). Больше в самолете моих знакомых не было. Ректора тоже пригласили на мероприятие в Институт стран СНГ. А перед вылетом мы вместе с ним помолились за благополучное завершение поездки.

— Где вы находились в тот момент, когда произошел взрыв?

— Нам повезло, что мы не попали под ударную волну. Отец Серафим очень спешил, успел пройти паспортный контроль раньше всех и «проскочил» зону взрыва до того, как это случилось. Мы с Инной находились в это время у паспортного контроля. А спасла нас заминка жены перед пунктом паспортного контроля. Я — опытный путешественник, все документы у меня наготове, и контроль прошел быстро. А вот Инна, как настоящая женщина, долго рылась в сумочке, доставая паспорт и декларацию. И тут грохнуло! Зал заволокло дымом, начали кричать люди. Но паники не было — работники аэропорта мгновенно начали выводить нас через аварийный выход. В зале, где взорвалась бомба, мы видели множество лежащих тел. Тем, кто подавал признаки жизни, помогали другие люди. Нас встречал водитель, Володя Румянцев. Его-то и накрыло взрывной волной... К счастью, он отделался легкой контузией. Сейчас Вова чувствует себя нормально — он парень крепкий, прошел несколько горячих точек, и взрывы для него — не в новинку. Но я как вспомню... Стоит Володя, весь в пятнах крови... Жуть... Но госпитализация ему не понадобилась. Никто нас не допрашивал — дали возможность беспрепятственно покинуть аэропорт.

— Как снимали стресс?

— На спиртное даже не тянуло. Жена спокойно перенесла — у нее жесткий характер. А я очень многое в жизни теперь переосмыслил. И обязательно заеду в церковь, поставлю свечку за упокой душ погибших. Ведь то, что произошло, за гранью добра и зла! А за спасшихся попрошу отслужить молебен во здравие...
2768

Комментировать: