Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... +2
днем 0 ... +3
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«Общественная деятельность иногда направлена на войну…»

Воскресенье, 28 декабря 2014, 07:59

Надежда Супранович

Слово, 25.12.2014

Подвергаясь бесконечным нападкам со стороны общественников, руководство дельфинария в каком-то смысле сейчас оплачивает чужие векселя…

Побережье любого западноевропейского города — это дворцы, цветники и ухоженные газоны. Одесский же берег покрыт всего лишь убогими зарослями, насаженными во времена коммунистических субботников. Разумеется, его надо всячески благоустраивать. Однако при этом есть риск, что прибрежная полоса усилиями застройщиков постепенно превратится в закрытую ВИП-зону. За примером далеко ходить не надо. Именно это уже произошло в Овидиопольском районе Одесской области на берегах Сухого лимана. Сегодня этот райский уголок фактически закрыт для свободного доступа.
К счастью, в Одессе есть множество общественных организаций, готовых в случае такой опасности забить тревогу. Но, отдавая должное активной гражданской позиции общественников, думаю, иной раз стоит выслушать и противоположную точку зрения — людей, которые готовы вкладывать деньги в развитие прибрежной зоны.
На днях глава совета соучредителей компании «Нерум» Андрей Вячеславович Кисловский с мужеством, которое, думаю, стоит оценить, согласился дать нашему изданию эксклюзивное интервью, в котором ответил на все выдвинутые против него обвинения со стороны активистов. Привожу текст нашей беседы, как говорится, без купюр, без комментариев, лишь с небольшими сокращениями.

— В 2003 году компания «Нерум» заключила с городским советом договор на долгосрочную аренду земли. Участок был выделен для строительства «Дельфинария». О том же, что на этом месте будет еще и гостиница, в договоре нет ни слова…

— Насколько я помню, в договоре идет речь о строительстве и эксплуатации зданий и сооружений дельфинария. Это — довольно широкое понятие. Сюда входит все, что связано с животными. Сегодня построен единый комплекс, который представляет собой центр дельфннотерапии. Это — сам дельфинарий, помещения дельфинотерапии и объекты для проведения досуга. Мы предоставляем целый комплекс услуг для работы с больными детьми. У нас в центре также работают психотерапевт и логопед. Все это требует определенных помещений. Так что все наши постройки абсолютно законны.

— Через несколько лет компания «Нерум» заключила уже следующий договор, но на этот раз уже не с городским советом, а с управлением инженерной защиты территорий и развития побережья. Помимо всего прочего в этом документе идет речь о капитальном ремонте или реконструкции (в зависимости от результатов технического обследования) примыкающих к набережной бун и траверсов. Однако, по крайней мере, на глаз видно, что состояние этих сооружений весьма плачевно. В некоторых местах видны промоины, где свободно циркулирует морская вода…

— Мы заказали не только техническое, но и водолазное обследование всех берегозащитных сооружений, которые здесь находятся. Были подняты некоторые блоки, которые просели и сделана засыпка промоин. Мы заделали гидробетоном определенные щели и просветы, укрепили стальными конструкциями некоторые сооружения и построили волноотбойную стенку. Это была очень дорогостоящая и большая работа. Но что-то оценить здесь на глаз очень сложно. Надо чтобы заключение делал специалист. Я же могу сказать, что на сегодняшний день все берегозащитные сооружения находятся в хорошем состоянии.

— В этом же договоре есть пункт о том, что набережная по-прежнему остается собственностью городской громады…

— Так и есть. Она принадлежит громаде и находится на балансе управления инженерной защиты территорий. Правда, я бы посоветовал этому управлению обновить свои технические документы, мы готовы помочь.

— Однако часть набережной закрыта для свободного доступа. Кадки с землей между насыпными газонами недвусмысленно перегораживают проход…

— Эти кадки с землей обозначают границу землеотвода нашего предприятия. Согласно гражданскому кодексу права арендатора охраняются так же, как и права собственника. Поэтому мы сами определяем режим доступа на свой участок. Точно так же как, например, вы решаете, кого пускать или не пускать в свою квартиру.

— Примерно год назад было судебное разбирательство по поводу принадлежности фонтанных комплексов. Расскажите, пожалуйста, чем оно закончилось? И каковы были его причины?

— Мы построили на своем участке великолепные фонтаны и стали их обслуживать. И тут, под давлением общественности начались нелепые иски по поводу того, что все это якобы необходимо передать городу. Допустим, фонтанные комплексы и в самом деле перейдут на баланс городского совета. Но кто же в таком случае будет их обслуживать? Ведь все коммунальные предприятия, как известно, испытывают острый недостаток финансирования и находятся в самом плачевном состоянии.
Разумеется, в результате судебного разбирательства фонтанные комплексы остались в собственности компании.

— Активисты Евромайдана в настоящее время толкуют о том, что в процессе строительных работ в районе пляжа «Ланжерон» были допущены существенные отклонения от проекта о благоустройстве…

— Дело в том, что в документах, которые мы получили от соответствующих структур, не были указаны точные параметры и размеры элементов благоустройства. Поэтому наши инженеры сами сделали необходимые замеры, чертежи, и мы начали строительные работы. В один прекрасный момент управление архитектуры заметило отклонение от проекта и забило тревогу.
Все поднятые вопросы касались только парковки. Оказалось, машины должны стоять не вдоль, а поперек, потому что склон чуточку длиннее и шире. Мы все это урегулировали, и проект был доработан. В связи с обустройством пешеходных дорожек и транспортных развязок никаких проблем не возникало.

— Что вы можете сказать по поводу якобы незаконно снесенных шестидесяти трех деревьев?

— Любой ботаник или дендролог вам скажет, что у дерева есть определенный срок жизни. У акации он не более пятидесяти лет. Мы убрали только зеленые насаждения, находящиеся в аварийном состоянии. Здоровые же деревья были специальным способом выкопаны и пересажены на соседний склон. Могу показать. Кроме того, мы уже успели высадить множество платанов, софор, ясеней, слив, лип. И будем высаживать еще.
Оборудование нашей парковки поддерживает множество одесситов. Раньше эта территория была захламлена. Там жили бездомные животные и было две «Наливайки».

— Что это за котлован, который был вырыт между гостиницами «Немо» и «Подводный охотник»?

— Вопрос не ко мне. Я представляю только руководство предприятия «Нерум». А котлован был вырыт другой группой компаний.

— По мнению активистов, понятие реконструкции в проекте хитро подменено понятием благоустройства. И это сделано специально для того, чтобы не выносить данный документ на общественные слушания…

— Этот проект уже обсуждался на общественных слушаниях. Они состоялись 11.11.14 г. И все, кто хотел, с ним ознакомились. Однако нашлись и такие, которые стали кричать: «Ай, не видел!». Знаете, как в школе, когда учитель спрашивает: «Почему ты не сделал домашнее задание?» А ученик говорит: «Потому что вы тихо говорили» или: «Было написано в том углу, и я не заметил». То же самое и здесь.
Во время слушаний общественники не сделали нам никаких замечаний. А сейчас они захотели реконструкцию. Нехорошая ситуация. Мы попали в своего рода информационный вакуум и стали разменной фигурой в какой-то политической игре.
К сожалению, общественная деятельность иногда бывает направлена на какое-то узурпаторство и войну против инвесторов и меценатов. Сегодня в плане благоустройства мы являемся именно меценатами. Инвестор — это человек, который вкладывает деньги для того, чтобы потом забрать. Мы же вкладываем их совершенно безвозмездно.
Да, мы облагораживаем территорию возле себя. Но мы же имеем на это право. На благоустроенной территории не будет ни одного капитального сооружения и ни одного объекта торговли. Зато появится множество зеленых насаждений, будет удобная транспортная развязка, заработает новая система освещения. Хочу сделать особый акцент на будущей парковке. Сейчас автомобили оставляют, где попало. Она же позволит значительно уменьшить тот автомобильный хаос, который царит здесь. Там предусмотрено 68 машиномест. Мы уже сделали гранитное мощение, а внешняя облицовка будет из полированного гранита. Все, что мы делаем, у нас красиво, добротно, на века. И это — наш подарок городу.
Каждый одессит сегодня может гордиться новой набережной. Там есть бесплатные душевые, туалет и удобные спуски к морю. Мы тратим на обслуживание этой территории несколько миллионов в год. Но она целиком и полностью принадлежит одесситам.
Хочу также обратить ваше внимание, что в Аркадии, где почти вся земля уже частная, и выстроен целый торговый ряд, никаких особых скандалов нет. Мы же благоустраиваем территорию города, не возводя на ней никаких строений, а нас все время в чем-то упрекают.

— По большому счету, в Аркадии уже поздно «скандалить». Между тем, если бы не тамошнее безобразие. То, думается, и к вам было бы иное отношение. Возможно, в каком-то смысле вы сейчас оплачиваете чужие векселя…

— Золотые слова, так оно и есть!
6640

Комментировать: