Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -1 ... +1
ночью -2 ... -1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«Одесса всегда гуляла сама по себе»

Вторник, 26 июня 2012, 01:40

Лариса Козовая

Юг, 16.06.2012

Режиссер, сценарист Александр Ильич Павловский родился 26 мая 1947 года в Одессе. Окончил музыкальную школу имени П.С. Столярского по классу фортепиано, а также режиссерский факультет ВГИКа (мастерская Михаила Ромма).
Снял картины: «Трест, который лопнул», «Зеленый фургон», «Светлая личность», «И черт с нами!», «Зефир в шоколаде», «Ребенок к ноябрю», «На острие меча», «Дети белой богини», «Атлантида» и другие.
Александр Павловский открыл для отечественного кинематографа Ларису Удовиченко и Владимира Меньшова, впервые сняв их в своей ленте «Счастливый Кукушкин».
С 1972 года — режиссер Одесской киностудии. После того как на киностудии практически перестали снимать фильмы, переехал в Москву.
Заслуженный деятель искусств Украины.
Более десяти лет назад, переехав в Москву, известный кинорежиссер продолжил активную творческую деятельность, оставаясь при этом членом Союза кинематографистов Украины.


У нашего известного земляка Александра Павловского на нынешний год пришлось сразу несколько юбилеев: собственное шестидесятипятилетие, тридцать лет с начала съемок фильма «Зеленый фургон», столько же прошло со дня выхода в свет ленты «Трест, который лопнул», двадцать — картине «Ребенок к ноябрю» и десять — «Атлантиде».

— После окончания ВГИКа я приехал на Одесскую киностудию снимать дипломную работу, — рассказывает Александр Ильич. — Мы с Володей Меньшовым (тогда его еще никто не знал) написали сценарий по рассказу Валентина Катаева «Ножи». В то время Володя служил ночным администратором в булочной. Попросту охранял объект, в четыре утра, когда привозили хлеб, он этот товар разгружал. Я туда часто приходил, и там мы и творили.

Картину, вышедшую в 1971 году, назвали «Счастливый Кукушкин». Слово «счастливый» в названии, судя по всему, было запрограммировано — поговорка «Как вы лодку назовете, так она и поплывет» полностью себя оправдала.

Помнится, уже утвердили для фильма актеров, в том числе исполнительницу главной роли Наташу Богунову. Но неожиданно на Одесской киностудии увидел девочку — юную Ларису Удовиченко, которая еще училась в десятом классе и одновременно постигала здесь азы актерского мастерства. Красивые глазки, круглые щечки, девочка шла в каких-то ситцевых штанах. Увидел и понял: это — она! Оставил ей контактный номер телефона, а сам позвонил Меньшову. Тогда автоматическая телефонная связь еще не существовала — все через коммутатор.

В общем, зазываю Володю на пробы: «Я тут девочку нашел — совсем молоденькую, нетронутую. Не хочу, чтобы она начинала с кем-то другим, хочу, чтобы сразу с тобой… Нужно ее попробовать, но я один не буду. Хочу, чтобы мы попробовали ее вместе…». Вдруг наш разговор прервала телефонистка: «Сволочи! Я засекла ваш номер. Сейчас передам данные в милицию! Я вам покажу пробовать девочек!» (смеется). Вот таким образом Лариса и Володя снялись в «Счастливом Кукушкине».

Потом Лариса поступила во ВГИК, а Володя тут же уехал играть главную роль в своей первой полнометражной картине режиссера Алексея Сахарова «Человек на своем месте». Через год Меньшова отметили на всесоюзном кинофестивале за исполнение лучшей мужской роли, и он стал популярным советским киноартистом.

Я же за свою дипломную работу получил главный приз фестиваля «Молодость», о чем узнал совершенно случайно, в метро. Ехал человек, который читал газету «Известия». Информацию обо мне разместили на последней странице. Как сейчас помню, правый крайний столбец: «Сообщение ТАСС. Вчера в Киеве закончился кинофестиваль «Молодость». Главный приз получил выпускник ВГИКа Павловский за дипломный фильм «Счастливый Кукушкин».

— «Счастливый Кукушкин» — дебют ваш как режиссера и тогда начинающей актрисы Ларисы Удовиченко, которая снялась также в ваших фильмах «Зефир в шоколаде», «И черт с нами!», «Ребенок к ноябрю»…

— Я Лору просто обожаю, счастлив, что познакомился с ней. Вы представить себе не можете, насколько она органична и в жизни... После первого фильма нас судьба долго не сводила. Встретились мы в картине «И черт с нами!», которая снималась летом девяностого года. Рабочее название этой ленты «Нашей юности полет» — слова из песни об Иосифе Сталине. Картина имеет прямое отношение к одесскому кинофестивалю «Золотой Дюк», на который приехал даже легендарный Марчелло Мастроянни. Уже не помню, какое мероприятие тогда проходило во Дворце моряков. Там активно выступали, обсуждали, клеймили… Такие смелые были…

— ?!

— Я сидел в зале с ныне покойным сценаристом Игорем Шевцовым (погиб в автомобильной катастрофе. — Авт.). Мы вместе сделали и «Зеленый фургон», и «Трест, который лопнул», и «Ребенок к ноябрю». Сказал ему: «Можешь себе представить, что бы произошло со всеми этими людьми — такими смелыми и революционными, если бы вдруг сюда вошел Сталин?». Игорь на меня посмотрел: «Хорошая мысль. Давай сценарий напишем». Вот так родилась идея.

Написали сценарий, сняли картину. Очень дорогую по тем временам — обошлась в миллион двести тысяч долларов. В ней играли многие популярные артисты. Главный эпизод проходил в цирке. Удовиченко исполняла роль ведущей цирковой программы. Лариса загримировалась, вышла на арену… Вот-вот начнется съемка… Вдруг она повела глазами по первым двум рядам, где сидели актеры. Потом нагнулась ко мне: «Саша, ты что, охренел?! Как ты их умудрился здесь собрать?!». Действительно, у нас была потрясающая съемочная группа: Борислав Брондуков, Всеволод Абдулов, Николай Караченцов, Виктор Павлов, Михаил Кокшенов, Александр Демьяненко, Дмитрий Харатьян, Михаил Светин и многие другие.

— Правда ли, что «И черт с нами!» — последняя картина, которая снималась под эгидой Госкино СССР?

— Действительно так. Помню, как после ее сдачи одна из редакторов тридцатого июня девяносто первого года сказала: «Хорошая картина, веселая, радостная. Но вот жалко, что уже не актуальная». А девятнадцатого августа в Москве произошел путч, который в картине мы как бы предвидели. (О чем фильм. Сталин и Берия узнали о том, что такое анабиоз. Изобретателю был отдан большевистский приказ внедрить открытие в жизнь, в результате чего в 1990 году в южном приморском городке появляется в самый разгар праздника смеха сам Иосиф Виссарионович Сталин. — Авт.).

Эту ленту много показывали. Я неоднократно летал в Москву, потому что сначала ее демонстрировали президенту СССР Михаилу Горбачеву и Эдуарду Шеварднадзе. Потом — Верховному Совету РСФСР во главе с его председателем Русланом Хасбулатовым. Мы всюду ходили командой: я, Коля Караченцов, Максим Дунаевский, написавший к картине музыку.

Девятнадцатого августа мне было не до смеха. Позвонили из Одессы и посоветовали задержаться в Москве. Домой, мол, не торопись — картину «И черт с нами!» «арестовали и забрали в КГБ». Позже сотрудник итальянского посольства предложил ее вывезти на кассете в Европу, что и сделал с помощью дипломатической почты. Самое для меня дорогое, что этот фильм уцелел. Более того, в ночь на двадцать первое августа его показывали защитникам осажденного Белого дома (Дома российского правительства).

Знаете, есть знаменитая фотография: выдающийся виолончелист Мстислав Ростропович, специально прилетевший в бунтующую Москву из Парижа, сидит уставший на скамеечке в Белом доме, придерживая автомат Калашникова. А рядом с ним, чуть ли не на плече маэстро, спит один из защитников Белого дома. Ростропович куда-то внимательно смотрит. И я себе говорю: «Наверное, он смотрит «И черт с нами!». Не знаю, конечно, так ли это, но мне было бы приятно.

— Вы упомянули свою ленту «Ребенок к ноябрю», в ней также сыграла Лариса Удовиченко…

— Мало того, что она сыграла великолепно, так еще свою партнершу Ларису Шахворостову постоянно натаскивала. В отличие от других актрис, которые, работая с неопытными коллегами, делают все, чтобы им насолить, учила тезку прямо на площадке. Признаться, я очень переживал: когда на съемках встречаются две красивые актрисы, как правило, высекается искра — конфликта не избежать. Но оказалось, если человек умный и порядочный, то все наоборот…

Сама Лариса Удовиченко дополнила Александра Павловского: в фильме «Ребенок к ноябрю» снимался тогда никому еще не известный Сергей Маковецкий. «Он в картине такой дивный! Помню, мы вместе летали в самолете, окружающие мне оказывали знаки внимания. Сережа сказал: «Видишь, как тебя узнают. Ты популярна, меня же никто не знает…». Ответила ему: «Ты — гений. По тебе плачет Голливуд. Поверь, будешь там работать…». И сейчас он снимается на Западе, востребован, его любят зрители».

— Лариса Ивановна — женщина с характером. Много вашей «крови попила»?

— Она — замечательная кошка. Свои коготочки выпускает, чуть-чуть показывает, а в основном — подушечками «трогает», ласково, мягко. Находит в душе ту самую струнку, тихонько за нее «трынь». И все (смеется).

— Десять лет назад вы сняли «Атлантиду»…

— Могу похвастаться. После распада СССР «Атлантида» стала первым совместным официальным украинско-российским фильмом. Тогдашний министр культуры России Михаил Швыдкой приезжал в Киев, чтобы подписать договор между двумя странами о производстве этой киноленты. За нее мы получили специальный приз «Кинотавра».

— Скоро в третий раз пройдет Одесский международный кинофестиваль. Как вы считаете, нужен ли он городу?

— Одесса всегда гуляла сама по себе. Будь то в составе Российской Империи, СССР или Украины. Она — некий пуп земли. Чем больше здесь будет проходить всего культурно интересного, тем лучше. Несмотря на то, что живу более десяти лет в Москве, болею за город, киностудию. До сих пор являюсь членом одесского отделения Союза кинематографистов Украины и плачу членские взносы (улыбается).

Хорошо было бы устроить ретроспективу фильмов нашей киностудии в Министерстве культуры Украины. Пусть знают: есть студия, которая, в отличие от Минкульта, известна во всем мире. Украина должна уважать себя настолько, чтобы понимать: она — талантливая держава. Начиная не только с Александра Довженко, а с Петра Чардынина, Веры Холодной и так далее.

Уехал в Москву, потому что здесь все остановилось. Я был последним режиссером, который еще снимал в Одессе, где почти замерло кинопроизводство. Делал Юморины, думая, вот-вот что-то изменится... Потом понял: нужно уезжать — «кина» нет! В Одессе остался мой брат и коллега Леонид Павловский — за десять лет он снял одну картину, а я — десять. В России. Из них — три двенадцатисерийных, одну шестнадцатисерийную. Вот ответ о малой родине. Но буду счастлив вернуться в Одессу и работать на дорогой мне киностудии. Однако для этого здесь что-то должно происходить…
3552

Комментировать: