Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +3
вечером -3 ... 0
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Одесса — город красных фонарей

Вторник, 22 декабря 2015, 10:16

Вячеслав Воронков

Одесская жизнь, 04.12.2015

Во всех гостиничных номерах дореволюционной Одессы рядом с путеводителем Василия Коханского, о котором мы рассказывали в нескольких номерах «Одесской жизни», лежал небольшой листок на плотной бумаге. В нем были напечатаны около трех десятков адресов. И все. Не буду интриговать — это были адреса одесских борделей. Для постояльцев гостиницы это была «дорожная карта» в мир развлечений особого рода.

ЖЕЛТЫЙ ЦВЕТ ПРОФЕССИИ

Секс-бизнес в Одессе начал развиваться одновременно с торговлей и медициной. И это неудивительно — первостроителями нашего города были солдаты, матросы и иностранцы со всей Европы. То есть лица преимущественно мужского пола.

Императрица Екатерина II, беспокоясь о здоровье армии и флота, подписала «Устав городского благочестия», где учреждался обязательный медицинский осмотр публичных женщин и оговаривалось, в каких районах города они могут осуществлять свою деятельность. Император Павел I даровал проституткам спецодежду — желтое платье, и с того времени этот цвет стал символом «профессии». Появившееся позже медицинское свидетельство публичной женщины стали называть «желтым билетом».

При Николае I была создана жесткая система медицинского и полицейского надзора за публичными женщинами. Осмотры «жриц любви» проводились прямо в полицейских участках, что возмущало общественность, и в 1909 году они были отменены.

Освобождение крестьян указом Александра II вызвало бурный толчок к развитию капитализма. В городах появились свободные и обеспеченные люди, для увеселения которых потребовались «жрицы любви».

По закону содержать публичный дом могла только женщина. Жившие здесь девушки освобождались от многих бытовых проблем: им обеспечивали кров, охрана, одежда и питание. Тем не менее, перед «мамочкой» проститутки были абсолютно бесправными. Задолжав хозяйке, они фактически попадали в рабство.

ЗОЛОТОЙ ВЕК ПРОСТИТУЦИИ

В царской России Одесса прочно удерживала славу города удовольствий и разврата. И в первую очередь, такую славу создавали бордели: в начале прошлого века, согласно отчетов полиции, в Одессе работали 33 дома терпимости, где в общей сложности «трудились» 8304 проститутки.

Одесские проститутки — были те еще барышни. Не были только красивы и привлекательны, но склонны к авантюризму. В архивах сохранилось немало уголовных дел, повествующих о том, как «ночные бабочки» вступали в сговор с уголовниками, грабили и даже убивали своих клиентов.

Одесситки (как правило, очень привлекательные женщины) высоко ценились в заморских борделях, но к чести полиции их все-таки часто находили и вызволяли из плена. В процессе этих нешуточных операций часто завязывались перестрелки, но на помощь спасателям приходили местные полицейские, и женщин, в конце концов, возвращали в Одессу.

За период 1870–1905 годов в Одессу было возвращено свыше 500 «рабынь», и полиция по праву гордилась этим.

Проблем у полиции с работой публичных домов Одессы не было. Работодатели жриц любви были законопослушными дамами и строго соблюдали все правила содержания своих заведений.

Врачебно-полицейским комитетам было поручено разыскивать и привлекать к суду тайных проституток, сутенеров и содержателей притонов, надзирать за легальными борделями и девицами, организовывать их врачебный осмотр и лечение, а также помогать несовершеннолетним, беременным и «возвращающимся к честному образу жизни».

ПРОСТИТУТКИ В ЗАКОНЕ

У проституток существовал свой профсоюз, который отчаянно защищал их право на труд. Хочешь посвятить свою молодость этой рискованной профессии — на здоровье, но будь любезна встать на учет в полиции, сдать паспорт, а вместо него получить знаменитый «желтый билет» — официальное свидетельство того, что эта женщина больше не относится к числу «порядочных», скатившись в категорию отверженных обществом, и что полиция не только может, но даже обязана регулярно организовывать регулярные медицинские осмотры.

Стать жертвой этого порядка было очень легко — для этого достаточно попасться хотя бы раз с клиентом при полицейской облаве или просто по доносу квартирохозяина — и все, путь назад, к обычным людям был отрезан. Имея на руках желтый билет, женщина имела право зарабатывать на жизнь только одним способом — своим телом. Вернуть себе паспорт обратно было довольно сложно, да и незачем — кому нужна была бывшая «гулящая». Так что, как правило, попавшие в этот капкан женщины профессию не меняли до самого своего конца, и часто он наступал довольно быстро.

В публичные дома попадали самым банальным для того времени путем. Барин обольщал горничную, работницу на фабрике совращал мастер, затем про это узнавали — и женщина оказывалась на улице. А тут их поджидали заботливые «хозяйки» средних лет, которым требовались именно такие, обязательно симпатичные, «служанки». Девушек для начала немного подкармливали, обещали щедрый заработок, и уже потом объясняли суть будущей работы. Большинство, намыкавшись по улицам, безропотно соглашались, боясь потерять кров над головой.

Иногда содержательницы борделей набирали девиц из новеньких, только начавших работать на улице и не потерявших еще привлекательности, и тем самым сразу переводили их в более высокий разряд гулящих.

КАЧЕСТВО ОБСЛУЖИВАНИЯ ГАРАНТИРУЕТСЯ

По закону в Одессе публичный дом не должен был иметь никаких вывесок, расстояние от него до церквей, школ и училищ должно было быть не менее 300 метров. Внутри борделя разрешалось иметь пианино и играть на нем. Все остальные игры были запрещены — интересно, что под запрет попали даже шахматы.

Кроме того, было запрещено украшать дом терпимости портретами царственных особ.

Публичные дома Одессы делились на три категории. В домах высшей (первой) категории брали с клиента до 12 рублей, в средних (второй категории) — до 7 рублей, в домах низшей (третьей) категории брали до 50 копеек.

Класс борделя зависел от уровня сервиса: число дам «в соку» (от 18 до 22 лет), наличие «экзотики» («грузинских княжон», «маркиз времен Людовика XIV», «турчанок»), а также сексуальными изысками. Само собой, отличались и мебель, и женские наряды, вина и закуски. В борделях первой категории комнаты утопали в шелках, а на работницах сверкали кольца и браслеты, в публичных домах низшего (третьего) разряда на кровати был лишь соломенный матрас, жесткая подушка и застиранное одеяло.

В связи с тем, что проституция считалась официальной профессией, то публичные дома облагались налогом. Оговаривался и расчет за услуги: три четверти оплаты полагались хозяйке, четверть — девушке. И хотя в законе была прописана строгая ответственность содержательниц борделей «за доведение живущих у ней девок до крайнего изнурения неумеренным употреблением», на деле все девушки были бесправны перед своей «мамкой».

АДРЕСА ПОРОКА

Один из самых популярных в Одессе борделей находился в историческом центре Одессы — недалеко от памятника Де Рибасу в начале улицы Польской (сейчас это дом на ул. Леха Качинского, 5). Построен он был в 1881 году как доходный дом Моисеева. Действительно, квартиры здесь сдавались в аренду, вот только в массе своей съемщицы были жрицами любви.

Cпроектировал необычный дом архитектор Лев Влодек, впоследствии ставший знаменитым одесским зодчим. Дом интересен тем, что выходит как на улицу Польскую, так и на Польский спуск, куда можно спуститься по очень колоритной лестнице. Таким образом, зайдя в дом поздно вечером, можно было выйти через черный ход утром и пройтись, никем не узнанным, до улицы Полицейской (Бунина), где уже никто не узнает, откуда ты вышел.

Но «эпицентром разврата» в Одессе была Молдаванка. В первую очередь, речь идет об улице Глухой, позже переименованной в Запорожскую. Эта улица неоднократно упоминается в «Одесских рассказах» Исаака Бабеля.

История сохранила адреса борделей на улицах Полицейской, Ришельевской, Преображенской, Пушкинской, Садовой, на Соборной площади и в Красном переулке.

Конечно, сегодня этих заведений нет и в помине. А живущие в этих домах одесситы даже не подозревают о том, чем занимались в их комнатах 100-150 лет назад.
9095

Комментировать: