Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -5 ... -3
днем -2 ... -1
Курсы валют USD: 25.899
EUR: 27.561
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«Одесса — есть Одесса…»

Понедельник, 10 ноября 2008, 02:37

Мария КОТОВА

Слово, 07.11.2008

С северопальмирцем — по центру Южной Пальмиры

Не знаю, как вам, а мне всегда любопытно наблюдать сцену, как вокруг экскурсовода «кучкуются» приезжие и слушают, слушают, слушают. Еще любопытнее наблюдать, как они знакомятся с местными достопримечательностями. Так и возникает желание «включиться» — рассказать что-то самой, добавить, дополнить, удивить:

Будем удивлять

Кстати, насчет «удивить». В самом деле, а чем в Одессе удивить приезжего? Тем более, если он — аж из самого Санкт-Петербурга, города, где не могут не поразить дворцы, мосты, улицы, а каждый дом в центре города являет собой такое нагромождение «исторической арматуры», что голова кругом идет.

Итак, родственник (теперь уже иностранец) из Петербурга, который двадцать шесть лет не бывал в Одессе, прогуливается со мной по центру Южной Пальмиры и, естественно, ждет рассказа о любимом городе. Пока раздумываю, с чего бы начать, уравновешенный северянин рывком вдруг достает фотоаппарат и торопится снимать: альтфатер.

— Что это такое?! — спрашивает на ходу петербургский гость.

— Альтфатер, — машинально отвечаю.

— Альт: что?

Ага, думаю, у них ведь такого нет. На улицах — обычные урны (не в пример нам — на каждом шагу), а во дворах в исторической части города — большие контейнеры, скорее — ящики. Объясняю, что это за «агрегаты» и для чего они существуют.

— Господи, — продолжает изумляться гость. — А почему же на них на всех написано «Союз»?! Это в смысле, что от бывшего Союза ничего не осталось?

Поясняю, что развалившееся государство здесь ни при чем, «Союз» — это фирма по уборке мусора, ничего более.

Вот уж в самом деле никогда не знаешь, что и как может удивить человека постсоветского пространства, то есть хорошо помнящего время, когда мы были единой страной, в сегодняшней Одессе. Ну, казалось бы, как можно было предположить, что гость, приехавший из бывшей столицы Российской империи, где только в черте города красуется около четырехсот самых разных, иногда красивых до невозможности, мостов, будет изумлен, переходя через Тещин мост.

— Почему, почему он — Тещин? И что это за замки справа и слева?

Поясняю известные каждому одесситу «истины» и про название моста, и про новую традицию влюбленных одесситов «закреплять» свои чувства с помощью «запирания» их на замок. Гость поражается, пожимает плечами — и все это снимает на пленку, поговаривая:

— У нас до такого ни на одном мосту не додумались. Одесса — есть Одесса.

Как будто с подиума сошли

Дальше — новая порция изумления: одежда на одесских девушках.

— Такое впечатление, что все они только что сошли с подиума, где демонстрировалась коллекция вычурных нарядов. У нас на улицах одеваются гораздо скромнее. К тому же — макияж на ваших красотках: Боевая раскраска, честное слово, а не макияж.

Впрочем, после долгих раздумий, северный гость все же чуть с завистью признался:

— У вас столько красоток по улицам ходит! И все такие яркие!..

Одесские памятники особого впечатления не произвели, хотя я очень старалась рассказать о них как можно интереснее. Объяснение найти не так уж и трудно. Памятники Санкт-Петербурга известны всему миру. Гость, разумеется, в этом смысле избалован. «Золотое дитя» показалось северопальмирцу «страшноватым», про «Апельсин» он спросил только одно:

— Если такой памятник, как ты говоришь — «чисто одесский», то зачем же его так изуродовали надписями какие-то хулиганы?

Проглотив «пилюлю» (сколько сама писала о вандалах-хулиганах!), веду гостя дальше. И вот радость — морской вокзал, вид порта, современная церковь Николая Угодника — все это гостю очень понравилось, думаю, не будет преувеличением сказать, что даже восхитило. Потемкинская лестница, приведшая нас к Дюку, новый музей под стеклом на Приморском, здание мэрии и памятник Пушкину перед ней — тоже очень пришлись по душе. По старой традиции на исторической лестнице петербуржцу сразу же вспомнились кадры из «Броненосца Потемкина». Ну а Оперный:

— Красавец театр! — восхитился он и добавил с заметным уважением в голосе: — Одесса — есть Одесса!

Процесс долгого любования театром изрядно подпортило появление юных оборванцев, которые потребовали подаяния. Жалобный рассказ о трехдневном голоде, протянутые грязные ладошки подействовали на северопальмирца удручающе.

— У нас беспризорников гораздо меньше, — вздохнул он:

— У вас холоднее, — парировала я.

Гость пожал плечами, и мы отправились в Горсад.

— Одесса — есть Одесса, — заявил петербуржец, — разглядывая кроны деревьев. — Все же у вас очень зеленый центр города.

Признаюсь, я не стала наводить цифры, что по насаждениям мы не «дотягиваем» до норм. Не рассказала и о том, что Горсад и в самом деле сейчас красив, чего, увы, не скажешь о многих одесских парках.

Много памятников и один «Привоз»

— А это что такое? Неужели еще один новый памятник? То Екатерине, Утесову, то стулу: А это что — памятник дереву, что ли?

— Не просто дереву, — поясняю. — А дереву любви. К нему надо прикоснуться и загадать желание.

— Любви?! Да, Одесса — есть Одесса: У вас так много новых памятников! В Петербурге тоже с этим перестарались. И, знаешь, словно в ответ на это, самым, как у вас говорят, «прикольным», теперь является памятник Человеку-невидимке.

В самом деле, петербуржцы продемонстрировали небывалое чувство юмора: на набережной реки Фонтанки появился постамент без памятника с надписью: «Человеку-невидимке». Ну, вроде, мол, «ставьте» на готовый постамент, кого хотите — в зависимости от изменений в политситуации и новых веяний. А еще лучше — кого хотите, того и представьте себе на постаменте, вместо того, чтобы еще раз устанавливать и торжественно открывать новый памятник.

Честно говоря, очень не хотелось мне вести гостя на «Привоз». Но он настоял («Как же это не побывать на знаменитом одесском «Привозе»?!). Уговоры ни к чему не привели. Пришлось мне хорошенько покраснеть, когда, проходя мимо рыбно-фруктово-«шмуточных» рядов, услышала от гостя:

— Здесь вообще-то надо выдавать противогаз при входе.

Зато посещение «Привоза» закончилось интересным разговором в режиме «вопрос-ответ», когда пришлось объяснять петербуржцу, что значат некоторые фразы, которые он успел услышать (кое-что даже записать) на известнейшем рынке города.

Впрочем, трудно было дословно «перевести» выражения типа:

— Вы сюдой гуляетесь, а надо тудой.

— Шо вы к рыбе принюхиваетесь, это вам не жена!

— Сколько можно тюльку изучать, она ж сейчас от страха усохнет!

...Всегда хочется понять, что поразило гостя вашего родного города больше всего. О чем я и спросила его незадолго до отправления поезда «Одесса-Санкт-Петербург». В ответ услышала:

— Море.

И — после паузы:

— И одесские женщины.
1940

Комментировать: