Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +6 ... +8
вечером +6
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Одесса, 2 мая: точка невозврата

Пятница, 1 мая 2015, 23:43

Роман Лебедь

Украинская служба Би-би-си, 29.04.2015

События 2 мая разделили Одессу на «до» и «после».

Год назад в городе, который долгое время пытался придерживаться хоть и притворного, но нейтралитета относительно сложившейся тогда ситуации в Украине, в столкновениях погибли почти полсотни человек

Те события изменили настроения в Одессе и по всей Украине. Расследование еще продолжается, никаких приговоров нет. Как и ответов на вопросы — а их достаточно у людей с обеих сторон противостояния. Корреспонденты Украинской службы Би-би-си пообщались с некоторыми из них.

Для каждого из них тот долгий трагический день начинался по-разному.

Киевлянин Дмитрий Златоверхий вместе с друзьями приехали в Одессу на велосипедах. Утром они успели искупаться в море и заселиться на улице Дерибасовской.

Активист одесской «Самообороны» Виталий Кожухарь работал в своем штабе.

Фотокорреспондент газеты «Вечерняя Одесса» Олег Владимирский и журналист Антон Даценко готовились освещать марш футбольных болельщиков.

Один из лидеров «Антимайдана» Морис Ибрагим, ничего не подозревая, поехал отдыхать за город.

Одессит Максим Жулинский, наоборот, почувствовал, что в его городе назревает что-то неладное, и пошел на Соборную площадь, где собирались любители футбола.

Впоследствии все они оказались совсем рядом на улицах города.

ОБЪЯТИЯ И ПАЛКИ

«Я прекрасно понимал, что что-то назревает. Это было понятно из новостей. Одесса — мой город, и я не мог отсиживаться дома», — вспоминает Максим Жулинский, работающий биржевым трейдером.

На Соборной площади, куда он пришел, собирались люди с национальной и футбольной символикой, пели национальный гимн. «Все было мирно», — говорит Жулинский.

«Ребята, девушки с шарфами, обнимались, целовались, некоторые пришли с детьми», — добавляет фотокорреспондент Олег Владимирский.

В то же время, по его словам, в Александровском сквере начали собираться люди с Куликова поля (где еще с осени 2014 года стояли палатки «Антимайдана». — Ред.) С палками, щитами и касками. «Было понятно, что они что-то затеяли», — сказал Владимирский.

При этом заместитель руководителя одесской «Самообороны» Виталий Кожухарь утверждает, что сначала не верил сообщениям о возможном нападении, поскольку они с оппонентами ранее договорились, что будут избегать столкновений. Впрочем, когда участники фанатского марша попросили у них о защите, бойцы быстро мобилизовались.

Так возник один из первых вопросов, который до сих пор висит в воздухе: почему активисты «Антимайдана» покинули пределы привычной для них территории и пошли в наступление?

Сами участники тех событий утверждали, что им стало известно о возможном нападении на лагерь на Куликовом поле, поэтому они решили действовать на опережение. Но эту версию отрицают даже в их собственной среде.

«До 2 мая состоялось очень много событий — мы пытались найти компромисс между властью и Куликовым полем, его пытались освободить мирно. Часть протестующих уже перешла в парк на 411-й батарее», — утверждает руководитель одесских коммунистов, один из лидеров протеста на Куликовом поле Морис Ибрагим.

По словам собеседников Би-би-си, до того момента между представителями одесского «Антимайдана» — «Одеськой дружиной» и «Народной дружиной» — появились разногласия.

Ибрагим сказал, что на фанатский марш тогда вышло несколько десятков человек, и главная их цель была отнюдь не в защите лагеря единомышленников.

«К сожалению, среди тех, кто пошел на Греческую площадь (где впоследствии произошли столкновения. — Ред.), были провокаторы. Мне кажется, что к битве готовились заранее», — предположил он.

«Это однозначно спланированная акция», — соглашается с Ибрагимом Виталий Кожухарь. По его словам, «Самооборона» Одессы была уже настолько мощной силой, что задолго до тех событий могла разогнать лагерь оппонентов. Однако неясно, какой смысл сносить лагерь, если он сам уже переезжал в другое место, отметил он.

«По моему мнению, им (представителям «Антимайдана» — Ред.) было дано задание спровоцировать столкновение. Потому что, если бы они хотели защититься от нападения, им пришлось бы организовать оборону на Куликовом поле, собрать сторонников, вывести женщин», — убежден активист.

КТО В ДОМЕ ХОЗЯИН

Интересно, что о надвигающейся угрозе «Самооборону» предупредил один из лидеров «Антимайдана» Сергей Долженков, который сейчас находится под следствием, рассказал Виталий Кожухарь. По словам собеседников Би-би-си, для Одессы такие контакты были обычной практикой.

Примерно в 15:00 колонна фанатов начала движение. Тогда же поступили первые сообщения о возможном нападении.

«В атаку первыми пошли активисты «Антимайдана» — решили показать, кто в городе хозяин. И если бы не «Самооборона» — я не знаю, чем бы все закончилось», — рассказал фотокорреспондент Олег Владимирский.

«У нас была одна задача — не дать им прорваться сквозь кордон милиции», — добавил Виталий Кожухарь. По его словам, среди «Самообороны» не было приезжих, о чем часто говорят оппоненты.

О том, что происходило дальше, очевидцы рассказывали Украинской службе Би-би-си примерно одинаково.

«Самооборона» вместе с милицией пытались построить болельщиков и организованно отвести их от беды. Одна группа затем отправилась на улицу Греческую (которая упирается в одноименную площадь. — Ред.), часть — на Дерибасовскую (которая тоже выходит на Греческую площадь через короткий переулок. — Ред.).

«На Греческой милиция успела установить заслон. «Антимайдановцев», которые туда пришли, остановили», — сказал одессит Максим Жулинский.

О том, что милиция пыталась сдержать людей, пришедших с Куликова поля, также говорит журналист Антон Даценко. По его словам, они сначала пытались пройти к Греческой площади, а когда не получилось, то повернули в другую сторону и дошли почти до Дерибасовской.

«Тогда они начали бежать вперед, милиция начала их обгонять и попыталась перекрыть выход на Дерибасовскую, но им туда не нужно было. В какой-то момент они развернулись и побежали в обратную сторону. Милиция осталась у них позади», — сказал он.

«Самооборона» также бежала им навстречу, и уже на пути к Соборной площади произошла первая стычка. Кожухарь утверждает, что его бойцы были не готовы к противостоянию и не имели спецсредств. Хотя, по словам очевидцев, взрывные пакеты бросали с обеих сторон.

«Из-за спин милиционеров летели камни, и в их сторону, конечно, тоже. Кто-то из людей раздавал петарды», — вспоминает Дмитрий Златоверхий момент, когда он с друзьями пришел на звуки шума в район Греческой площади.

КРАСНЫЕ ПОВЯЗКИ

Настоящий хаос начался позже, когда группа фанатов и «Самообороны» все же наткнулась на бойцов с Куликова поля на Дерибасовской и других соседних улицах.

«Точка невозврата наступила после начала стрельбы. Причем, стреляли с обеих сторон. Со стороны «Антимайдана» также были убитые и раненые», — поделился воспоминаниями Антон Даценко.

Впоследствии его и редактора сайта dumskaya.net Олега Константинова ранили выстрелами, как утверждает журналист, со стороны проукраинских сил: «Я подбегаю к Олегу, начинаю поднимать, и тут попадают в меня — в локоть и в ногу. Я так понимаю, это была картечь».

Другие очевидцы рассказали корреспондентам Би-би-си, что первые выстрелы прозвучали со стороны группы людей с Куликова поля. Более того многие убеждены, что милиция была на стороне «Антимайдана».

«У некоторых милиционеров, за чьими спинами прятались сепаратисты (люди с Куликова поля. — Ред.), были красные повязки на руках», — заметил Дмитрий Златоверхий.

«Самое интересное началось тогда, когда ряд милиционеров разомкнулся, и из-за него вышел мужчина в маске с автоматом и начал стрелять в сторону Дерибасовской. Тогда все стало понятно», — рассказал Максим Жулинский.

Еще один из аргументов, который звучит не в пользу правоохранителей, заключается в том, что они стояли лицом к представителям «Самообороны» и фанатам, а лицом, как правило, стоят к тем, кого считают нападающей стороной.

«Действительно, на видео кажется, будто милиция выступает на стороне «Антимайдана». На самом деле, это немного не так, потому что «Антимайдан» стоял на одной стороне и никуда не двигался, а «Майдан» атаковал с разных улиц. Конечно, они стояли щитами вперед», — не согласился с таким утверждением Даценко.

Однако в целом к действиям милиции есть много вопросов у обеих сторон противостояния.

«Милиция при желании могла бы все остановить еще на Куликовом поле — было достаточно сил для этого. Или, по крайней мере, на Греческой площади», — убежден представитель «Самообороны» Виталий Кожухарь.

«Для правоохранителей заблокировать 40 человек с палками и щитами — несложная задача, на мой взгляд», — добавил Антон Даценко.

«Они могли оградить наших ребят и вывести их оттуда. Почему этого не сделали — это и для меня загадка», — сказал Морис Ибрагим.

КЛЮЧЕВАЯ ФИГУРА?

Едва ли не самой противоречивой в этом смысле является роль начальника милиции общественной безопасности Одессы Дмитрия Фучеджи, который впоследствии выехал за пределы Украины.

В тот день он был на улицах города, а сейчас украинские власти считают его одним из главных фигурантов дела: прокуратура передала в Приморский суд Одессы результаты расследования по Фучеджи с обвинительным актом о превышении власти или служебных полномочий работником правоохранительных органов.

На видеозаписях, выложенных в интернете, видно, как он общается с Сергеем Долженковым, который теперь считается одним из организаторов столкновений и находится под стражей, а затем, получив легкое ранение, вообще уезжает в одной машине скорой помощи с другим представителем «Антимайдана» — Виталием Будько, известным также как «Боцман».

Хотя, несмотря на все, для свидетелей тех событий его роль не столь однозначна. Антон Даценко, например, утверждает, что он наоборот пытался перекрыть как можно больше улиц.

«На Греческой площади был момент, когда Фучеджи ходил из стороны в сторону и ругался: «Я знаю, кто это все организовал, я до него доберусь». Это было отчетливо слышно», — сказал он.

«Я всецело убежден, что все было спланировано выше. Руководитель милиции общественной безопасности Дмитрий Фучеджи — это не тот уровень, который бы взял на себя ответственность не предпринимать никаких действий», — поделился Морис Ибрагим.

К центральной роли Фучеджи также скептически относятся и в «Самообороне», и в среде местных общественных активистов. Это очень контрастирует с тем, как выстроило свое обвинение следствие.

Сам Фучеджи считает, что из него сделали «козла отпущения».

МЯСОРУБКА

После того, как в противостоянии появились первые убитые и раненые, все постепенно начали осознавать, что происходит нечто такое, чего никто не ожидал. Услышав выстрелы, на улицы начали выходить одесситы. На помощь прибежали футбольные фанаты, которые смотрели матч между «Черноморцем» и «Металлистом» на стадионе и начали покидать трибуны.

В свою очередь, к представителям «Антимайдана» начали присоединяться их товарищи с Куликова поля.

«Они начали звонить и говорить «нас убивают!». Люди с Куликова действительно пошли туда, чтобы остановить драку», — рассказал Морис Ибрагим. Сам он уже был в Одессе и пытался добраться до эпицентра событий, однако таксисты наотрез отказывались везти его в центр.

«Морис, ты что! Даже не думай сюда ехать — здесь уже мясорубка, ты ничего не сделаешь», — позвонил ему товарищ.

Что вышло из этой «мясорубки» — известно всем: в тот день в столкновениях погибли 48 человек, еще более 200 получили травмы.

Неизвестным до сих пор остается другое: кто же все-таки стоит за всеми событиями в Одессе?

«Следствие часто своими действиями само ставит под сомнение стоящую перед ним задачу выяснить, что там на самом деле произошло», — рассказал Би-би-си главный редактор одесского издания «Таймер» Юрий Ткачев. Вместе с другими общественными деятелями он создал «Группу 2 мая», которая, в частности, восстановила подробную хронологию событий того дня.

Многих смущает тот факт, что за год по делу о драке в центре Одессы так и не были объявлены приговоры. 27 апреля суд в Одессе по требованию защитников подсудимых вернул обвинительный акт на доработку прокуратуре.

В конце мая первый заместитель генпрокурора Владимир Гузырь сообщил, что по делам о событиях в Одессе 2 мая обвинения предъявлены 22 людям. Трое из них — сторонники «Евромайдана».

В частности, 28 апреля генпрокуратура передала в суд обвинение против мужчины, который «произвел несколько прицельных выстрелов из охотничьего ружья в направлении группы людей, нападавших на футбольных фанатов и сотрудников милиции». Его обвиняют в убийстве.

В ответе на запрос Би-би-си в генпрокуратуре Украины отметили, что проходит расследование ненадлежащего исполнения обязанностей сотрудниками милиции, а трем из них предъявлены обвинения (включая Дмитрия Фучеджи, который объявлен в розыск).

Похоже, это не те результаты, которые могли бы удовлетворить очевидцев и пострадавших в столкновениях после года расследования.

«Я привык к тому, что расследований нет, и никого не наказывают. Для меня это не удивительно, так происходит всегда. Меня смущает другое: несмотря на цену, которую заплатила Одесса, даже через год это не привело к какому-то сближению», — заключил одессит Максим Жулинский.

«Произошла поляризация. Люди разделились на две стороны. А вообще, после тех событий появился страх», — поделился своими соображениями фотокорреспондент Олег Владимирский.

И трудно сказать, какой страх сейчас преобладает среди одесситов — страх, что виновных так и не накажут, или страх, что те события могут повториться.

Особенно это касается пожара в Доме профсоюзов, рассказ о котором — в следующем материале Би-би-си.
7551

Комментировать: