Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +2
вечером 0 ... +1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Нью-Васюкам такой КВН и не снился

Суббота, 30 января 2016, 11:18

Валентин Крапива

Пассаж

Он был очень похож на Мефистофеля. Не только своей игривой бородкой, но, главное, талантом соблазнять. Звали его Леня Рабинович. Естественно, что человек с такими данными мог быть только директором (да еще каким!) команды КВН (да еще какой!) — «Парни из Баку»

Он знал, что КВН — это наркотик. Поэтому, когда звонил из Баку к нам в Одессу с просьбой помочь их команде, был уверен на 100%, что нам никуда не деться: за счастье еще раз окунуться в этот омут мы продадим душу. Это цитата. На самом деле о «продаже» речь не шла — так, суточные, карманные расходы. Душу мы не продавали, а отдавали, но зато команде классной по всем статьям.

Так однажды некая группа одесситов приехала в Москву помочь бакинцам. Они и сами писали отличные шутки, конструировали лихие сценки. Но бакинцы играли в «восточный» КВН, в котором своя специфика юмора, плохо воспринимаемая московским жюри. А в сезоне 1993 г. бакинцы попали на Новосибирск, Свердловск, Донецк, Санкт-Петербург. Надо было адаптироваться к европейской модели КВН. Как могли, мы помогали друзьям из Баку побыстрее пройти эту суровую школу шуток про российские реалии.

Но не о них пойдет речь — это уже история. Историю КВН пусть пишут другие. Грюнвальдскую битву лучше всего описывать через 600 лет, компетентно заявляя, что она была, скорее всего, не в Африке. Поэтому таким летописцам, как я, остаются байки. Они не отражают истории, они ее украшают. Вот одна из них.

Попробуйте догадаться, что было главной особенностью всех бакинских команд КВН? Понимаю, что на ум приходят воля к победе, неимоверная музыкальность, сказочная работоспособность. Нет, нет и еще раз нет! Все это в бакинских командах было в гипертрофированных размерах. Но не это было главным. Главным был банкет. Это было священнодействие, какое не снилось даже фараонам. Первый чартерный авиарейс из Баку доставлял в столицу напитки, второй — продукты и только третьим летела команда, чтобы дать повод для банкета.

Быстренько пробежимся по ассортименту. Это важно. Среди напитков преобладали коньяки и красные азербайджанские вина. Но однажды номер директора Лени Рабиновича заполнили ящики с совершенно непривычным продуктом. Это была особая водка, выпущенная в Баку в честь очередной победы их земляка Гарри Каспарова. Многое в ней сбивало с привычного хода мыслей. Изображенная на этикетке шахматная доска — уже Бог с ней. Но надпись «CHESSKAYA» тут же всеми воспринималась как братский привет от чешского, тоже неслабо пьющего народа. Скажу прямо: только после полной и безоговорочной победы над содержимым двух бутылок «чешской» лично я догадался, что CHESS — это «шахматы», а KAYA — это жест доброй воли бакинских ценителей градуса российским ценителям суффикса. Так вот, именно эта бакинская водочная диковинка родила внештатную кавээновскую ситуацию.

Моя помощь бакинцам не предполагала написания шуток — я был режиссером. Но по ходу постановки все время возникали какие-то вкусные фразы, которые ладно ложились в приветствие типа:

— Говорят, в Азербайджане золото нашли!
— Э-э, никогда в Азербайджане золото не найдут!
— Это почему?
— Я его хорошо спрятал!

Или:

— Баку — это древний Восток. Наше государство возникло еще в незапамятные времена!
— И продолжает возникать до сих пор!

И вот в конце одной из репетиций меня за рукав отводит в сторонку Леня Рабинович и полный философской грусти произносит очень порядочные слова:

— Валентин Владимирович, у меня по смете не предусмотрена оплата текстов, поэтому ваши шутки мы не можем взять в приветствие.

— Это логично! Не отдавать же их бесплатно! — полный философской радости, не решаюсь я посягнуть на его порядочность. — Видишь ли, Леня, твой тезка, кинорежиссер Леонид Гайдай, когда на съемочной площадке кто-нибудь предлагал оригинальный трюк, говорил: «Заплатить не могу, но с меня бутылка!». Ты глянь, сколько бутылок стоит в твоем номере! Ты же можешь получить лучшие шутки СНГ и его окрестностей по такому бартеру.

Мефистофель был хитер, а Леня в придачу еще и сообразителен. Тут же две бутылки «шахматной» водки оказались у меня под мышкой. Причем каждая сторона получила то, что хотела. Дело в том, что накануне мы свято поклялись, что ни одна бутылка водки не будет куплена, пока Масляков не объявит финальный счет игры. Но бутылки, что грелись у меня под мышкой, были не куплены, а заработаны. И заработаны для весьма нужного дела. В тот вечер ожидалось прибытие основных актеров первой линии бакинской команды. Карабахские события, необходимость кормить семью — все это разбросало первую линию по просторам бывшего СССР. Кто-то работал в Белоруссии, кто-то в Подмосковье, кто-то в Прибалтике. Но на игру по зову кавээновской трубы, бросив семьи и заработки, они мчались в Москву.

Профессия режиссера всегда предполагала, что он придумает выход из безвыходной ситуации. Видимо, я владел азами профессии — выход, вернее, украшение стола в тот вечер его украшало. И вечер встречи удался, хотя, по правде, тосты были больше по-восточному пышными, чем по-европейски обильными, и полбутылки «шахматной» водки остались недопитыми.

Но в конце утренней репетиции, как раз перед обедом, Самир, самый здравомыслящий, а потому первый в линии, вдруг сказал:

— Валентин Владимирович, по-моему, у нас осталась недоигранной одна шахматная партия.

Намек был абсолютно непрозрачный: в моем гостиничном номере на столе действительно оставались полбутылки прозрачной, как защита Нимцовича, влаги. Тут же подал голос второй в линейке, но первый по возможностям за столом, Рауф:

— У меня есть одна очень перспективная идея в ладейном эндшпиле. Хотелось бы ее проверить до обеда.

И началось. Пришлось основательно потрудиться: мы придумывали шутки и волокли их Лене Рабиновичу на обмен. Он стал привередлив. Не каждая шутка шла в эквиваленте бутылки. Леня понял, что Мефистофелем он уже побыл, пора снова переквалифицироваться в директора, поэтому торговался за каждое слово.

Но положение его было незавидным. Ширилось и набирало размах новое движение в команде. В наши ряды вливались все новые шахматные бойцы. Пришлось даже нарисовать таблицу розыгрыша: кто в каком номере гостиницы с кем встречается. В разговорах мелькали фразы типа: «Сегодня играем небольшую многоходовку по Филидору», или «Вчера был плохой вечер — один Кара-Кан на пятерых». Директор команды был в восторге, он тряс мою руку и говорил:

— Валентин Владимирович, я даже не предполагал, что вы такой завзятый шахматист! Вы настоящий стратег — нашли, чем сплотить ребят.

— Леня, ты даже не представляешь, какую важную роль играют шахматы в жизни человека. Особенно если их выпускают на государственном предприятии под патронатом самого Гарри Каспарова!

— А при чем здесь государственное предприятие? — не понял Рабинович.

— Нет-нет, это я оговорился. Я хотел сказать «в государственном масштабе».

Шахматная идиллия длилась недолго. Все испортил этот идиотский дух коллективизма, который нам привили с советских времен. В один прекрасный день Леня вдруг понял, что как директор команды он не может стоять в стороне от того, что сплачивает ребят.

Однажды в номер Самира кто-то тактично постучал. Самир опрометчиво открыл. На пороге стоял Леня Рабинович. Мы как раз разыгрывали очень оригинальный вариант атаки Ласкера на две бутылки под маринованные грибки и ветчинку. Атака захлебнулась. Нам было немыслимо стыдно, потому что Леня Рабинович стоял в дверях, держа под мышкой шахматную доску.

Что вам сказать, в тот же вечер этой же доской был подведен итог нашему турниру.

Да, нам было стыдно. Но в заключительном слове Олег Бланк, последний в линии, но первый в умении обобщать, сказал:

— Ребята, мы поступили нехорошо. Мы лишили наших друзей, наших родных, которые придут на банкет, их законного права тоже приобщиться к миру шахмат — ведь запасы Рабиновича стали наполовину пусты. Но зато, чтобы наш турнир не угас, сколько хороших шуток было написано. Только теперь я понял, как шахматы стимулируют умственные способности каждого, у кого есть потребности.

«ПАРНИ ИЗ БАКУ» ШУТЯТ

— Азербайджан пригласили вступить в СНГ — должен же кто-нибудь их рубль обеспечить своим золотом!
— Но почему именно Азербайджан?
— Доверяют. Присмотрелись к доллару, а на нем изображен не Белый дом, а дача Тофика с коньячного завода.
— В Баку?
— Нет, во Флориде. В Баку у Тофика такая дача — вообще на доллар не помещается.

* * *

— А почему в Азербайджане никогда не было гаремов?
— Наши женщины берут не числом, а умением!

* * *

— Бизнес — это риск! Вот говорят, в Баку один бедный еврей обанкротился и сбросился с небоскреба!
— А где вы видели в Баку небоскребы?
— А где вы видели в Баку бедного еврея?

* * *

— Разработан азербайджанский самолет модели «Ящерица»! Если у него в полете отваливается хвост, через несколько дней отрастает новый!

* * *

— В Москве уже давно покупают турецкий табак и меняют его на азербайджанский чай.
— А по-моему, что пить турецкий табак, что курить азербайджанский чай — вкус один и тот же, специфический!

* * *

— А все-таки хорошо, что Америку открыла не русская экспедиция!
— Почему?
— Вот Антарктиду открыла русская экспедиция — с тех пор там никто не живет!

* * *

— Новосибирцы живут в таких богатых местах, где на каждого человека приходится по пять килограммов золота и два ящика алмазов.
— Почти, как у нас в Баку! Только у нас все знают, где это зарыто, а в Сибири забывают, и все время копают, копают.
9331

Комментировать: