Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... +2
днем 0 ... +3
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Одесситки, сводившие с ума Есенина, Блока, Бунина, Маразли

Суббота, 17 августа 2013, 13:30

Вячеслав Воронков.

Одесская жизнь, 24.07.2013

Зинаиду Райх называли демонической женщиной, которая умудрилась играючи разрушить жизни двух гениальных мужчин – Есенина и Мейерхольда. Похороненная в Одессе Ксения Садовская была первой и самой сильной любовью Александра Блока. В Одессе Иван Бунин венчался с Анечкой Цакни, дороже которой, утверждал он, в его жизни никого не было. Три сестры Суок сводили с ума Эдуарда Багрицкого, Юрия Олешу, Владимира Нарбута. Мария Кич перешла дорогу не одной королеве, выйдя замуж за самого знаменитого градоначальника Одессы – Маразли…

ЗИНОЧКА C БЛИЖНИХ МЕЛЬНИЦ

Родители Зинаиды Райх (1894-1939) познакомились случайно, в поезде. Это не помешало им пожениться и жить, как тогда считали, под Одессой – на Ближних Мельницах. Ныне это чуть ли не центр города, минут 10 езды от железнодорожного вокзала. Отец Зины, обрусевший немец-железнодорожник, был членом РСДРП. Дочка помогала ему и уже в восьмом классе ее как полицейскую поднадзорную выгнали из гимназии. В ее эсеровской биографии был и арест, и два месяца тюрьмы. Мать правдами и неправдами выхлопотала свидетельство о среднем образовании, но в документе о политической благонадежности Зиночке было отказано. Вот с такой одесситочкой в Питере познакомился Сергей Есенин. Вспыхнул роман, который завершился путешествием по Русскому Северу и почти несерьезным венчанием 4 августа 1917 года в церкви под Вологдой. Для Есенина это была почти игра, а для Райх любовь к первому мужу оказалась пожизненной. Ее гордость всегда отступала перед этой роковой привязанностью.

Когда Есенин умер, с Райх случился жуткий припадок. От потрясения она отходила долгие годы, не смотря на то, что брак их официально длился чуть больше четырех лет. Всеволод Мейерхольд, в мастерской которого начала осваивать азы театральных подмостков Зинаида Райх, стал ей не только любящим мужем, но и заботливым отцом детей ее и Есенина – дочери Татьяны и сына Константина. Он усыновил их. И всегда трепетно относился к чувствам жены. Сопровождал ее на похоронах Есенина, поил лекарством, менял компрессы…

Его арестовали 20 июня 1939 года в Ленинграде. Примерно через месяц в их московскую квартиру через незапертый после обыска балкон пробрались двое. Оглушили домработницу, нанесли Зинаиде восемь ножевых ранений и, ничего не взяв, скрылись. Домработница выжила, а Райх умерла по пути в больницу. Через два дня после похорон Райх в ее квартиру въехали шофер Берия и его секретарша.

Похоронена Зинаида Райх на Ваганьковском кладбище. На ее памятнике выбито и имя Всеволода Мейерхольда, но его останков в могиле нет. Он был расстрелян в 1940 году, а где похоронен - неизвестно.

ГРИГОРИЙ МАРАЗЛИ ВЛЮБИЛСЯ В АКТРИСУ

Женитьба Григория Маразли, который 17 лет был городским головой Одессы, на супруге председателя Одесского коммерческого суда Марии Кич стала самой громкой скандальной историей Одессы начала ХХ века. Обвенчались они в 1903 году. Жениху 71 год, невесте – 45. Но не это вызвало такую бурю эмоций.

Маразли лет восемь или даже больше был другом дома, откуда в конце концов и увел хозяйку. Но и это не главное. Зная вкусы Маразли, общество могло предполагать в его избраннице даже королеву. Первый его роман был и в самом деле королевским. Ее звали Евгения-Мария де Монтихо – будущая французская императрица, представительница древнего рода Порто-Карреро, происходящего из Венецианской республики и перебравшегося в Испанию еще в XIV столетии. Ослепительная экстравагантная южанка несколько лет колесила с матерью по всей Европе в поисках новых впечатлений и приключений. Евгения де Монтихо и Григорий Маразли повстречались в Париже в начале 1850-х годов. Григорий остался в этом городе на пять лет. Здесь он с Евгенией общался достаточно часто. Но как далеко зашел их роман, судить не нам…

Евгения в 1852 году стала супругой Наполеона III, через четыре года родила наследного принца, ощутимо влияла на внешнюю политику Франции. Даже получила регентство, но в конце концов была вынуждена покинуть Францию и доживала свой век в Англии, именуясь уже графиней Пьерфон.

А Маразли покорял новую «королеву» - непревзойденную королеву сцены Сару Бернар. Некоторые историки утверждают, что великая актриса, возможно, вообще бы не состоялась, не будь рядом Маразли.

И все-таки увести Маразли под венец смогла только одесситка. Впрочем, по авантюрности, оригинальности и эксцентричности она, пожалуй, не уступала всем его «знатным дамам». Мария Фердинандовна была совершеннейшей загадкой. Практически никто не мог назвать, кто она и откуда «проявилась» в одесском обществе. Ее фамилия по мужу – Кич – зрителям любительских спектаклей (они давались на даче Маразли в районе Французского бульвара с Марией в главной роли) давала возможность подшучивать над Маразли: мол, он кичится.

Совместная жизнь с Маразли подарила Марии знакомство и общение с самыми выдающимися людьми того времени – дипломатами, композиторами, учеными, художниками… Но они не прожили в браке и пяти лет. Весной 1907 года Маразли скончался, завещав супруге пансион в 18 тысяч рублей в год. Это намного выше любого министерского жалования. С приходом революции она лишилась этого солидного пособия. Вдова Маразли, говорят, сама готовила пирожки и пирожные, и сама же ими торговала. Куда и когда исчезла эта женщина, пишут разное. Есть версия, что за ней, как за женой великого грека, пришло специально отправленное из Греции судно, и почитатели Маразли под покровом ночи увезли Марию на историческую родину предков мужа.

БЛОК НИКОГДА НЕ МОГ ЗАБЫТЬ «ХЕРСОНСКУЮ ХОХЛУШЕЧКУ»

В 1925 году на одесском кладбище появился сиротливо-грубый каменный крест. На участке № 56, в 20-й линии, 19-й могиле, близко к Воронцовским воротам похоронена была Ксения Садовская – «К.М.С.», воспетая Александром Блоком, его первая и никогда не забываемая любовь…

Ксения Островская родилась в 1859 году в семье мелкого чиновника. Росла в маленькой захудалой усадьбе на Херсонщине, а ее большая семья еле сводила концы с концами. Но синеглазую красавицу Оксаночку отец любил больше других детей и все-таки дал ей хорошее. Мечтали видеть ее певицей. Но болезнь горла поставила крест на карьере певицы. В эти тяжелые для Ксении минуты ею безумно увлекся Владимир Садовский, юрист, знаток международного права, человек с положением и обеспеченный. Эта встреча решила все в ее судьбе, но, как показала жизнь, не принесла ей счастья.

В мае 1897 года действительная статская советница, госпожа Ксения Садовская, имеющая двух дочерей и сына, 37 лет от роду, приехала на знаменитый германский курорт Бад-Наугейм «подлечить нервы». И уж совсем не ожидала, что там ее ждет такой роман. Он оказался единственным сильным чувством, растянувшимся на 20 лет. Эта красавица заставила захлебнуться восторгом от первого чувства юного (ему было неполных 17 лет) Александра Блока, прибывшего на этот курорт с тетушкой.

Ошеломленная внезапно застигнувшим ее «кружением сердца» и тщетно борясь с этим из последних сил, то отталкивала его, то привлекала. Один из романтических вечеров плавно перешел в ночь. Гимназист Блок возвращался домой теперь под утро, взволнованный, что-то писал в своем «альбоме», никому не показывая. Это были первые строки цикла «К.М.С.».

Роман Блока и Садовской длился месяц. По возвращении в Россию тайная восторженная переписка с «синеглазой певуньей» продолжалась. Редкие встречи в небольших гостиницах на окраине Петербурга, а то и в дешевых меблированных комнатах. О законном воссоединении сердец не могло быть и речи. Мать Блока просила Садовскую «оставить мальчика в покое». Поняв свое бессилие разлучить их, подтолкнула сына к женитьбе. В 1900 году еще до брака с Любовью Менделеевой между Ксенией Садовской и Блоком произошло последнее решительное письменное объяснение, где она яростно проклинала свою судьбу за то, что встретила Александра. 17 августа 1903 года состоялась свадьба с «Любой, Любочкой, Любушкой» - дочерью известного ученого Дмитрия Менделеева. Но даже в медовый месяц Блок не может забыть свою первую любовь – «хохлушку Ксюшу».

У Блока не было ее фотографии, но он всю жизнь хранил картинку – сувенир с нарисованным озером в Бад-Наугейме, «их озером», где они встретились. Более 18 лет эта женщина была музой поэта, сама того не подозревая. Она жила с Блоком в одном городе, но ни разу с ним не встретилась, даже случайно. Не знала она и о его литературной славе.

В гражданскую войну потерявшая мужа, состояние, еле живая от голода, Ксения Михайловна дотащилась до Киева, где жила замужняя дочь. Потом перебралась к сыну в Одессу – уже с явными признаками тяжелого неизлечимого душевного заболевания и сразу попала в больницу. Молодой, внимательный доктор, большой поклонник поэзии Александра Блока, обратил внимание на то, что инициалы ее «К.М.С.» - полностью совпадают с именем, воспетым легендарным поэтом. Он стал ее осторожно расспрашивать. Оказалось, что старая, неизлечимо больная, раздавленная жизнью женщина, и вознесенная рифмами в поднебесье Поэзии красавица – одно и то же лицо. О посвященных ей бессмертных стихах она тогда услышала впервые. А послушав, как воспевал ее любимый – разрыдалась…

Когда она умерла, стали разбирать ее нищенские лохмотья, то в подоле юбки нашли зашитыми 12 писем, перевязанных крест-накрест алой лентой. Оказалось, что, потерявшая решительно все, старуха сберегла единственное – пачку писем, полученных больше четверти века назад от какого-то влюбленного гимназиста. Это было все, что она хотела сохранить из всей своей жизни, длинною в шестьдесят шесть лет…

С ОДЕССИТКОЙ БУНИН ПОШЕЛ ПОД ВЕНЕЦ

Николаю Цакни, греку, принадлежал солидный литературный альманах «Южное обозрение». В 1897 году в связи с публикацией в альманахе он пригласил в Одессу Ивана Бунина, чьи стихи уже обрели известность. На даче Цакни на 7-й станции Фонтана поэт увидел девушку, которая показалась ему видением. Это была 18-летняя дочь Цакни – Анна. Они подружились. К тому времени Бунин был женат гражданским браком на дочери врача Варе – без венчания. А вот с Аней они 23 сентября 1898 года венчались – в церкви Сретения, которая тогда была на Новом базаре (сейчас на ее месте в том числе располагаются корпуса Нового рынка). Бунин был беден. Все для венчания оплатила родня невесты, а поэт даже в церковь пришел пешком. И жила молодая чета с родителями невесты на улице Херсонской. Но счастливая жизнь не сложилась.

«Я была для него слишком красивой, - делилась с ровесницами в воспоминаниях Анна, - слишком живой, мне нужно было уделять внимание, а это отрывало его от работы, копилась досада, недовольство друг другом…» Ей совсем не нравились стихи, который Бунин печатал в альманахе отца: «Я ошиблась. Он совсем не талантлив». Они разошлись в начале марта 1900 года.

Судьба одесской жены Бунина определилась позже. Она блистала в светском обществе Одессы и Москвы. Потом вышла замуж за известного в Одессе дворянина из рода Дерибасов – за Александра Михайловича, родственника адмирала Иосифа де Рибас.

Быт интеллектуальной семьи с литературными чтениями, встречами, диспутами рухнул в 1937 году, когда сын Дерибаса от первого брака был арестован и расстрелян. Александр Дерибас не выдержал этого и вскоре умер. Неземная красавица Анна Цакни-Бунина-Дерибас потеряла в этой жизни все – и родных, и друзей, и любимых. И даже квартиру. Окончила она свой земной путь в одиночестве в доме престарелых…

КУКЛА СУОК – НЕ ВЫДУМКА

Жили в дореволюционной Одессе три сестры – Лида, Оля и Сима Суок. Милые умненькие девушки дружили с компанией будущих поэтов – Эдуардом Дзюбиным (Багрицкий), Юрием Олешей, Валентином Катаевым, Виктором Федоровым. Они собирались вместе – читали стихи, говорили «за жизнь» и влюблялись, конечно. Старшая, Лида, стала женой Багрицкого. Ей было несладко. Хозяйство держалось на ней. В 1934 году Багрицкий умер. В 1936 год арестовали близкого друга отца и мужа сестры Лиды – Симы – поэта Владимира Нарбута. В 1937 году за обращение в прокуратуру с протестом против ареста Нарбута была арестована сама Лидия. В том же году покончил с собой друг и двоюродный брат Игорь Росинский. Тогда же арестовали мать близкой подруги сына Багрицкого и Суок, Севы - Люси Боннер. В 1942 году убит осколком бомбы и сам 20-летний Всеволод Багрицкий. Осколок пробил полевую сумку, тетрадь с надписью «Стихи» и письмо матери. Через 22 года Лидия Багрицкая и Елена Боннер (жена академика Сахарова) издали книгу стихов и писем Всеволода Багрицкого. А пробитую осколком снаряда его сумку родные завещали городу, она хранится в Литературном музее.

Подробнее об этом читайте в газете «Одесская жизнь» №30.

* * *

Конечно, прав был Высоцкий, когда пел, что женщины в Одессе все скромны, все поэтессы, все умны, а в крайнем случае – красивы. Одесситки умеют вскружить даже самые холодные головы, да так, что остаются в сердцах даже после разлуки с ними. Судьбы великих людей еще одно тому доказательство.

4886

Комментировать: