Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... 0
утром -2 ... +3
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Ноев ковчег смеха

Четверг, 11 сентября 2008, 01:56

Валентина ЛЕВЧУК

Вечерняя Одесса, 04.09.2008

Как было обещано, в канун Дня города на Думской площади состоялась экспресс-выставка юмористического рисунка — итог одесского международного конкурса карикатуры «Город и море».

ПОИСТИНЕ подвижническую работу выполнила Ассоциация одесских карикатуристов, готовя эти стенды. Координатор выставки Петр Сигута со товарищи: Виктором Джевагой, Валентином Стояновым, Александром Барабанщиковым — оформили и представили на суд горожан работы, которые жюри сочло наиболее интересными (а просмотрено было, напомним, более 700!). Общее впечатление, еще на подходе, оказалось довольно противоречивым, и это не только нынче так было — выставки карикатуры, нашей и зарубежной, проходят в городе время от времени.

Что бросилось в глаза? Графическая многословность, перегруженность подробностями и увлечение, даже злоупотребление, цветом. Когда-то юмористический рисунок был точен, ясен и мгновенен, как выстрел в десятку. Сестра таланта оставляла карикатуристу из всего возможного лишь необходимое.

Вот мы и повели беседу с председателем жюри — киевлянином Владимиром Казаневским, лауреатом более 200 премий международных конкурсов карикатуры в 40 странах мира, во времена СССР — сотрудником «Литературной газеты», журналов «Смена» и «Огонек», теперь работающим также в швейцарском издании «Nebelspalter» и в «Нью-Йорк Таймс», а также в «Газете по-украински». Кстати, какой он предпочитает жанр — политическую карикатуру или бытовую?

— Философскую, — ответил художник, — она может быть и политической, и бытовой, в зависимости от контекста.

— А как вы сами охарактеризуете все, что здесь представлено? Мне вот кажется — раньше интереснее было.

— Жанр, — высказал свое мнение Владимир Казаневский, — в глубоком кризисе. Это и по выставке заметно. Много вторичного. Так обстоит дело во всем мире. За 80 лет сделано столько открытий, столько перепробовано форм, столько классики накопилось, что молодые поневоле вынуждены идти след в след либо что-то искать на свой риск. Вот, смотрите, «Ноев ковчег»: к сожалению, ничего нового...

— Ну, так Ноев ковчег — мифологема, ее можно варьировать бесконечно...

— Но есть законы жанра: чтобы смешно — раз; рисунок должен содержать послание — два. А мифологему уже до того подробно обыграли, и как только ни использовали. Сейчас на международных конкурсах сплошь и рядом отменяют Гран-при — по причине повторов и вторичности. Престиж конкурса именно в наличии оригинальных работ. Я тут кое-какие заметил, но пока что это тайна: а вдруг — главный приз, скажете тогда, что подсуживаю (смеется)! Но все-таки идея подобного конкурса в Одессе — великолепная, и место для выставки выбрано удачно. Традиции надо возрождать!

Действительно, в экспозиции были представлены целая флотилия Ноевых ковчегов, целый архипелаг необитаемых островов с робинзоном и непременной пальмой, и целый косяк русалок, в компании с немалым комплектом корабельных носовых женских изваяний. Зачастую рисунки, при перегруженности, оказывались маловразумительны, —например, затопленный Петербург с разводным мостом и тот же ковчег, — в чем юмор?.. Нашлась забавная графическая юмореска «Пирсинг»: две рыбы, истыканные рыболовными крючками, — но рисунок так забит декоративными штрих-фактурами, что «пирсинга»-то сразу и не разглядишь...

— Владимир, а кто повлиял на ваше искусство карикатуриста?

— Сергей Тюнин! И не только на меня. Нынче его рисунки тоже представлены на выставке, и это придает ей вес и престиж! (Лаконичные рисунки Сергея Тюнина, в 70-х — художника журнала «Смена», конечно же, ни с чьими не спутаешь). Теперь он главный художник журнала «Веселые картинки», рисует для «Ньюсуик», московского издания, — главным образом, политическую карикатуру.

— А, к примеру, художники-юмористы нашего детства: Херлуф Бидструп, Жан Эффель?..

— Нисколько не из любимых. Бидструп — прекрасный, конечно, рисовальщик, но... во Франции в то же самое время работал Рональд Топор, поляк-эмигрант, а мы-то его и не знали. Это у нас коммунистическая печать носилась и с Бидструпом, и с Эффелем, а у себя на родине они были куда менее популярны. Зато наш Борис Ефимов строил свою критику западной «карикатуры без слов» на осуждении Топора: мол, противоречит все это здравому смыслу. А Сергей Тюнин — «из Топора». Для молодых советских художников-карикатуристов эта манера была символом революционности в искусстве. Мы лишь благодаря польскому журналу «Шпильки» узнавали, что такое настоящая карикатура...

— Значит, и вам пришлось прошибать лбом стенку?

— Еще бы! Мы регулярно переправляли свои рисунки на Запад — «письменной контрабандой», а каталоги, в которые они были помещены, оттуда если к нам попадали, то... с вырванными страницами.

— А как развивалась традиция «крокодильских» рисунков?

— Ну, «Крокодил»... Когда моя карикатура там вышла — банальненькая: стол, начальник и попугай-подчиненный, — то этому предшествовал скандал на редколлегии: мол, такое только вольнодумцы-эстонцы себе позволяют. Но... решили «быть смелыми» и поместили; а дело было, замечу, уже в середине 80-х! Мы, художники, к крокодильской карикатуре относились без удовольствия. Ну, что это: ты приносишь рисунок, а его... перерисовывает по-своему другой художник; ну, тебе — часть гонорара. Это называлось «коллективным творчеством». И в журнале «Перец» — тоже... А вот в «Смене», где как раз работал Сергей Тюнин, были в редколлегии люди помоложе, новаторы, поглядывали, что там на Западе делается, вот вместе и расшатывали рутину.

— Искусство карикатуриста уж совсем индивидуалистическое, или есть мастер-классы?

— На Востоке: в Иране, Китае, Корее, — есть государственные и частные школы. В Южной Корее 150 университетов имеют факультет анимации, карикатуры и комиксов: 2000 выпускников по стране ежегодно. А там капитализм — не выпускали бы в свет, если бы не было востребованности. В Иране, в Тегеране, есть Дом карикатуры: 17 педагогов только по специальности, по мастерству — по разным направлениям. Две сотни студентов, причем в основном — молодые женщины, в паранджах. У меня там была персональная выставка, и за автографом выстроилась вереница в паранджах... Пришлось мне еще читать лекции и давать мастер-классы и в Дайджоне, в Южной Корее, пару лет назад.

— А сами-то вы где учились?

— Харьковский университет: специальность... космическая радиофизика! Но люди оказались для меня интереснее, чем радиоволны. В нашем «цехе» только Сергей Тюнин профессиональный художник. Все прочие — инженеры, педагоги и врачи...

Первый приз международной выставки-конкурса карикатуры «Город и море» жюри присудило Павлу ДАЛЬПОНТЕ (Италия). Второй приз достался Валентину ГЕОРГИЕВУ (Болгария). Третий приз присужден Павлу КУЧИНСКОМУ (Польша). Приз зрительских симпатий разделили между собой украинцы — Евгений САМОЙЛОВ (г. Полтава) и Валентин СТОЯНОВ (г. Одесса).
1851

Комментировать: