Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -6 ... +1
днем +1 ... +3
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Новый год в середине прошлого века

Понедельник, 5 января 2015, 20:00

Олег Колев

Одесские известия, 30.12.2014

– Жили мы очень гостеприимно, – рассказывает о своем детстве Галина Антоновна Седнина, дочь морского офицера, в 1953 году прибывшего вместе с семьей в Измаил. – На Новый год за столом собиралось не менее пятнадцати человек – друзья семьи, папины сослуживцы. – Готовить праздничное меню помогала домработница, тетя Катя, правда, воспринималась она больше как член семьи и всегда сидела с нами за одним столом. К празднику готовили и русские блюда, поскольку родители были родом из Саратовской области, и европейские (готовить их научились во время службы за границей), и бессарабские. На столе был студень из разных сортов мяса и обязательно с хреном, который мама с отцом закатывали вместе. Пекли плюшки и торт «Наполеон» – его рецепт мама привезла из-за границы. Из местных блюд была «скурделя» – острое заливное из рыбы. В русской печи запекали поросят, а еще делали домашнюю буженину. Из напитков подавали вино – для моих родителей и других офицеров и их жен, которые родились в России, это было диковинкой. Помню, вино в маленьких наперстках наливали и нам, детям, – тетя Катя убедила, что этот бессарабский напиток очень полезен. Из безалкогольных напитков подавали крюшон и компот из сухофруктов, – консервированных компотов еще не было, «закатывать» начали уже в шестидесятые годы. После застолья взрослые танцевали под патефон – вальс, краковяк, русские народные танцы. А еще перед праздниками мама приглашала модистку, и к новогоднему застолью мы садились в нарядных платьях. А папа обязательно надевал парадную белую рубашку.

В 60-е в праздновании Нового года появляется новый штрих – телевидение. Правда, на тот момент не в массовом порядке.

– Новогоднюю телепрограмму ждали как источник особых и ярких впечатлений, который в обыденной жизни был недоступен, – рассказывает измаильчанин Игорь Остапенко. – Мы собирались отмечать наступление Нового года в доме бабушки и дедушки. Они были одними из первых обладателей чудо-ящика, посмотреть который приходили и соседи. Для детей была дневная программа с мультфильмами и сказками, ну а взрослые ждали КВН и «Голубой огонек», который знаменовал собой наступление Нового года.

Но, по словам Игоря Николаевича, телевизор был не единственным развлечением.

– Вместе с сестрой, которая училась в музыкальной школе, неплохо пела и играла на фортепиано, и братом мы обязательно готовили концерт, – рассказывает он. – В доме бабушки было пианино, так что концерты проходили в сопровождении этого инструмента. – А еще мы устраивали для взрослых конкурсы с призами.

Примерно в это время на новогодних столах измаильчан (впрочем, как и по всему Союзу), появляется знаменитое «оливье». Салат этот был исключительно праздничным по той причине, что соус к нему – майонез – в будни достать было практически невозможно. Его выдавали работникам к большим праздникам на предприятиях. В новогодней распродаже тогда появлялись и мандарины, аромат которых с тех пор и считают у нас неизменным атрибутом зимних праздников.

– Из наименований новогоднего меню я помню утку с яблоками и торт «Наполеон», – говорит Игорь Остапенко. – А в целом шестидесятые были эпохой изобилия. В центральном гастрономе, который располагался на месте нынешнего магазина «Фокстрот», в свободной продаже была красная икра в бочках и всевозможные сорта, в том числе ценные, рыбы – как сырой, так и копченой. В 70-х об этом можно было только помечтать: первые штрихи застоя и приближающегося дефицита уже давали о себе знать. Гораздо беднее был ассортимент и продуктов, и новогодних подарков. Но не скажу, что праздники были от этого «бледнее».

В школе я был одним из самых активных участников самодеятельности и с удовольствием играл в школьном театре, который создала замечательный, очень позитивный человек, наш библиотекарь Анна Михайловна Слободчикова. К Новому году мы ставили «Вечера на хуторе близ Диканьки», где мне досталась роль Вакулы, а также пьесу по мотивам «Золушки», в которой я играл принца. Мне повезло в том смысле, что возможность поддерживать увлечение театром была и в институте. Я поступил на филологический факультет Измаильского пединститута, и как раз в этот период здесь был основан литературный театр. Его создателем была удивительный человек, преподаватель русской литературы Лариса Лапина.

Особенно наша студенческая труппа блистала на новогодних вечерах. Большой популярностью у студентов пользовались наши капустники, сценарии которых основывались на сюжетах известных литературных произведений. В канву своих постановок мы включали пародии на преподавателей ИГПИ. У нас преподавали очень колоритные фигуры, каждый из педагогов был несомненной личностью. Новый ректор Анатолий Тычина, производивший впечатление человека очень строгого, академического ума и суровых принципов, на удивление лояльно относился к нашему творчеству. Более того, он всячески поддерживал наш студенческий театр, в том числе материально, выделяя средства на декорации и костюмы. И это вполне объяснимо: театр нас сплачивал и подстегивал к усердной учебе, поскольку все мы были достаточно заметными в студенческой среде и плохо учиться было просто стыдно. Ну а главное – он пробуждал истинный интерес к мировой классике и слову.

Кстати, в студенческие годы новогодние праздники мы встречали в двухкомнатной квартире нашего руководителя Ларисы Владимировны. Просто удивительно, как в ней умещалось до тридцати человек! При этом Лариса Владимировна жила с родителями, людьми преклонного возраста, но они с удовольствием принимали наши студенческие компании и сидели с нами за одним столом. Наша руководитель хорошо пела под гитару очень популярные в то время песни Окуджавы, Дольского, Матвеевой, – вот в такой творческой атмосфере и проходили наши праздники. Собственно, как и во многих других студенческих компаниях.
6691

Комментировать: