Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +2 ... +4
вечером 0 ... +2
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Одесса шпионская: от японских «китайцев» до Маркова

Воскресенье, 22 ноября 2015, 12:14

Александр Сибирцев, Олеги Константинов

Думская, 18.11.2015

Одесса всегда была одним из центров мирового шпионажа. Причина тому проста – в силу своего географического положения и наличия крупного порта город представлял и представляет немалый интерес для разведок иностранных государств. «Думская» припомнила несколько самых ярких шпионских историй, связанных с Одессой и одесситами.

Впервые подобного рода истории стали достоянием широкой общественности во время русско-японской войны.

ЯПОНСКИЕ «КИТАЙЦЫ»

В 1905 году сотрудники одесского охранного отделения (тайная полиция и контрразведка, аналог современной СБУ) попытались задержать японского шпиона, который под видом китайца устроился работать в воинскую часть поваром. Однако филерам из летучего отряда охранки взять иностранца не удалось - во время короткой потасовки мнимый китаец изрядно «навешал» опытным волкодавам, вырвался и сбежал.

Разведка Страны восходящего солнца наводнила Российскую империю своей агентурой еще до конфликта на Дальнем Востоке. Чаще всего японские разведчики выдавали себя именно за китайцев. В начале XX века страна испытывала дефицит в дешевой рабочей силе, и его восполняли за счет тысяч гастарбайтеров из Поднебесной. «Ходи», как называли себя рабочие из Китая, первоначально трудились в азиатской части России, но уже в 1903-м году их можно было встретить в любом крупном городе. Одесса не стала исключением. Селились китайцы компактно, занимались самым тяжелым и низкооплачиваемым трудом – в основном в порту. Кстати, впоследствии они сыграли довольно зловещую роль в событиях второй революции и Гражданской, выступив на стороне большевиков.  Но это совсем другая история.

Центром по подготовке японских шпионов для юга России стал Константинополь. В 1904 году директор департамента полиции МВД Лопухин писал начальнику Одесского охранного отделения:

«18 июня 1904 г. Совершенно секретно. По полученным из вполне достоверного источника сведениям, японским правительством в скором времени командированы будут в порты Черного моря японские морские офицеры и нижние чины, на коих возложена задача принять меры к нанесению повреждений как находящимся в этом море военным судам, так равно и военно-морским сооружениям.

Принимая во внимание, что первая партия японских разведчиков должна прибыть в Константинополь к первому числу будущего июля месяца, департамент полиции просит ваше высокоблагородие теперь же озаботиться учреждением самого тщательного наблюдения за всеми прибывающими из-за границы на пароходах лицами, обращая особо тщательное внимание за приезжающими японцами…»

До начала войны шпионской сетью руководил непосредственно японский консул в Одессе, который одновременно являлся главным резидентом. Сведения к нему поступали из южных и центральных губерний России, а также из Румынии, Турции, Персии (Ирана), Сербии и других балканских стран. После начала боевых действий на Дальнем Востоке резидентура переехала из Одессы в Вену.  Одно из сообщений, посланных консулом в Токио, касалось возможного участия Черноморского флота Российской империи в походе Второй Тихоокеанской эскадры адмирала Рожественского на Дальний Восток. Резидент информировал генштаб о том, что черноморские корабли остаются в своих гаванях: Петербург опасался отправлять их на театр военных действий из-за угрозы вступления в войну Великобритании. А потом была Цусима…

Для противодействия японской разведке на Балканы в 1904 году был откомандирован офицер отдельного корпуса жандармов Владимир Тржецяк.  Ему предстояло восстановить тамошнюю агентурную сеть, которую возглавлял одессит Александр Вейсман, оказавшийся, мягко говоря, ненадежным человеком, служившим всякому, кто готов был оплачивать его услуги, в том числе врагам России. Когда правительство узнало об этом, сеть Вейсмана решили ликвидировать. Полковник Тржецяк вместе с заведующим заграничной агентурой департамента полиции МВД Леонидом Ратаевым  должен был по факту создать новую шпионскую структуру на Балканском полуострове. Насколько успешной была эта миссия, информации нет.

Последнего «шпиона» из Японии задержали через много лет после окончания этой войны. 18 декабря 1913 года столичная газета «Раннее утро» опубликовала заметку под названием «Японский шпион»:

«В охранном отделении допрошен японский подданный Тамаиоки, доставленный накануне из Одессы. Ему 19 лет, он прекрасно владеет русским, французским, английским, немецким и турецким языками, объясняется и на сартском и монгольском языках. Тамаиоки — сын отставного полковника, участника русско-японской войны. У него шесть братьев, из них пять офицеров и один военный врач. В Россию он приехал около года назад в качестве туриста и поселился на Кавказе, где обратил на себя внимание местных властей. Его арестовали, но за отсутствием улик через шесть месяцев освободили. Не имея никаких средств, Тамаиоки отправился пешком из Тифлиса в Одессу. Здесь он вновь был арестован по подозрению в шпионстве», - писал бульварный листок.

Скорее всего, задержанный японский «турист» туристом и являлся. И арестовали его лишь «по старой памяти» с того времени, когда японских шпионов в Одессе было предостаточно. Более никакой информации о злосчастном путешественнике в газетах не появлялось – скорее всего, японца отпустили по причине отсутствия доказательств вины.

КАК ОДЕССКИЙ АФЕРИСТ КОРОЛЯ СПАСАЛ

Карьера одесского афериста и шпиона Александра Вейсмана (Мишки Ястреба) – своеобразный показатель того, насколько легко постороннему человеку внедриться в структуру разведслужб. Задолго до начала шпионской деятельности юный Саша Вейсман подвизался в качестве осведомителя полиции и мелкого предпринимателя в Одессе – создал с братом артель продавцов газеты «Одесский листок», но был уволен за спекуляцию и кражу денег издателем газеты Навроцким. После этого Саша нашел новую «нишу», занявшись сутенерством и поставкой проституток из Турции и Балкан в Россию. Да-да, тогда живой товар двигался совсем в другом направлении, нежели сейчас: российская экономика процветала, рубль стоил гораздо дороже доллара, а богачи, которых было немало, жаждали экзотики. Вейсман с успехом удовлетворял спрос на страстных чернооких брюнеток.

После удачной женитьбы на владелице одесского борделя Александр втерся в доверие к начальнику местного охранного отделения – его рискованному бизнесу нужна была «крыша». За мелкие доносы сутенеру прощались крупные грешки. Заматерев и скопив деньжат, Александр Вейсман с супругой переезжает в конце XIX века в Софию. Здесь он за считанные недели входит в доверие к лидерам российской диаспоры, а также налаживает близкие контакты с эмиссарами разведок сразу нескольких государств – Сербии, Австро-Венгрии и Турции. Однако «не забывает» и родину – предлагает создать агентурную сеть российской разведке. За время шпионской деятельности Вейсмана на Балканах ему удалось завоевать расположение самых видных политических деятелей  Болгарии, Австро-Венгрии и Османской империи.

От всех своих покровителей Саша Вейсман получал внушительные суммы денег и немалые преференции в бизнесе. Однако ушлому одесситу не удалось усидеть одним местом сразу на нескольких стульях. В 1904 году русские политэмигранты в Болгарии обнаружили, что письма, отправляемые ими «с оказией» через Александра Вейсмана, доходят до адресатов вскрытыми. Тогда занятия шпионажем носили оттенок «тайного», но благородного ремесла, сродни масонству и дипломатической деятельности. Однако Саша Вейсман переступил черту дозволенного - работа сразу на нескольких хозяев всегда считалась делом предосудительным. В софийском доме Вейсмана полиция провела обыск и нашла списки агентов, а также готовые сводки секретной информации о политической ситуации и делах двора болгарского князя Фердинанда. После громкого скандала Александр эмигрировал в Сербию, а вся его агентура была раскрыта.  

Впрочем, и в Сербии наш герой не пропал. Ему удалось войти в самые высокие сферы и даже спасти несколько раз жизнь сербскому королю Александру Обреновичу, заранее предупредив его о готовящихся покушениях. Но короля все равно убили заговорщики из пророссийского тайного союза Черная Рука Драгутина «Аписа» Димитриевича, и Вейсману пришлось вернуться в Россию.

Как ни странно, наказания за свои «художества» и предательства он не понес, более того снова был принят на работу в полицию: видимо, охранка не хотела терять столь ценный, информированный и обросший контактами кадр. Карьера одесского афериста и шпиона бесславно закончилась лишь в 1911 году. Будучи сотрудником варшавского отделения полиции, Вейсман попался на взятке и связях с польским криминалитетом. Одессита осудили на год и четыре месяца лишения свободы. О дальнейшей судьбе Мишки Ястреба сведений нет. Но, думаем, ничего страшного с ним не случилось – уж очень ушлым человеком был Вейсман.

УБРАЛИСЬ ЗА ВЗЯТКУ

В эпоху революционной смуты – в 1917-20-е годы -  Одесса превратилось в настоящее осиное гнездо. В городе работало несколько десятков резидентов иностранных и отечественных разведывательных спецслужб. Противоборствующими сторонами плелись всевозможные шпионские интриги. В ход шли подкуп, дезинформация и даже тайное физическое устранение конкурентов. Одна из шпионских историй напрямую касается жизни и смерти знаменитой русской актрисы синематографа Веры Холодной.

Вера Холодная, урожденная Левченко, переехала в Одессу весной 1918 года из Москвы вместе с новой труппой – они планировали снять на юге несколько фильмов. Интересно, что в Москве большевики вовсе не препятствовали работе киношников – несмотря на тяжелейшую ситуацию, по личному распоряжению Луначарского, труппе предоставляли все необходимое, от дефицитной кинопленки до продуктов и электроэнергии. Но количество солнечных дней и другие преимущества Южной Пальмиры вынудили актеров покинуть контролируемую советской властью территорию и отправиться на юг Украины.  Что характерно, на этом пути им тоже никто не чинил препятствий. Вот каким влиянием пользовались представители «важнейшего из искусств»!

В Одессе Вера Холодная сразу же была окружена всеобщим вниманием. В числе ее поклонников и близких друзей были всемогущий генерал Алексей Гришин-Алмазов, консул Франции Эмиль Энно и полковник французской армии Анри Фрейденберг. Для последнего Одесса была далеко не чужим городом – здесь он родился в 1876 году, и вплоть до 1919-го здесь же жила его мать, владевшая доходным домом.

Но помимо чинов Добровольческой армии и французских оккупационных властей, в близкое окружение актрисы входили и тайные эмиссары большевиков  - актер Петр Инсаров, шпион ВЧК с позывным Апостол, а также резидент агентурной сети ВЧК на юге России Жорж Лафар с позывным Шарль. Лафар оказался в Одессе почти одновременно с Верой – его направила на юг коллегия ВЧК, приказав прозондировать ситуацию на предмет мирного прекращения оккупации. При помощи своего агента Апостола Шарль быстро вошел в доверие к актрисе. Дальнейшее было делом техники и времени. С помощью Холодной Лафар познакомился с начальником штаба французских оккупационных войск в Одессе Фрейденбергом. Получив крупную взятку от большевистского шпиона, французский полковник одесского происхождения Фрейденберг надавил на свое непосредственное начальство – генерала д’Ансельма, представив ему рапорт о катастрофическом моральном разложении французских войск с предложением вернуться во Францию. Генерал всецело доверял своему начальнику штаба, поэтому приказ об эвакуации французов из Одессы был отдан им незамедлительно. Тайная миссия агента ВЧК Шарля была выполнена  – французы убрались из Одессы за трое суток. Этот рекорд сумела побить только спустя 22 года Приморская армия РККА, которая покинула город за сутки.

Увы,  шпионские игры сгубили великую актрису, познакомившую француза и красного эмиссара: шифровку Шарля в Москву перехватила контрразведка Гришина-Алмазова, носившая невинное название «Азбука». «Азбука» была сформирована из опытнейших сотрудников жандармского корпуса, охранки и военной разведки. Этим спецам расшифровать донесение красного дилетанта не составляло труда. Так белые узнали о взятке, переданной Фрейденбергу.

«Азбука» не гнушалась самыми жесткими методами шпионской работы. Похищения, пытки и тайные убийства были обычными методами профессионалов сыска Гришина-Алмазова. Сразу после перехвата шифровки Вера Холодная «неожиданно» заболела испанкой, хотя эпидемия этой болезни к тому моменту уже была в прошлом, а Одессу накрыл тиф. Актриса скоропостижно скончалась.

Опять-таки по загадочному стечению обстоятельств, у профессора, лечившего Холодную, в день смерти пациентки похитили сына. Лишь после того, как профессор дал интервью одесским газетам, заявив, что актриса умерла от испанки, мальчика вернули отцу.

Вскрытие Веры не проводили, тело предали земле поздно ночью…

Через месяц – 23 марта 1919 года – «Азбука» добралась и до Шарля-Лафара. После нескольких суток допросов с пристрастием (пытками) его расстреляли на барже в Одесской гавани. Апостол попался деникинцам лишь через год.

К раскрытию Шарля приложил руку другой видный шпион-одессит – Сидней Рейли.  В 1919 году он жил вместе с Лафаром в одной одесской гостинице – «Лондонской».

Сидней Рейли при рождении в 1873 году получил имя Соломона Розенблюма. Семья Розенблюмов жила в доме №15 на Александровском проспекте (напротив современной «Книжки»). Во время революции его мать даже сдавала помещение дипломатической миссии Великобритании. Будущий легендарный шпион с юных лет отличался от сверстников и грезил приключениями. Уже в 19 лет Соломон из-за связей с кружком революционеров был вынужден податься в бега в Латинскую Америку, где работал в британской географической экспедиции. Зарекомендовал себя как смышленый и преданный работник и вскоре обрел новую родину в Британии, став Сиднеем Рейли – по фамилии жены, Маргарет Рейли. В Лондоне Сидней был завербован иностранным отделом Бюро секретной службы, как в те времена называлась британская разведка.

Оба шпиона – и Рейли, и Лафар, познакомившись за чаем в гостинице, тут же начали «пробивать» друг друга. В одном из дошедших до Москвы донесений «товарищ Шарль» предлагает проверить Сиднея: «…Рейлей. - Тов. Константин. Проверить. Живет тоже в «Лондонской». Там все друг друга проверяют. Кажется, я этого Рейлея знаю». Последняя фраза «все друг друга проверяют» показательна. Гостиница «Лондонская» в 1919 году была настоящим «клубом» для шпионов всех мастей (сейчас, по слухам, тоже).

Наведя справки через своих агентов о Жорже Лафаре, Рейли сделал совершенно оригинальный ход – анонимно «слил» информацию о большевистском разведчике в одесскую белогвардейскую газету «Призыв».

На следующий день после сигнала Рейли в издании появилась заметка: « БОЛЬШЕВИКИ — «ГАСТРОЛЕРЫ» В ОДЕССЕ. По улицам Одессы совершенно свободно разгуливают следующие большевистские гости из Совдепии. Грохотов — комиссар по иностранным делам на Мурмане, в свое время арестованный английским командованием и благополучно скрывшийся. Петиков — тоже архангельский гастролер, убийца адмирала Кетлинского. Граф де Ля-Фар — член Московской чрезвычайки».

Удивительно, но шпионские игры смутного времени в Одессе не обошлись без еще одного легендарного персонажа – Якова Блюмкина. Сиднея Рейли свел с будущим советским разведчиком британский агент в Одессе Эрдман, который, в свою очередь, был челном «Союза защиты родины и свободы».

Будущий «мастодонт» советской разведки Яков Блюмкин в 1919 году был совсем молод – всего 19 лет, ровесник века. Но уже успел активно принять участие в революции – в 1917 году Яков Блюмкин вступил в партию социалистов-революционеров (эсэров) и принял участие в боях с погромщиками еврейских кварталов в составе дружин самообороны. Яков Блюмкин дружил еще с другим легендарным персонажем одесской истории – Михаилом Винницким по кличке Япончик.

В 1917 году Яков Блюмкин совместно со старшими товарищами грабанул отделение Центрального госбанка в Одессе. А в 1918-м помог преступнику Мишке Япончику создать собственный отряд «революционной» гвардии.  Однако в хитросплетении шпионских интриг Блюмкин по молодости участия не принимал, предпочтя заниматься мелкими аферами и махинациями… Зато позже он развернется – стал фаворитом Дзержинского и Троцкого, раскрутил дело с «бриллиантами для диктатуры пролетариата» (под псевдонимом Исаев – Юлиан Семенов напишет с него своего Штирлица), убил германского посла, создал Иранскую компартию, фактически возглавил Монголию и был казнен как контрреволюционер в 1929 году.

ПРОДАЛИСЬ ЗА «БРАНЗУЛЕТКИ»

Перед тем, как Одессу в 1941 году заняли румынские оккупанты, в город для ведения диверсионной и разведывательной деятельности был заброшен отряд московских чекистов под командованием опытного разведчика, сотрудника НКВД Владимира Молодцова-Бадаева. Почти год советские диверсанты не давали спокойной жизни румынским оккупантам. Чекистам при помощи просоветски настроенных одесситов удалось устроить несколько крупных диверсий – взорвать здание военной комендатуры румынских войск на Маразлиевской и пустить под откос поезд с двумя сотнями румынских офицеров и чиновников. Подразделение Молодцова занималось и другим направлением – разведкой и передачей информации в Москву. За год партизаны составили список коллаборационистов из числа горожан и собрали много сведений о перемещениях румынско-немецких войск через железнодорожные станции Одесской области.

Группе Молодцова–Бадаева противостояла не менее профессиональная агентурная сеть румынской военной разведки. Румыны готовились к войне с СССР загодя, заранее наводнив Бессарабию и Буковину своими агентами. После присоединения этих регионов к СССР в 1940 году, агенты без особых проблем переехали в тыл Красной Армии – в Одессу. В 1941-м они развернули активную деятельность.

Но румын подводили расхлябанность и низкое состояние дисциплины в королевской армии: многие офицеры, а особенно рядовые румынских войск за небольшие суммы или подарки в виде вещей или продуктов охотно сообщали агентам партизан и советской разведки важную информацию.

Стоит отметить, что остатки румынской и немецкой агентурных сетей советская контрразведка добивала уже после освобождения Одессы от оккупантов. А последних нацистских диверсантов и шпионов отловили аж в начале 50-х годов.

МЕСТЬ КГБ

Следующий громкий шпионский скандал случился у нас в 1969 году. В одесском главном управлении КГБ через хорошо законспирированных «кротов» в западных спецслужбах появилась информация о том, что сотрудники посольства США в Москве Кассис и Комбз в ходе «туристической» поездки на юг СССР заедут в Одессу и попытаются получить шифровку из Лэнгли.

В гостинице «Красная», в номере Кассиса, были установлены миниатюрные скрытые фотокамеры, а телефонные переговоры американских дипломатов поставили на прослушку. Ночью американец включил миниатюрную радиостанцию, чтобы передать полученные сведения. В этот момент шпион был взят с поличным ворвавшимися в номер сотрудниками КГБ. Эмиссара ЦРУ депортировали из страны.

На самом деле, обоих «дипломатов» давно «вели» оперативники КГБ, а громкая акция с задержанием во время передачи шифрованного послания была устроена лишь потому, что в Вашингтоне с точно такой же миссией попался сотрудник советской дипломатической миссии. Это была своеобразная месть КГБ: мол, и мы «знаем о ваших шпионах все».

Тем не менее, очень многое из деятельности американских спецслужб в нашем городе осталось вне поля зрения советской контрразведки. Рассекреченные документы ЦРУ изобилуют именами работников одесских гостиниц и ресторанов, моряков, военнослужащих и инженеров, сочувствовавших «западным империалистам». Да что там говорить – в якобы «чисто русской» Одессе действовало подполье Украинской повстанческой армии, которая после войны охотно сотрудничала с разведками свободного мира.  

ПЕРИОД ПОЛУРАСПАДА

Сегодня Одесса продолжает привлекать внимание спецслужб всего мира. По слухам, у нас постоянно действуют не менее семи резидентур. Скандалы, правда, возникали лишь с тремя из них.

В частности, засветились на противоправной деятельности румыны. В течение многих лет присланные из Бухареста дипломаты и разведчики под дипломатическим прикрытием активно «расшатывали» юг нашей области, продвигая среди молдавского населения (они считают их румынами) идеи  Romania Mare. Многие граждане Украины молдавского происхождения в период между 2000 и 2010 годами получили румынские паспорта и высшее образование в Румынии. Генконсульство Румынии в Одессе поддерживало морально и денежно прорумынские организации. Они даже целую конфессию воссоздали – Бессарабскую митрополию Румынской православной церкви, которая была упразднена в 1944 году после Освобождения. На юг области без проблем вещают румынские радио- и телеканалы.

«После того, как Украина провозгласила независимость, в Бессарабии началась активная работа резидентов румынской разведки. Разведка «соседей» пользуется как легальными способами вроде финансирования прорумынских организаций в Украине, так и откровенно шпионскими – зафиксированы попытки наладить агентурные сети в западных районах Бессарабии и Одессы» - поделился на основе анонимности один из сотрудников одесского УСБУ.

Пик активности румынских спецслужб в нашем регионе пришелся на вторую половину 2000-х годов, когда Генеральным консулом балканской республики в Одессе была Чераселла Николаш, прозванная контрразведчиками «Бульдозером» - за разоружающую наглость и напористость.

К счастью, СБУ это направление держало в приоритете, и развернуться соседям не дали. После ряда инициированных Службой публикаций в прессе и прозрачных намеков украинского МИДа из Украины сначала удалили вице-консула РР, который, по мнению контрразведки, был резидентом, а потом Бухарест сменил и саму госпожу Николаш. Сейчас она отстаивает интересы своей страны в турецком Измире.

Один из шпионских скандалов современной истории Одессы связан с предполагаемым сотрудником… молдавской разведки. В 2012 году на съемной квартире в доме по Сегедской улице сотрудники СБУ задержали гражданина Молдовы, выпускника Одесского института сухопутных войск Семена Никулина.

Никулина якобы «вели» с 2011-го года – оперативникам СБУ удалось зафиксировать, что молдавский военный журналист  проявлял серьезный интерес к перемещениям 28-й мехбригады, боеготовности спецназа Главного управления разведки и графикам полетов разведывательной авиации Воздушных сил ВС Украины. По данным следствия, за эту информацию Никулин предложил вознаграждение своему знакомому - подполковнику ГУР Александру П.

Задержанный молдавский шпион просидел под следствием в киевском СИЗО год. Хотя статья 114 УК Украины (шпионаж) предусматривает от восьми до пятнадцати лет лишения свободы, разведчик отделался легким испугом. В 2013 году Приморский районный суд Одессы приговорил его к году лишения свободы, который Семен уже отбыл в изоляторе. Гражданина Молдовы прямо в зале суда освободили из-под стражи. Скорее всего, столь мягкий приговор наш коллега получил в результате договоренности между спецслужбами Украины и Молдовы. Сам он, правда, до сих пор отрицает причастность к разведдеятельности: мол, дело СБУ сфабриковала, чтобы выслужиться перед россиянами. Не исключено, что это соответствует действительности.

Но конечно, ни румыны, ни молдаване, ни американцы, ни даже китайцы с северными корейцами и в подметки не годятся российским чекистам, которые вот уже третье десятилетие чувствуют себя в Украине, как дома. До оккупации Крыма они особо не скрывались, и в принципе все знали, ху из ху и кто чем занимается.

Так, бывший консул России в Одессе Грачев (сейчас работает администрации Путина «украинистом») открыто встречался с одесской элитой и обсуждал важные «совместные» задачи.

«На любом, даже самом многолюдном официальном приеме найти генконсула России можно было очень просто. Надо было провести мысленный треугольник – мэр города, губернатор области и митрополит Агафангел. Консул всегда был внутри этого треугольника, как правило, передвигался от вершины к вершине с бокалом в руках», - так описывает период пребывания в Одессе Грачева один из сотрудников одесской мэрии.

На этот период пришлось  и нашумевшее самоубийство вице-консула РФ Игоря Цветкова, произошедшее в марте 2009 года. Считается, что он был финансистом пророссийских организаций Одессы, в том числе небезызвестной партии «Родина». Москва уличила дипломата в растрате казенных средств, предназначавшихся агентам влияния, после чего он якобы повесился на территории консульства.

В 2010 году на приднестровском участке украинской границы  задержали  сразу пятерых офицеров ФСБ. Как выяснилось, сотрудники российской спецслужбы выехали в Украину из ПМР для того, чтобы встретиться со своим агентом. Во время встречи россияне передали информатору две тысячи долларов за сведения об организации охраны украино-молдавской границы. В этот самый момент их и взяла наша контрразведка. О том, что было дальше, сведений мало. Руководителя группы полковника Владимира Александрова (настоящее имя – Владимир Носков, работал в военной контрразведке ФСБ по Московскому округу) судили, но после прихода к власти Януковича передали российской стороне – в качестве «жеста доброй воли».

Эти события совпали по времени с арестом в Тирасполе сотрудника Главного управления разведки Минобороны Украины Руслана Пилипенко (кстати, одессита) и с «качелями», которые устроила СБУ в Крыму. Спецслужба сначала удалила с полуострова офицеров ФСБ, но потом, когда в Киеве сменилась власть, «разрешила» им вернуться обратно. А осенью 2010 года Службе безопасности полностью запретили работать по россиянам, ликвидировав соответствующий отдел. Спустя четыре года Украина лишилась АРК, а потом и получила долгоиграющий конфликт на востоке. Совпадение?

Частью этой истории был знаменитый захват «Альфой» офиса лидера «Родины» Игоря Маркова в ЖК «Белый Парус» 21 марта 2009 года. Он произошел после того, как охранники бизнесмена и сепаратиста изъяли у задержанных ими сотрудников «наружки» СБУ некую видеокассету. На ней, помимо слежки за самим Марковым, а также дочерью Юлии Тимошенко, обнаружились кадры скрытой съемки перемещений и встреч с одесскими политиками генерального консула РФ в Одессе Александра Грачева… Позже Марков передал эту запись одной российской телерадиокомпании, тем самым дав контрразведке повод открыть по данному факту уголовное дело об измене Родине. Увы, до логического конца его так и не довели.  

С началом открытой российской агрессии шпионская армия РФ начала расти, как на дрожжах. В прошлом и этом году в Одессе и области задержали почти пять десятков граждан, так или иначе связанных со спецслужбами «старшего брата». Правда, профессиональных разведчиков среди них почти нет - в основном СБУ попадаются завербованные любители. Это значит, что основная битва – впереди. Будьте бдительными и помните: враг не дремлет!
8920

Комментировать: