Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -1 ... +2
днем +1 ... +3
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Одесса. Киев. Много славных адресов

Понедельник, 24 ноября 2014, 21:58

Валерий Нетребский, Валерий Шерстобитов

Одесские известия, 23.11. 2014

Среди воспитанников Одесского коммерческого училища им. Николая Первого, которое располагалось на Преображенской, 8, были композитор Артур Лурье (первая любовь Анны Ахматовой), писатель Лев Никулин, поэт Александр Биск. Еще один будущий литератор писал в «Автобиографии»: «Там обучались сыновья иностранных купцов, дети еврейских маклеров, сановитые поляки, старообрядцы и много великовозрастных биллиардистов… Потом, после окончания училища, я очутился в Киеве».

Известно, что в 1915 году И.Э. Бабель – именно его слова мы привели – получил диплом Киевского коммерческого института. По поводу местонахождения достославного учреждения бытуют разные версии. Институт был открыт в 1908 году на Бульварно-Кудрявской (Воровского) улице, № 24, где соучениками Бабеля были будущие известные партработники Л. Картвелишвили и К. Бауман. По другим данным, вуз в те годы находился на Бибиковском (Шевченко) бульваре.

Такое «раздвоение» не помешало Изе познакомиться с очаровательной киевлянкой Женей.

Увы! Она оказалась дочкой известного киевского фабриканта Бориса Гронфайна. По словам К. Паустовского, Гронфайн «…испустил пренебрежительный и всем понятный звук: п-с-с! Он даже не дал себе труда выразить свое презрение словами: слишком много чести для этого невзрачного студента». Влюбленным ничего не оставалось, как бежать из Киева в Одессу под крылышко Фани Ароновны, матери Бабеля. В итоге старик Гронфайн «проклял весь род Бабеля до десятого колена и лишил дочь наследства».

Прошли годы, Изя стал знаменитым писателем, о котором в Одессе (и в Киеве) говорили: «Он почти такой же умный, как сам Горький», а Гронфайны после революции впали в бедность. Как известно, киевляне, имеющие родственников в Одессе, постоянно о них вспоминают (особенно в летнее время). И мадам Гронфайн (теща) курьерским поездом выехала мириться на одесскую дачу Бабеля на Средний Фонтан. И окружила зятя трогательной заботой киевской тещи. В повести «Время больших ожиданий» сказано: «Старуха Гронфайн зорко следила за Бабелем, и если он не ел яиц, огорченно спрашивала: «Бабель (она называла его не по имени, а по фамилии), почему вы не кушаете яички?.. Значит, вы не любите свою тещу?»

Впрочем, наследство в Киеве пропало не полностью. В письме из Киева 12 марта 1927 года Бабель писал А.Г. Слоним: «Старик умер 7-го… На моих руках больная, совсем больная старуха и остатки большого некогда состояния. Остатки эти по нынешним временам представляют кое-какую ценность».

Спустя годы вторая супруга Бабеля – А.Н. Пирожкова – вспоминала: «Мы приехали в Киев, остановились в гостинице «Континенталь». Бабель встретился там с П.П. Постышевым».

Т. Стах отмечала: «В конце 1928 года он приезжал в Киев. Мы жили тогда в помещении театра им. И.Я. Франко» (Николаевская (И. Франко) площадь, № 3 – авт.). Бабель гулял по Киеву, который он любил, неизменно восхищаясь Печерском».

Возвращаясь к бабелевской даче на Среднем Фонтане, стоит отметить, что было бы смешно ехать в Одессу из Киева, не взяв с собой родственников. И бабелевская теща прихватила «очаровательного» киевского мальчика Люсика. Как отмечал Паустовский, он приводил Бабеля «в нервическое состояние… в глазах его вспыхивал синий огонь».

Впрочем, Люсик не забывал и Константина Георгиевича: «А кто вам придумал такую фамилию Паустовский, что моя бабушка (теща Бабеля – авт.) может ее правильно выговаривать только после обеда?».

Сам Паустовский достаточно подробно описывал годы учебы в престижной киевской Первой гимназии на Бибиковском бульваре, № 14.

В «Повести о жизни» он вспоминает директора гимназии г-на Бессмертного. Это был «пожилой красавец с золотой бородой, в новеньком форменном фраке». Именно с Бессмертным связан громкий киевский скандал, когда один из гимназистов, которого исключили с «волчьим билетом» из-за пощечины преподавателю г-ну Ягорскому, прямо в гимназии покончил жизнь самоубийством: «Около гимназиста засуетились надзиратели. Потом быстро вошел директор Бессмертный. Он стал на колени перед гимназистом… и мы увидели кровь на рубахе».

Детство одного из авторов этой статьи прошло в Одессе на Греческой (К. Либкнехта) улице, № 16, во дворе Музея западного и восточного искусства. Известно, что в фасадном флигеле некогда располагалась IV мужская гимназия, откуда вышли философ М. Бахтин, театровед К. Стамеров, легендарный капитан М. Григор. С благодарностью вспоминаем соседку – старожила М.Л. Коваленко, которая передала нам часть архива гимназии, в том числе семейные реликвии директора. Им оказался… киевский «знакомец» Паустовского – г-н Бессмертный. Видимо, после трагического случая в Киеве минпросовское начальство «сослало» его в Одессу.

У киевлян и одесситов могут возникнуть сомнения – тот ли г-н Бессмертный (не столь уж редкая фамилия) директорствовал в Одессе? Краевед В. Брамбилла располагает воспоминаниями выпускника Одесской IV гимназии писателя Осипа Резника, который отмечал: «В гимназии был новый директор Суворов, недавно сменивший на этом посту матерого волка – действительного статского советника Бессмертного (о нем писал Паустовский в одной из автобиографических повестей), который прославился скандальной историей в Киеве, был переведен в Одессу и скончался вовремя (!)».

Известны киевские адреса Паустовского: Лютеранская (Энгельса), № 33; Святославская (Чапаева), № 9; Никольско-Ботаническая, № 13; Большая Подвальная (Ярославов Вал), № 9; Багговутовская (Маршала Буденного), № 9. Но мог ли Константин Георгиевич встретиться в Одессе со своим бывшим наставником? В повести «Далекие годы» Паустовский писал: «Когда мне было уже 14 лет (в 1906 году – авт.) …ехали мы через Одессу. Гостиницы в Одессе были переполнены. Пришлось остановиться в подворье Афонского монастыря… Я был в восторге от этих щей (!), от нарядного белого города, шипучей сельтерской воды, от порта».

Афонские подворья находились в начале той самой Пушкинской (Итальянской) улицы, где в здании под № 9 располагалась IV гимназия. Следовательно, встреча Кости с г-ном Бессмертным была вполне возможна. Публикуя свои сочинения в киевских журналах «Огни» (Фундуклеевская (Ленина)) и «Рыцарь» (Сретенская (Осипенко)), предполагал ли Паустовский, что будет печататься в одесской газете «Моряк» на Николаевском (Приморском) бульваре, № 1, вместе с Бабелем, Багрицким?..

Приезжая в Киев, одесситы стремятся попасть на древний Андреевский спуск, полюбоваться растреллиевской Андреевской церковью, а затем постоять рядом с замком Ричарда Львиное Сердце у дома № 13, где жил соученик К. Паустовского по Первой гимназии, автор «Белой гвардии» М.А. Булгаков.

Затем можно спуститься на Подол, где в Крестовоздвиженской церкви (Воздвиженская ул., № 1) в 1891 году крестили маленького Мишу, и увидеть уцелевшую колокольню храма Николы Доброго (Гнилая (Академика Зелинского) улица, № 6), где в апреле 1913 года студент-медик Михаил венчался с саратовской гимназисткой Татьяной Николаевной Лаппа (Киссельгоф). Лишь после этого можно совершить прогулку по булгаковским адресам Киева: Воздвиженская ул., № 10; Кудрявский пер., № 9; Прозоровская ул., № 10; Ильинская ул., № 5; Дионисьевский переулок, № 4; Рейтарская ул., № 25 и др.

Но бывал ли Михаил Афанасьевич в Одессе? Послушаем театрального художника Н.И. Данилова, который стал свидетелем, как на исходе лета 1928 года Булгаков в Русском театре (Греческая ул., № 48) читал «Бег»: «Читал Булгаков свою пьесу очень хорошо, но явно нервничал и волновался. Прочитав несколько сцен, просил разрешения походить по фойе. Затем чтение продолжилось. Наш коллектив принял пьесу восторженно».

Писатель останавливался в гостинице «Спартак» на Дерибасовской (Лассаля), № 25. Она была построена в 1875 году архитектором Феликсом Гонсиоровским и называлась «Империал», но после революции условия в ней стали спартанскими. Есть предположение, что в поездке на юг Булгакова сопровождала его вторая жена, Любовь Евгеньевна Белозерская, но обращает на себя внимание то, что роман «Мастер и Маргарита», принесший киевлянину мировую славу, был начат в год одесского визита – 1928-й. Следовательно, описанная в романе первая встреча Мастера и Маргариты уже произошла, и в жизнь и творчество гения вошел прообраз главной героини – Елены Сергеевны Шиловской, ставшей женой Булгакова.

Чего только ни вытворяли одесситы в Киеве, еще задолго до наезда на столицу депутатов от Одессы!

21 апреля 1910 года десятки тысяч киевлян собрались на «скаковом ипподроме» по Брест-Литовскому шоссе. Костя Паустовский, находившийся в числе зрителей, описал дело так: «Командующий киевским военным округом генерал Иванов стоял в лакированной коляске и, держась за плечо кучера… подозвал околоточного надзирателя и сказал ему, рисуясь, громовым голосом: «Па-а-прошу прекратить махание зонтиками! Авиатор от этого нервничает и может разбиться».

В Киеве всегда трогательно заботились об одесситах. Но о ком позаботился генерал Иванов, расскажем в другой раз.
6432

Комментировать: