Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... -1
утром -2 ... +1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Новости параллельного мира

Суббота, 7 февраля 2009, 10:35

Менжинский

Юг, 29.01.2009

Копия этого письма пришла нашему обозревателю Леониду Заславскому по электронной почте. Из текста понятно от кого и откуда. За содержание редакция ответственности не несет, но против ничего не имеет.

КАК ФИНАНСИСТ ФИНАНСИСТУ

Дорогой Виктор Михайлович! Позвольте назвать Вас товарищем. Ленинцы понимают, что в империалистическом окружении настоящий большевик вынужден маскироваться, косить под либерала, изобретать для партии названия (типа Реформы и порядок), говорить по-украински на людях. После того, как во главе Кабинета министров стала Юлия Тимошенко, а Вы вошли в правительство как министр финансов, мы, старая гвардия ВКП (б) в царстве теней все поняли, и препятствия для нашего общения исчезли. Самое время делиться опытом.

Я, Вячеслав Менжинский, стал народным комиссаром финансов во время первого мирового кризиса. До октябрьского переворота о деньгах понятия не имел, занимался литературой и революцией. Наш вождь Ульянов (Ленин) думал, что как только большевики захватят власть, деньги исчезнут. Он удивился, что после 25 октября они срочно понадобились. Но проблема оказалась решаемой. Решил ее лично я.

Зарабатывать мы, подпольщики, не умели. Но был опыт борьбы с царизмом. То есть экспроприации. Пока товарищи окружали Зимний, брали мосты, вокзалы, телеграф и телефон, сорок матросов-финансистов с пулеметами и винтовками пришли в Госбанк, в Казначейство, в Экспедицию ценных бумаг и там остались. Внутри, понятно, работали саботажники (вроде вашего Стельмаха, Шаповала и других наемников МВФ) и целый месяц пришлось разбираться. Но разобрались, и к концу ноября двадцать миллионов рубликов доставили в Смольный.

Минфином я заведовал до апреля 18-го и дело с деньгами наладил надолго. Печатный станок работал на революцию днем и ночью. И революция победила. Дорогой товарищ Пинзеник! Мы в аду слышали, что у вас недавно была революция и тоже победила. Я не спрашиваю, почему побежденные не сидят в подвалах ЧК, это вопрос, скорей, к Виктору Андреевичу. Но странно, что Вы сразу не заняли здание Национального банка Украины и Государственное казначейство. Это был бы первый и самый быстрый шаг навстречу людям.

О том, что встречать людей надо с деньгами, первой сообразила ваш премьер Юлия Тимошенко. Она обещала по тысяче и некоторым дала. Это по-ленински. Мы тоже обещали и дали землю крестьянам. Потом пришлось отбирать с кровью. С деньгами проще. Вы это сразу поняли. Полгода инфляции съели не тысячи, а миллиарды. Без коллективизации, индустриализации и пятилеток вы привели страну к такой же нищете.

Мы, коммунисты чистилища и преисподней, в конце прошлого года с энтузиазмом наблюдали за борьбой вашего правительства и вашей Верховной Рады с тем, что наш вождь Ульянов (Ленин) называл парламентским кретинизмом. Можно сказать, вы победили самих себя. Принять бюджет государства почти без обсуждения с цифрами, взятыми с потолка, могли только убежденные большевики под впечатлением плана ГОЭЛРО

Но этого вам показалось мало. Классики марксизма говорили, что недостаточно отобрать власть у буржуазии - надо сломать ее государственную машину. Мы в октябре 17-го это сделали первыми. Вы сегодня - вторыми. И, в отличие от нас, без оружия! Изменения, внесенные четыре года назад в украинскую Конституцию, разбили вдребезги все, над чем работали и воплощали в жизнь поколения буржуазных правоведов.

То, что уцелело, добивают по очереди ваш президент, премьер и народные депутаты. Мы с тов. Вышинским особенно ценим работу судов, способных отменять в независимой Украине парламентские выборы и указы главы государства. Большевикам пришлось разгонять Учредительное собрание в Петрограде штыками, вести после этого гражданскую войну. А ведь тов. Свердлов мог вовремя обратиться в Окружной административный суд Киева. И «Учредилке» тогда вообще не бывать.

Тов Сталин в разговоре со мной заметил, что с обострением классовой борьбы во время кризиса в двадцать первом веке именно украинский опыт позволит большевикам-ленинцам вернуть власть. Надо признать утратившими силу антинародные постановления Двадцать второго и Двадцатого съездов партии, решения Президиума и Пленумов ЦК КПСС, начиная с марта 1953 года, а главное, отменить назначение на пост первого секретаря ЦК Никиты Хрущева.

Кадры решают все, сказал мне Иосиф Виссарионович. Никакой Стельмах не может стоять на пути советской власти. А если встанет, «признаем утратившими силу действия» постановления и указы о назначении. сметем его вместе с Нацбанком. А курс доллара установим такой, какой надо большевикам. Шестьдесят три с половиной копейки, если не меньше. Наше дело левое. Победа будет за нами.

После разговора с вождем я, товарищ Пинзеник, понял, что Блок Юлии Тимошенко исторически прав, революционное правосознание победило и надо завершить дело, начатое 2 сентября 2008 года. Чуть не сказал на Втором Всероссийском Съезде Советов, но вспомнил, что в Киеве это называется по другому. Берите матросов, Виктор Михайлович, срочно бегом на Институтскую девять. Месяца за глаза хватит, чтобы всех банкиров взять под контроль и запустить печатный станок.

Тогда никакой бюджет вашему премьеру не страшен. А то по сведениям подземной канцелярии наверху дело швах. Доедаете остатки Единого казначейского счета, у местных бюджетов тырите деньги, поскребыши прошлого года жуете - и их не хватает. На 21 января прямая задолженность бюджета по зарплатам и социальным выплатам с начала года составила, шутка сказать, 130 миллионов гривен. За день не напечатаешь.

Это, тов. Пинзеник, нарушение закона. А с тем, кто нарушит революционный закон, я, Менжинский Вячеслав Рудольфович, поступал строго. Потому, что народным комиссаром финансов только начинал карьеру, а заканчивал председателем ОГПУ. О «Шахтинском деле» слышали или процессе Промпартии? И Украину шерстить пришлось до, во время и после того, что вы называете Голодомором.

К чему это я? А к тому, что за революцию (любую) отвечать приходится. И не всегда там, где мы, большевики-ленинцы, в конце концов оказались. Бывает, при жизни. Тов Постышев, тов Косиор и много украинских товарищей (в том числе финансистов) прибыли к нам с отверстием в черепе. За то, что не сходился у них дебет с кредитом, а желание угодить вождю было. Но не угодили.

У вас, Виктор Михайлович, по слухам, тоже начались с вождем разногласия. До того дошло, что проект бюджета Вы не подписали, в Верховную Раду защищать его не приехали, в телевизоре не показываетесь. Это плохо, коллега. Я чекистами руководил с больничной койки, в «Правде» до смерти печатался. А Зиновьев с Рыковым болели. И доболелись.

Так что выздоравливайте тов. Пинзеник скорее. Возвращайтесь к работе. Революции под руководством Юлии Тимошенко не видно конца, а деньги как раз кончаются. И в бюджете и в кошельках у граждан.

С коммунистическим приветом. Менжинский
2081

Комментировать: