Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... 0
утром -2 ... +3
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

О десоветизации и декоммунизации

Вторник, 21 апреля 2015, 12:36

Евгений Середа

Фраза, 20.04.2015

Согласно последним данным Центра Разумкова, 67% украинцев считают, что ситуация в стране развивается в неправильном направлении. Почти столько же было в 2013 году, за месяц до Евромайдана.

Оценивая дальнейшие перспективы, треть опрошенных полагает, что украинскую экономику ожидает коллапс с массовыми закрытиями производств, безработицей, инфляцией и дефолтом. Самые низкие оценки руководству страны украинцы ставят за выполнение все тех же экономических задач. Не питая особого доверия к власти, более половины украинских граждан не готовы терпеть ради реформ временное ухудшение материального положения.

В общем, уровень социального напряжения в стране остается высоким: на фоне относительного перемирия на Донбассе страхи и тревоги многих украинцев концентрируются на угрозах экономических. Может ли это напряжение в ближайшее время обернуться массовыми протестами против действующей власти?

Две стороны медали

С одной стороны, много протестных и боевых сил оставлено на Майдане и Донбассе, на их восстановление может уйти не один год. К тому же, сторонники революции вряд ли будут спешить с экономическими бунтами, которые будут означать, по сути, поражение Майдана. Это осознание для большинства из них может оказаться не менее болезненным, чем снижение уровня жизни.

Не желая своими протестами еще больше расшатывать ситуацию в стране, на подобные бунты едва ли пойдут и многие из тех, кто не поддерживал Майдан, но выступает за территориальную целостность Украины.

Те же, кто разделяет антимайдановские и пророссийские настроения, могут либо не видеть смысла за что-то бороться в стране победившего Майдана, либо бояться обвинений в сепаратизме и подрывной работе с вытекающими из этого последствиями.

Но какими бы маловероятными сегодня ни казались масштабные протесты, исключать их нельзя. Раз есть массовые разочарования и негодование, значит есть и потенциал развития революционной ситуации. Как в данной ситуации может действовать власть?

Разговаривать во время работы

Вариант 1. Прикладывать все усилия для спасения экономики и параллельно с этим вести активную коммуникацию с народом, объясняя ему, как взрослый взрослому, что, мол, мы делаем все, что можем, дайте нам время. Такая работа, безусловно, будет приносить какие-то плоды — пусть поначалу небыстрые и скромные, но тем не менее.

Вариант 2. Прикладывать все усилия для спасения экономики, но при этом пытаться по-родительски отвлекать внимание общества от болезненных реформ на какие-то другие отвлеченные темы.

Вариант 3. Имитировать реформаторскую деятельность или малоактивно заниматься реформированием, но вместе с тем стараться по-взрослому вести диалог с народом на экономические темы, а не только на политические и военные.

Вариант 4. Имитировать реформаторскую деятельность или малоактивно заниматься реформированием и при этом пытаться переключать общественное внимание с экономических проблем на какие-то другие — например, исторические или связанные с внешней агрессией.

Очевидно, что наиболее эффективный вариант — первый. При определенных обстоятельствах подходящим может быть и второй. Если считать мерилом реформаторской работы украинской власти мнение народа, тогда ей, по-видимому, ближе третий или четвертый варианты. В пользу последнего могут свидетельствовать недавно принятые законы о десоветизации.

Базис и надстройка

Ключевая цель этих законов, судя по всему, кроется не в вопросе, почему нужно запрещать коммунистическую пропаганду и символику, открывать доступ к архивам советских репрессивных органов. А в том, почему это делается именно сейчас, когда реформы продвигаются медленно и растет уровень общественных недовольств.

Прямо-таки горящего соцзаказа на то, чтобы эти законы были приняты на данном этапе, что ни говори, не было. Если бы их не принимали еще год, два или пять, едва ли по этому поводу произошел бы новый Майдан.

Некоторые эксперты говорят, что сейчас якобы самое подходящее время для этих законов. Но чем хуже было бы принять эти законы тогда, когда стабилизируется экономическая ситуация в стране, они не уточняют. В данном случае это выглядело куда более символичным — идеологическое закрепление реформаторского успеха. Тогда бы у этой декоммунизации появилось намного больше сторонников в стране, чем сейчас, в частности — в юго-восточных областях.

Но основная цель этих законов на данном этапе — независимо от того, как они будут восприниматься в будущем, — заключается, судя по всему, в стандартной технологии во время кризисов и не только — отвлечении внимания здесь и сейчас. Прежде всего, внимания активных украинских патриотов, от которых сегодня исходит наибольшая протестная опасность для власти.

Не реально, так медийно

Нет ничего плохого в том, что, например, в названии главного проспекта колыбели украинского казачества, Запорожья, будет фамилия не кровавого вождя, а, допустим, последнего атамана Запорожской Сечи Петра Калнышевского, который недавно был причислен Украинской православной церковью к лику святых.

Но намного лучше будет сделать это тогда, когда запорожцы, днепропетровчане, харьковчане и другие жители страны почувствуют, что экономика страны перешла в зону безопасности.

Тем более, что переименование городов, районов, улиц и других объектов может потребовать немалых средств, которые сегодня лучше потратить, к примеру, на помощь мирным жителям и военнослужащим, пострадавшим на Донбассе.

Примечательно, что затормозить практическую реализацию политики по десоветизации может даже не финансовый фактор, а пассивность чиновников. Впрочем, смысл этой политики в нынешних условиях может заключаться не столько в ее повсеместном осуществлении, сколько в информационном эффекте от принятых законов.

Пропагандистская справка

В Энциклопедии методов пропаганды создание информационной волны определяется как одна из эффективных техник пропагандистского воздействия на большие группы людей. Акция проводится таким образом, что заставляет многие СМИ комментировать первоначальные сообщения.
Основная цель использования этого приема заключается в создании так называемой вторичной информационной волны на уровне межличностного общения — для инициирования соответствующих обсуждений и оценок. Отмечается, что все это позволяет многократно усилить мощь информационно-психологического воздействия на целевые аудитории.

Как правило, какой бы сенсационной ни была информация, примерно за неделю она полностью выгорает, приедается и выветривается из массового сознания. Продолжить жизнь информационной волне можно с помощью специально сконструированной системы распространения медиа-сообщений.

Обычно информационные волны призваны парализовать или нарушить деятельность широких слоев населения, конкретных социальных групп, организаций или государственных институтов. Но, как показывает практика, они могут использоваться и для обезвреживания реальной или потенциальной агрессии со стороны определенных групп.

Самый же простой и надежный способ обезвредить агрессию, по мнению австрийского ученого Конрада Лоренца, — это ее переориентирование. «Она, — замечает Лоренц, — довольствуется эрзац-объектами легче, чем большинство других инстинктов, и находит в них полное удовлетворение».
7451

Комментировать: