Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -7 ... -6
утром -5 ... +1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

О чем промолчал директор...

Воскресенье, 29 августа 2010, 08:06

Геннадий Калугин

Вечерняя Одесса, 28.08.2010

Карантинная стена с башней — один из заброшенных памятников на территории парка Шевченко

Попытки массового сноса деревьев в Одессе всегда вызывали закономерный протест, а порой даже стоили вожделенного кресла некоторым администраторам. В условиях всё более ширящегося в нашем городе правового нигилизма планы снести десятки деревьев в парке имени Шевченко вызвали защитную реакцию одесситов, в том числе публикации. В ответ телевидение продемонстрировало реплику директора парка И.Челидзе, пытавшегося отстоять свои позиции, доказать недоказуемое. Но так ли всё просто, как пытался представить это директор?

Затянувшийся процесс строительства стадиона, неудачно размещённого в центре парка, всё более наносит огромный ущерб ему, всё более разрушает 135-летний парк.

Свободно и произвольно перемещающаяся строительная техника и строители чувствуют себя здесь слишком привольно, в отличие от посетителей парка. Такое впечатление, что при планировании и ведении строительства интересы посетителей парка как места массового (!) отдыха вовсе не учитывались. Грузовыми машинами совершенно разбито асфальтовое покрытие напротив северной и восточной сторон стадиона, где проходит самая популярная приморская аллея. Не помогли даже уложенные на обочине бетонные плиты.

Сильно загрязнена главная аллея, на которой стоит памятник Т. Г. Шевченко, и по которой тоже ездят автокраны и другая строительная техника. Снующие по парковым аллеям тяжеловесные автомобили поднимают облака пыли. В проезжую дорогу для самосвалов и бетоновозов превращена даже прежде уютная и извилистая, наименее для этого пригодная Нахимовская аллея, на которую теперь устроен даже специальный новый въезд со шлагбаумом с Маразлиевской улицы.

Всё терпели одесситы, пока от въезда с Маразлиевской и до самого стадиона не появились кроваво-красные и белые кольца на стволах деревьев — и молодых берёз, и старых акаций. Как утверждает директор парка, с полсотни деревьев этих (впрочем, о количестве он умолчал!) предлагается снести — чтобы спрямить аллею для завоза крупногабаритных бетонных конструкций...

Но за что же «обречены на заклание» еще и деревья на десятках метров вдоль аллеи, параллельной улице Маразлиевской, начиная от шлагбаума?

Часть её и парковой территории уже пожертвованы для ресторана и автостоянки возле него. Если въезд со стороны улицы Маразлиевской и Нахимовская аллея не пригодны для завоза крупногабаритных конструкций, то почему бы не использовать для этой цели наименее травматичный для парка и отдыхающих в нём и наиболее безопасный подъезд к стадиону со стороны главной аллеи? Только эта аллея парка имеет разделённые рядами деревьев мостовую и тротуары, что было устроено ещё 100 лет назад нашими заботливыми предками в 1910 году для первой линии одесского трамвая, начинавшейся от Ланжероновской арки...

Может быть, вся проблема в том, что путь этот проходит мимо окон управления парка, разместившегося в перестроенном здании станции трамвая? Но, если въезд на стройплощадку стадиона открыть со стороны южных ворот, напротив главной аллеи, перед которой есть огромная, ныне свободная площадь, то въезд на стадион можно было устроить, не снося ни одного дерева, не беспокоя дирекцию парка, а «заодно уж» доставляя меньше всего беспокойства отдыхающим здесь.

Беспокоят ли мэрию и директора парка условия отдыха горожан, туристическая привлекательность города и его центрального (!) парка культуры и отдыха, а не только интересы стройки? Если беспокоят, то деревья можно и не сносить. Главный тезис директора парка о том, что снос деревьев возможен только с разрешения «Зелентреста», вообще выглядит двусмысленно, так как только «Зелентрест» может дать разрешение, на основе которого уничтожение деревьев должен произвести ... тот же «Зелентрест».

Странно выглядит и уверенное заявление директора о том, что парк убирают, что газоны пропалывают.

Да, бутылки, брошенные неаккуратными посетителями и любителями выпить спиртное «на воздухе» (здесь время воскрикнуть: «Куда смотрит милиция и дирекция?!») убирают, правда, кучи собранных бутылок местами сброшены в кустах, даже недалеко от дирекции парка. А опадающие ныне на аллеи цветы софор и листья других деревьев просто и «естественно» постепенно перетирают ногами посетители. А на «пропалываемых» газонах приморской, например, аллеи бурьян ныне вырос в рост взрослого человека; засохшие деревья во множестве также «украшают» их. Впрочем, кое-где по бурьяну наездили колеи легковые автомобили, владельцы которых устроили стоянку на газонах вблизи ворот баптистской общины «Аллилуя». По газонам же наездил колеи и поезд-аттракцион, загрязняя заодно воздух выхлопными газами. Почему не видит этого директор? А вопрос о том, может ли уже ряд лет существовать городской ЦПКиО, где проводятся массовые мероприятия, без туалетов, на стенах которых давно и жирно написано «Закрыт. Не работает»; — этот вопрос директору парка должны задать вышестоящие его руководители и СЭС?

Поведал директор и о том, что когда-то, в перспективе, будут отремонтированы коммуникации. Но почему же не сейчас, когда, например, сквозь покрытие Шевченковской аллеи пробился фонтан воды неизвестного происхождения и залил сотни квадратных метров территории парка? Проблема эта не будущего, а насущнего, её откладывать «на потом» нельзя. Парк ведь посещаемый. Обещал директор восстановить и дорожное покрытие. Но за чей счёт: владельцев ли стадиона, уже нанесшего огромный вред парку и его посетителям, или за счёт горожан? А пока что будем «глотать пыль» ещё два года? Почему не устраивать безопасные проезды уже теперь? Пообещал директор в будущем и ландшафтный дизайн. А пока пусть деревья умирают стоя? Уже немало их попадало, а остальные, засохшие, ещё так и стоят. Не страшно, если упадёт на кого-то?

А каковы перспективы заброшенного и заросшего бывшего Зелёного театра, что у самого памятника Т. Г. Шевченко? А превратившихся в многолетний притон бомжей разбитых помещений культмассового и детского секторов парка, что у стены монастыря? По ночам кто-то уносит чугунные решётки системы ливневой канализации, что на главной аллее, вблизи дирекции (не пугают директора незакрытые проёмы?), выворачивают «с корнем» и разбивают чугунные литые ограждения газонов на этой же аллее, обдирают медь с памятников, поснимали решётки карантинной стены и башни. Не пора ли унять «ночных хозяев» парка?

И последний вопрос — о памятниках. О них директор не сказал ни слова! Может, и не знает о них?

А ведь памятником садово-паркового искусства является и сам парк. Андреевский бастион Хаджибейской крепости (1793 г.) и стоящий на нём Александровский столп, расположенные вблизи них сооружения астрономической обсерватории университета и трамвайная станция, Ланжероновская арка, карантинная стена с башней и карантинное Чумное кладбище... Памятники Т. Г. Шевченко, воинам-«афганцам», Неизвестному матросу, Аллея Славы. Никаким ландшафтным дизайном не компенсировать совершенно недостойное состояние памятника Александру II, башни карантина, заброшенность карантинного кладбища, где похоронены первые герои Одессы, мемориала ЧМП. Ничем не оправдать базарный беспредел и задымляющие территорию парка мангалы у Ланжероновской арки. Невозможно проводить здесь какие-либо праздники, соревнования, приглашать в парк (ЦПКиО!) гостей, детей и взрослых, когда памятники, то есть совесть народа, города, страны, находятся в состоянии поругания! Что думает об этом директор парка?

А нам всем задуматься есть о чём... Ведь именно полное разрушение и обесценивание обычно предшествуют «классическому» процессу приватизации государственных объектов. Тут уж не до полусотни деревьев и дюжины памятников.
2640

Комментировать: