Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -3 ... 0
ночью -2 ... +1
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Одесса: что останется после нас?

Среда, 20 июня 2012, 00:30

Валерия Дмитриева

Юг, 02.06.2012

Пресс-конференция начальника управления охраны объектов культурного наследия облгосадминистрации Натальи Штербуль прошла в форме вопросов и ответов. Все они касались общей темы: какую память об Одессе мы оставим своим детям, внукам, правнукам? Судя по критическому состоянию практически всех памятников архитектуры в историческом центре Одессы, шансов увидеть изначальную красоту нашего южного, сравнительно молодого города у них немного.

А перечень объектов, состояние которых вызывает тревогу, с каждой встречей с руководителем областного охранного управления все возрастает. Увы, на большинство вопросов Наталье Анатольевне приходилось только разводить руками. Итак, по порядку.

Первый вопрос журналистов касался, разумеется, фасадов исторических зданий Одессы, их восстановление было начато в 2009 году при мэре Эдуарде Гурвице. Эти работы новая городская власть остановила, пообещав весной 2011 года после проведения тендера возобновить и благополучно завершить. С того времени минуло две зимы, а фасады по-прежнему оголены. Леса разбирали, потом вновь устанавливали, работы возобновляли, затем прерывали. Всю нынешнюю весну, когда, казалось бы, самое время, засучив рукава, действовать, на этих объектах царило затишье. Центр Одессы выглядит так, будто опять, как семьдесят лет назад, город подвергся вражеской бомбежке.

— Три года назад, в 2009 году, когда появилась городская программа по проведению первоочередных противоаварийных работ на фасадах и кровлях зданий, у нас было состояние эйфории, — сказала Наталья Штербуль. — Мы быстро включились в процесс, понимая актуальность этой работы. Потом городская власть новой каденции пыталась нас даже сделать виновниками сложившейся ситуации.

К сожалению, на сегодняшний день, насколько мне известно, ситуация кардинально не определилась. Я могу лишь говорить о наших действиях. Мы писали заказчику — управлению капитального строительства горсовета, писали в орган охраны памятников местного самоуправления. Ведь когда была принята программа, проведен, наконец, тендер и заключен договор, мы дали поручение начальнику городского управления охраны памятников Владимиру Мещерякову осуществлять инспекционный надзор за ходом работ. И поскольку наши инспекторы зафиксировали, что работы ведутся с отклонениями от согласованной документации, мы неоднократно направляли обращения заказчику — тому же управлению капитального строительства, просили провести проверку. Ответа не последовало. Мы были вынуждены аналогичное обращение со всеми документами направить в прокуратуру. Все работы должны были проводиться за счет средств заказчика. Насколько я знаю, фасадные работы до сих пор не ведутся.

Наверное, отреставрировать весь исторический центр Одессы сегодня нет возможности ни у города, ни у области, ни у государства. Но давно определены самые «горячие точки», те здания, которые вошли в программу, все они — памятники архитектуры и объекты охраны культурного наследия. И все в плохом состоянии. Их нужно безотлагательно восстанавливать. К сожалению, стыдно за то, как это делается.

Одна из журналисток на пресс-конференции поинтересовалась у Натальи Штербуль: какие исторические здания не следует показывать туристам и гостям города? Последовал ответ: вот эти пятьдесят два многострадальных здания, над фасадами которых власти не первый год глумятся, и не показывайте.

Как по мне, сегодня нельзя показывать весь исторический центр, за исключением Оперного театра и Горсада. Туристов следует везти в жилмассивы Котовского и Таирова. Там хоть не будет стыдно за безмолвно рушащиеся дворцы, дома и дворы старой Одессы.

Журналисты поинтересовались: почему, по чьей вине спустя пять лет после пожара сегодня происходит разрушение двух зданий на углу Пушкинской и Жуковского, где ранее размещался филиал Академии педагогических наук? Которые, по сути, разрушают целый квартал.

— Вы не первые, кто задает этот вопрос. Первой этот вопрос задала прокуратура, — ответила Н. Штербуль. — Эти здания не имели статуса памятников. Но независимо от того, что эти дома — не объекты культурного наследия, они находятся в пределах исторического ареала, и у них должен быть достойный вид. Когда мы увидели, что пострадавшие от пожара дома разбирают, мы тут же направили письма в городской совет и в прокуратуру. Ведь есть определенные нормы и правила, и должны быть регламентированы действия — это факт. И мы поставили в известность тех, кто за это отвечает.

Но если два здания на Пушкинской не удостоились статуса объектов культурного наследия, то знаменитый дом Русова именно таковым является. Однако судьба его столь же незавидна.

О начале реконструкции этого красивейшего памятника истории и архитектуры (напротив Соборной площади) было заявлено еще в 2004 году, но восстановление так и не было начато, а пожар осенью 2009 года нанес непоправимый ущерб зданию, некогда визитной карточке города. Органы охраны объясняют разрушение дома Русова запутанной ситуацией с его собственниками.

— У дома есть владелец, остались собственники-жильцы. Кроме того, город выделял квартиры тем людям, которые оттуда отселились. Получается, что есть там и собственность городского совета, — сказала Наталья Анатольевна. — По дому Русова наше управление находилось в процессе судебного разбирательства. Но расторжение договора и изъятие собственности нам не под силу. Сегодня, чтобы заявлять имущественный вопрос, нужно внести в суд залог, равный величине стоимости имущества, которое мы хотим изъять. Для нас это изначально неприемлемо. Поэтому мы пошли по пути обязательств заключения охранного договора с конкретными позициями о проведении реставрационных работ в определенные сроки.

Кто виноват? А никто. Попробуй, найди. Запутаешься, заблудишься в юридических коллизиях и выхода обратно не найдешь. Как тут не вспомнить незабвенного Аркадия Райкина с его гениальным монологом «Кто сшил костюм?».

Та же ситуация и с домом Гоголя (ул. Гоголя, 11). Уже много лет он являет собой печальное зрелище, шокирует туристов и заставляет одесситов стыдливо опускать глаза, когда они идут мимо рушащегося памятника истории и архитектуры. Дом не ремонтируют из-за банальных споров собственников.

Все дело в том, что еще в советские времена дом находился на балансе Минобороны. В дальнейшем, не имея возможности содержать, военные решили передать его в коммунальную собственность на основании постановления Кабинета министров. Но горсовет не принял его в свою собственность, так как затраты по приведению его в надлежащее состояние превышали триста тысяч гривень. И у военных, инициировавших этот вопрос, тоже денег не нашлось. Дело зависло.

Сравнительно недавно жильцы дома по Гоголя, 11 создали ОСМД. Но технический паспорт не был оформлен, регистрация не проведена, соответственно, вопрос собственности не решен, и претензии предъявлять некому.

— Несмотря на наше обращение в суд с требованиями провести работы на этом объекте и заключить охранный договор, суд нам отказал. Собственник аварийного флигеля находится за рубежом. Он обращался в управление охраны памятников за помощью, говорил, что хочет привести флигель в надлежащее состояние, но город не дает возможности работать, требуя долевого участия, — сообщила Н. Штербуль. — Мы выразили готовность подставить, как говорится, свое плечо в рамках закона, дали предписание на проведение первоочередных противоаварийных работ, для чего не требовалось ни разрешения городских властей, ни каких-либо согласований. Но и после этого ничего не было сделано. Едва только собственник попытался что-то начать, возникли представители Минобороны, на балансе которого все еще находится здание, и потребовали арендную плату.

Нужно поменять балансодержателя дома и решить спор между городом и Минобороны, а уже после этого искать выход из ситуации.

Вот только вопрос: устоит ли дом, ожидая, когда закончатся все споры между собственниками, ответственными городскими и военными чиновниками? А пока с молчаливого согласия всех сторон здание разрушается. Опять замкнутый круг.

Не изменилась ситуация и на других знаковых городских достопримечательностях. Спустя семь лет после пожара 2005 года (опять пожар!) в Музее морского флота, бывшем Английском клубе, пострадавшее здание, в котором удалось лишь залатать крышу, по-прежнему стоит, укрытое разрисованным полотнищем. Все имущество музея после пожара передано Одесскому морскому торговому порту. А вот само здание порт на баланс не принял. Ремонтные работы на этом объекте давно не ведутся. Причина в несогласованности действий городских и областных властей.

Напомню: когда в 2007 году Одесса получила государственную субвенцию, в список объектов, в числе прочих памятников архитектуры, подлежащих реконструкции, был включен и Музей морского флота. Проектная документация была разработана за счет средств субвенции государственного бюджета. Стоимость реставрации этого объекта тогда была оценена в двадцать семь миллионов гривень. Заказчиком было определено управление капитального строительства городского совета. В рамках этой документации выполнялись первоочередные противоаварийные работы.

Да вот беда: у здания нашлось тоже сразу несколько собственников — область, город и Министерство транспорта. Но затем министерство отказалось от претензий на этот объект. А руководство порта обратилось к губернатору с просьбой принять здание в коммунальную собственность.

— Хуже всего то, что процесс тормозят сами власти — и городские, и областные. И те, и другие имеют на здание права, поступаться которыми явно не хотят, — считает Наталья Штербуль. — Были долгие судебные разбирательства. Наконец, Одесский апелляционный административный суд подтвердил, что собственником этого объекта является областная территориальная громада. Но проблема в том, что город за это время успел выписать на себя свидетельство о праве собственности.

Учитывая, что есть судебное решение в пользу области об отмене основания для выдачи свидетельства, теперь это вопрос доброй воли городского совета.

Тем временем проект реставрации отправлен на корректировку. И сколько сегодня потребуется миллионов гривень на восстановление здания музея, сказать трудно.

Что ж, пока отцы города и области ведут борьбу друг с другом посредством бумажной волокиты, красивейшее здание Английского клуба приходит в еще больший упадок.

По-прежнему остается в собственности Госархива и здание бывшей Бродской синагоги (Жуковского, 17). Мы неоднократно писали в нашей газете о признанном аварийным памятнике национального значения. Здание нуждается в серьезных работах по реставрации и не приспособлено для размещения архива, даже с акустической точки зрения. За годы многолетней эксплуатации и приспособления его под архив особняку нанесен серьезный ущерб.

Согласно действующему законодательству, культовые здания должны быть возвращены их прежним владельцам. Нашелся даже международный благотворительный фонд, который был готов отреставрировать этот объект и передать синагогу иудейской общине. Но для этого необходимо было решение по переносу того государственного учреждения, которое там находится.

Была возможность перевода архива в одно из зданий бывшего Института Сухопутных войск. Тогда область согласилась взять на себя работы по приведению здания в надлежащее состояние и приспособлению под архив. Но Министерство обороны в результате долгой переписки предложило это здание купить. На этом все и застопорилось.

И пока неповоротливые государственные, областные, городские, военные, судебные структуры готовят решения, заключения, запросы и ответы, город безвозвратно теряет прежний облик.

Споры о правах собственности ведутся и на здание Русского технического общества (Княжеская, 1). Этот памятник истории и архитектуры добавился к печально известным разрушающимся объектам культурного наследия недавно, после пожара нынешней весной.

По словам Натальи Штербуль, чтобы сохранить здание, его нужно было продать еще десять лет назад. Но конкурс долгие годы откладывали из-за того, что город и область не могли поделить между собой этот памятник архитектуры и судились друг с другом. Последние судебные заседания закончились совсем недавно. Областные власти доказали свои права на здание.

В ближайшее время будет проведен конкурс, определен собственник дома, которому и предстоит восстановить обгоревший и полуразрушенный памятник.

— В свое время мы не могли провести аукцион по отчуждению этого объекта, потому что на это здание, как и на Музей морского флота, город тоже получил свидетельство, — уточнила Наталья Штербуль. — И это была бы незаконная сделка. Теперь этот вопрос решен юридически. Право собственности — за областным советом.

Мы поставили условие, чтобы был проведен конкурс, а не аукцион, так как принцип аукциона — кто дал больше денег, тот и купил, — здесь не подходит. Нам важно, чтобы были выполнены определенные условия: сохранение объекта как памятника и проведение необходимого комплекса работ на основании проектной документации.

Уже определены сроки: в течение полугода победитель конкурса должен разработать проектную документацию и провести первоочередные противоаварийные работы, а затем за два года выполнить реконструкцию.

Кажется, единственный памятник архитектуры в городе, не требующий восстановления, — Одесский театр оперы и балета. Но и там, по мнению Натальи Анатольевны, не все ладно:

— Главная проблема: в Оперном театре до сих пор нет укомплектованной специалистами службы, которая вела бы профилактическое обслуживание здания в соответствии с нормативными требованиями. Мы обсуждали и вариант заключения договоров на обслуживание, которое включало бы поддержание технического состояния здания, эксплуатацию кровли. Осенью исполнится пять лет, как театр открылся после реставрации, но вопрос все еще не решен.

И напоследок о приятном. В Одесской области, неподалеку от острова Змеиный, был обнаружен затонувший деревянный парусник античного периода. Уникальная находка сделана группой подводных археологов «Наварекс» под руководством Александра Терещенко в сотрудничестве с Институтом археологии Академии наук Украины.

По предварительным данным, это торговое судно четвертого века до нашей эры, перевозившее вино и оливковое масло с острова Пепарет в один из греческих городов-государств Северного Причерноморья. Там же найдены керамические сосуды (амфоры) хорошей сохранности.

По свидетельству ученых, объектов подводной археологии, подобных этому, в мире всего несколько, а в акватории Черного моря до сих пор не было найдено ни одного.

Учитывая уникальность находки, античный корабль был взят под охрану государства как объект культурного наследия. Для обеспечения его сохранности и во избежание несанкционированного вмешательства в ход археологических исследований управление охраны объектов культурного наследия планирует совместно с Южным региональным управлением Госпогранслужбы Украины и КП «Островное» организовать охрану объекта согласно требованиям действующего законодательства.

Однако сомнительно: если не удается сохранить наземные исторические памятники, неужели это удастся сделать в глубинах моря?

ПОСТСКРИПТУМ.

Спустя всего день после этой пресс-конференции состоялся исполком Одесского горсовета. На нем мэрия в очередной раз определилась, какие фасады будет реставрировать. В перечень памятников архитектуры вошло двадцать восемь зданий в исторической части Одессы, на которых будут выполнены работы. На капитальный ремонт и ремонтно-реставрационные работы предполагают потратить из средств государственного бюджета девятнадцать с половиной миллионов гривень. Работы, замечу, обещали начать в конце мая.

В ТЕМУ

До сих пор более пяти тысяч воинских захоронений времен Великой Отечественной войны на территории Одесской области пребывают в статусе безымянных. В связи с этим в конце апреля решением сессии областного совета была утверждена программа по увековечиванию памяти бойцов Великой Отечественной войны. В рамках этой программы будут проводиться работы по установлению имен погибших, их перезахоронению, сохранению неизвестных могил, поисковые и охранные мероприятия, сообщила на пресс-конференции Наталья Штербуль.

Работа уже началась и ведется совместно с общественной организацией военно-историческим центром «Память и слава». Общий объем финансирования программы — семь миллионов триста пятьдесят пять тысяч гривень, из них одна половина — доля областного бюджета, другая — привлеченные инвестиции. На этот год запланировано проведение разведывательных работ в Овидиопольском, Беляевском, Коминтерновском и Раздельнянском районах. Параллельно будет создаваться банк данных героев, погибших в годы войны.

Ожидается, что двадцать второго июня в Одессу приедут родственники тех солдат, чьи имена уже удалось установить. Только в Овидиопольском районе в результате проведения полевых поисковых работ «Вахта памяти» с двадцатого по тридцатое апреля было выявлено восемнадцать одиночных могил воинов — участников обороны Одессы, которые не входили в государственный перечень воинских захоронений. Останки бойцов были эксгумированы и перезахоронены на территории мемориального комплекса «Пояс Славы».
3522

Комментировать: