Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5 ... +7
днем +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Одесса послевоенная

Пятница, 9 мая 2014, 19:02

Михаил Денисенко

Одесская жизнь, 09.05.2014

Освободившись от оккупантов, одесситы тут же принялись восстанавливать родной город. Как и на войне, в этом деле были свои герои и предатели, а то, что пришлось свершить людям в мирное время, иначе чем подвигом не назовешь. Одесса не только стала крупным промышленным центром, но и вернула себе славу одного из самых красивых городов страны.

Румынская мечта

Попав под власть Румынии, Одесса оказалась вторым по важности городом империи, после Бухареста. Ей прочили роль «Черноморской жемчужины». Разумеется, после победы Гитлера. А пока город влачил жалкое существование. Даже для того, чтобы возвести дворец губернатора Германа Пынти, пришлось использовать камень из полуразрушенных войной домов. Такая участь коснулась, например, здания на углу Большой Арнаутской и Белинского – сегодня на его месте находится дом художников.

Строить «мечту» румыны начали с переименования улиц. Екатерининскую назвали в честь Гитлера, Преображенскую - именем Короля Михая, а имя маршала Антонеску заменило имя Сталина на табличках по Александровскому проспекту.

Все пропало!

После освобождения Одессы оказалось, что город потерял в общей сложности 15% жилфонда. Полностью было разрушено 317 домов, частично – более четырехсот. Особенно пострадали перекрестки, которые подверглись авианалетам. Одна фугасная бомба весом около двухсот килограмм могла «положить» все дома вокруг. Так, например, произошло на углу Ольгиевской и Коблевской, Дегтярной и Спиридновской.

Улицы и тротуары были изрешечены глубокими ямами. В полную негодность пришло почти 50 километров дорожного покрытия. Но самыми критическими были разрушения на предприятиях. Разумеется, ни Советы, ни румыны не собирались оставлять противнику производственные мощности: весной 1944 года на СРЗ-1 были взорваны все цеховые сооружения, а порт лишился складов и всех гидротехнических сооружений. Нечто подобное наблюдалось почти на всех заводах и фабриках.

Ни минуты покоя

Мы не знаем, что чувствовали современники, увидев, как много им предстоит сделать. Вполне возможно, им хотелось «сісти й заплакати». Но время тогда было особенное, да и Москва ставила задачу после войны скорейшего восстановления стратегических объектов. Поэтому уже к концу 1944 года было частично восстановлено две сотни предприятий, а спустя год - еще триста.

В течение полугода после освобождения уже работало четыре больницы и все поликлиники. Была восстановлена работа электротранспорта.

На восстановление стратегических объектов выделялись люди и средства, работы строго контролировались. Большим подспорьем оказались 12 тысяч военнопленных, половина из которых погибли в течение 2-3 лет от тяжелых условий. Но в социальной сфере наблюдался типичный для сталинского времени «перегиб»: кинотеатры, лектории, библиотеки и санатории открывались в считанные месяцы, а жилье восстанавливалось крайне медленно. В 1944 году планировали сдать всего 47 тыс. метров жилья из почти 800 тыс. выведенного из строя, а фактически восстановили всего 150 тыс. метров… А потом наступила эпоха великого промедления.

Кому война, кому…

Средств на строительство и восстановление жилья хронически не хватало. Уже в 1947 году выяснилось, что по 50 строительным сметам допущено завышение расходов на 1 млн. Рублей - деньги активно после войны разворовывались чиновниками. В первом квартале 1949 года удалось выполнить лишь пятую часть запланированных работ.

Делу вредила и никудышняя организация работ. Котлованы рыли в основном вручную, блоки поднимали лебедками. На это требовалось очень много рук, но люди на строительстве не задерживались: зарплаты были крайне низкие, а условия труда - каторжными.

Большинство из полуразрушенных домов были восстановлены к 1950 году, а новые дома строились по 5-7 лет. Правда, действовало правило, метко озвученное Иосифом Виссарионовичем в беседе с физиками-ядерщиками: «Наша страна очень пострадала в войне. Но мы можем сделать так, чтобы некоторые люди жили хорошо, а некоторые - еще лучше». И действительно, всего за три года был построен поселок для офицеров на Семинарской, а также удивительно красивый дом треста «Южгидрострой» на Еврейской, 54.

Красота и метры

Сегодня мы очень гордимся красотой центральной части Одессы, но она была бы немного иной без суровых «сталинок» с их массивными карнизами, балюстрадами балконов и хорошо продуманным рисунком фасада. Несмотря на все сложности послевоенного времени власти делали все, чтобы обновленные города выглядели красиво.

Уже в конце 40-х годов для ускорения темпов за дело взялись коллективы предприятий. Люди сами сооружали «коробку», делали внутренние отделочные работы. Проектом занимался архитектор, который от лица городского управления настаивал на «украшательствах», на которые иногда уходило 15-20% сметы (на эти деньги можно было построить еще 6-8 квартир). Известно, что красивая башенка в доме «Стальканата» на Греческой, 43, стоила как две квартиры. Рабочие прозвали ее «золотой».

И все же, «сталинки» были прогрессивным явлением. Они образовали большие зеленые дворы, что до войны было редкостью. При домах устраивались детские сады, в подвалах - бомбоубежища. Кстати, бурый оттенок домов был призван обмануть вражескую авиацию: мол, земля это, лети дальше…

Двухэтажная Одесса

Но главные послевоенные стройки - это не красивые дома в центре. Поскольку существовала необходимость максимально быстро запустить предприятия и расселить рабочих, на окраинах строились коттеджные поселки с домиками в два-три этажа. Такие габариты были очень удобны, поскольку позволяли экономить на материалах и обходиться без арматуры и цемента. В Одессе таких поселков более двух десятков.

В 1952 году, когда восстановление городов СССР почти завершилось, такая практика была признана антисоветской. В последующие годы на фоне нарастающего жилищного кризиса строили дорогие «сталинки».

Жилфонд Одессы достиг довоенных показателей только в 1954 году. На человека в это время приходилось всего 6 метров жилой и 9 метров общей площади. Теснота была невероятной. И все же, город был восстановлен, а его жители готовились брать новые вершины - в производстве, спорте, науке, кино и… строительстве. В «хрущевские» и «брежневские» пятилетки Одесса выроста в размерах втрое, но это уже совсем другая история.
5972

Комментировать: