Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +2
ночью -2 ... +1
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

О тестировании или хорошо или ничего?

Четверг, 1 мая 2008, 04:03

М. Чайковская

Час пик, 20.04.2008

16 апреля в здании облгосадминистрации состоялась долгожданная пресс-конференция по вопросам внешнего независимого оценивания с участием исполняющей обязанности начальника областного управления образования Татьяны Лазаревой, директора Центра оценивания знаний в Одесской области Владимира Анисимова, других представителей системы образования.

Почему долгожданная? Несмотря на большой общественный резонанс от предстоящего уже в ближайшие дни события — всеобщего тестирования по украинскому языку и математике — ответственные лица до сих пор не отличались щедростью на комментарии и разъяснительную работу среди населения. Этого «населения» по области — ни много, ни мало — около 26 тысяч непосредственно абитуриентов, плюс такая же огромная масса других участников процесса — родителей и учителей.

Причем, все прекрасно понимают, какое испытание им предстоит пройти и какова будет цена всевозможных организационных недоработок и просчетов. Не секрет, что в кулуарах высоких кабинетов работников просвещения нередко звучат откровения обо всех недостатках, «сырости» внедряемой системы, и о ее грозных последствиях в более отдаленной перспективе.

«Это тот случай, когда своим равнодушием и общественность, и чиновники, и кадровый преподавательский состав молчаливо способствуют тем необратимым процессам и сдвигам, которые могут начаться в нашей системе образования после этого поспешного эксперимента», — так оценила ситуацию бывший начальник областного управления образования Любовь Сергеевна Ширнина. Интервью с ней мы приведем ниже, а сейчас — об итогах пресс-конференции.

В общем и целом она прошла на оптимистических нотах. Больше задавалось вопросов и говорилось об организационной стороне дела. Например, о возможных поломках автобусов, которые будут доставлять детей в пункты тестирования и, как следствие, опозданий на само мероприятие. Кстати, ответ на этот, казалось бы, второстепенный вопрос был не столь безобиден: в случае серьезного опоздания какой-либо группы тестирование переносится в так называемый «дополнительный поток» аж … на конец июня. И это только одна «мелочь» из десятков возможных неожиданностей!

О содержательной стороне тестов журналисты практически вопросов не задавали, хотя, наверное, это самое главное, на чем, собственно, базируется оценка знаний. Тема, поднятая общественностью Днепропетровска, — о низком качестве тестов, об ошибках, допущенных их составителями, — в Одессе не затрагивалась. Такое впечатление, что все смирились с тем, что предстоящая вступительная кампания в вузы превратится, по сути, в лотерею, и прежде всего из-за погрешностей в тестах.

Из выступления директора Центра оценивания знаний Владимира Анисимова следовало, что он доволен проведенной работой по подготовке внешнего независимого оценивания и полон оптимизма в отношении самого процесса и его результатов. Особый акцент выступавшие делали на обеспечении полной анонимности тестов и отсутствии каких-либо лазеек для коррупционных договоренностей и действий. Главное внимание было уделено «рассеиванию» учащихся по различным центрам и аудиториям с целью, чтобы они «оказались в абсолютно чужой аудитории в окружении абсолютно незнакомых людей», — так было сказано на пресс-конференции.

И.о. начальника управления образования Татьяна Лазарева попросила журналистов не делать трагедию из предстоящих больших перемещений в пространстве Одесской области массы выпускников. Ведь им, заметила она, так или иначе предстояли поездки в областной центр, если бы поступление происходило по старой схеме. «Так почему мы должны бояться переездов в другую школу или другой район?» — риторически спросила Татьяна Лазарева.

Сюжет детективного романа напоминал рассказ о том, как будет обеспечиваться анонимность и недоступность уже готовых тестовых работ. Здесь вам и упаковка их в специальные пакеты (как предвыборные бюллетени), и нанесение особых штрих-кодов, и пересылка в другие области при помощи военной спецсвязи, и сканирование до того, как они попадут в руки экзаменаторов, и строжайший инструктаж, и содержание в полном неведении пятисот преподавателей, которые будут задействованы в проверке работ (их письменной, творческой части). Таким образом, планируется полностью исключить человеческий фактор, а значит, и «ее величество» коррупцию.

Достаточно невнятно прозвучали ответы на ряд других вопросов. К примеру, какова теперь судьба бывших категорий льготников (а их — огромное количество в масштабах страны)? Это и дети-сироты, и золотые медалисты, и победители олимпиад, и даже те, кто закончил подготовительные курсы при вузах. Было сказано что-то не очень убедительное о том, что приемные комиссии вузов будут учитывать все эти моменты при «принятии окончательного решения». Но, естественно, только после общего конкурса баллов сертификата ВНО.

Осталось неясным, могут ли стать стихийными и неуправляемыми процессы недобора в одни вузы и «перебора» в другие — учитывая, что теперь каждый абитуриент может подать заявление в бесконечное число учебных заведений («хоть во все вузы Украины», — как прозвучало). Ведь очень сложно предсказать, какой из вузов выберет абитуриент, успешно сдавший тесты и поступивший сразу в десять заведений. Как в таком случае будет варьироваться проходной балл в каждом конкретном вузе — «по ходу пьесы», что ли?

Насколько эффективна будет система апелляций, и в какой момент начинается отсчет тех пяти дней, которые на нее выделяются? Как будут информированы дети из «глубинки» о системе апелляций, или они вообще по факту будут лишены такой возможности в силу а) отсутствия компьютера (значит, и возможности ознакомиться с результатами тестов, которые обещают вывесить на официальном сайте Минобразования); б) возможности быстро добраться до места подачи апелляции; в) просто юридической неграмотности? Честно говоря, сложилось впечатление, что на все эти животрепещущие вопросы лица, ответственные за проведение ВНО, имеют весьма приблизительные ответы. Судя по бравым репортажам по телевидению о готовности номер один ко всеобщему тестированию, чиновники всех уровней надеются, что ситуация как-то сама по себе «разрулится» и «рассосется». Искалеченные жизненные планы и «подкорректированные» государством судьбы выпускников спишут на «издержки эксперимента»…

…Бывший начальник областного управления образования Любовь Сергеевна Ширнина, долгое время проработавшая в этой системе, стоявшая у истоков экспериментов с тестированием последних пяти лет, имеющая некоторый опыт борьбы с коррупцией на уровне областной системы образования, сегодня является как бы сторонним наблюдателем за происходящими процессами. Но это не совсем так: благодаря своему опыту и принципиальности она пользуется достаточно большим авторитетом в образовательных кругах, поэтому имеет право выносить свое суждение о проходящем столь глобальном эксперименте. Любовь Сергеевна может себе позволить сказать то, о чем молчат действующие чиновники.

Сегодня мы приводим экспесс-интервью Л. Ширниной по самым острым вопросам предстоящего тестирования. Более детальный и предметный разговор на эту тему, а также о состоянии нашего образования в целом, читайте в следующем номере.

— Любовь Сергеевна, почему ответственные чиновники (да и ректоры вузов тоже) будто сговорились: о тестировании, как о покойнике, — либо ничего, либо только хорошее?

— Вы прекрасно знаете о консервативности и осторожности чиновников от образования: они никогда не будут публично протестовать против реформы, внедряемой «сверху». Добавляет официоза тот факт, что сегодняшний эксперимент проводится под эгидой Президента, поэтому критиковать желающих нет.

— Что лично Вы думаете по поводу этого масштабного действа?

— Все не так легко и безобидно, как это представляет нам министерство. Запущено громоздкое, очень затратное мероприятие, и сразу же возникает вопрос о финансировании. Под ВНО заложена сумма в 190 миллионов гривень, реально необходимо в три раза больше, 500 600 миллионов. Вот эта разница и говорит о качестве эксперимента: оно, безусловно, пострадает.

А теперь о масштабах. Вы представляете, какой требуется уровень организации для того, чтобы все прошло гладко? Сколько людей задействовано в процессе, сколько техники?! «Маленький» вопрос: будут ли завтра готовы все автобусы для перевозки такой массы детей? Подходят ли они (и их техническое состояние) для этих целей? Продуманы ли вопросы питания и оказания медицинской помощи, если потребуется? Я назвала лишь несколько первых попавшихся проблем, а их десятки и сотни.

— Вам возразят: ведь когда-то же надо было это делать, не сидеть же сложа руки, глядя на прогнившую, насквозь коррумпированную систему вступительных экзаменов?

— Время выбрано не самое удачное — экономический кризис, политическая нестабильность, государству сейчас не по карману такие дорогие удовольствия. Но дело даже не столько в этом: экзаменационная реформа не подготовлена, как следует. Ее нужно было «обкатать» на нескольких территориальных единицах. Много вопросов по технической оснащенности, компьютерному обеспечению, не говоря уже о качестве изготовленных поспешно тестов. Ведь они научно не апробированы!

— Как Вы оцениваете конечную цель всего этого мероприятия — полностью ли защищена вся система от коррупции, постороннего вмешательства?

— Пока я оцениваю на 99 процентов невозможность такого вмешательства. Как будет на практике — посмотрим.

— Это большой плюс такой системы оценивания. Но как Вы считаете, перевешивает ли он все минусы, которые сейчас не берется подсчитать никто?

— Нет, не перевешивает. Из-за этих «минусов» начнутся негативные процессы в нашей системе образовании, пострадает уровень образованности населения, произойдут необратимые структурные сдвиги в обществе в целом.

— Навскидку: назовите одну из самых болезненных проблем, которая появится с введением ВНО?

— Это проблема отсечения от высшего образования многих способных и желающих учиться детей из сельской местности. Они заведомо находятся в неравном положении. Раньше, как вы знаете, вузы были обязаны принимать совершенно определенный процент таких детей. Теперь об этой льготе нет и речи. За бортом пока остается и контингент детей-сирот… На самом деле таких острых проблем очень много.

— Давайте продолжим говорить о них в следующем интервью. Спасибо.
1544

Комментировать: