Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +1
ночью -1 ... 0
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Невиноватая

Воскресенье, 17 мая 2015, 19:25

Денис Горелов, Ольга Сметанская

Комсомольская правда, 14.05.2015

Сегодня 75-лет Светлане Светличной!

У нее естественным образом было все, над чем во взрослых киноиндустриях трудятся целые штаты высокооплачиваемых сотрудников.

Для начала — внешность. До того, как стать собой, Мэрилин Монро смотрелась простовато, Любовь Орлова была брюнеткой, а Марлен Дитрих, как большинство немок, имела очевидные проблемы с весом. Светличной работа над собой не требовалась вовсе — с первых же фильмов она такая, какой ее помнили всегда.

Теперь имя. Над звукосочетанием «Светлана Светличная» трудились бы, генерируя повтор согласных, целые рекламные отделы. Две трети громко звучащих имен — от Гарбо до Монро, от Риты Хейворт до Энди Макдауэлл и от Мишель Морган до Клодетт Кольбер — есть плод коллективного творчества промоутеров, и только в нашем случае мягкая звукопись с зашифрованным светом достались сами, от мамы с папой.

Наконец, брак. Да слияние таких имен, как у них с Ивашовым, провоцируют целыми киноконцернами, — чтобы затем освещать всякое появление звездной пары на светских раутах, их мнимые ссоры и реальные примирения, и отдых у моря, и деторождение (кстати, у большинства глянцевых пар детей не было — ни у Тейлор с Бартоном, ни у Богарта с Бэколл, ни у Гейла с Ломбард: это отвлекает от профессии). А Светличная с Ивашовым встретились самотеком на фильме «Тетка с фиалками», да единожды вместе сыграли в «Герое нашего времени» — и все. Зато и сыновья получились, и со светской хроникой никто не лез. Светличная с Ивашовым спокойно могли рожать и заниматься детьми: загруженность позволяла.

Оттого и почти вся ее фильмография состоит из камео — минутных появлений-вспышек на общем бесполом небосклоне.

В «Заставе Ильича» блеснула в самом конце двухчасового марафона. Дефилировала по столу в воображаемом показе мод, который модерировал, комментировал и попросту молол языком в несуществующий микрофон лично Андрей Тарковский. Смотрела неприступно, как положено модели. Пела «Летят утки и два гуся» — позже пересмешник Гайдай, дразнивший весь современный репертуар, отдал эту фразу Папанову в «Бриллиантовой руке». Переглядывалась с героем через книжные полки, как у Антониони — лучиком надежды на дальнейшие отношения. На вопрос «А родители ваши где?» ответила: «Под Смоленском», — так, что ясно было: они под Смоленском лежат, а не живут. Какие были там бои на пути немца туда и обратно — зрителю тех лет объяснять было не надо. И герою, военному сироте, тоже.

Играла с мужем «Тамань» в «Герое нашего времени». Манила, завлекала, слепила солнечной рябью на воде, а после бросалась с ножом, как девчонка-воровайка из романтической беллетристики, блонди-Кармен.

Наконец случилась роль жизни — концертный номер «Помоги мне» в «Бриллиантовой руке». Чтоб допустить на экран запретную чувственность, режиссеры иногда симулировали пародию на западный разврат (пурпурные стены, ресницы-опахала и зеленое бикини, вся цветовая гамма «вырви-глаз» были явно не из нашего кино). Папанов при виде ее на подиуме похабно сглатывал, как и весь советский мужской пол. Умный критик Брашинский назвал «Руку» чередой искушений, которой дьявол пытается сбить с пути праведника: бриллиантами, ресторанным загулом, умопомрачительной блондинкой, — но советский праведник стоек и не идет в сети соблазна. Пик соблазна и исполнила Светличная, оставшись в топе красавиц до самого конца советской власти.

Соблазн был не нашей категорией. Светличную стали обходить. Главную роль она сыграла единожды — в никчемной «Стряпухе», пережитке сталинских водевилей о любви колхозных председателей и бригадиров. Была стюардессой в «Неподсуден». Слушала ноктюрны Штирлица, опершись на пианино и всем видом давая понять, что не очень там, в тылу, монашествовал наш народно любимый штандартенфюрер. Улыбалась молча.

Что бы ни играла, случись на ее долю подходящая индустрия, — ни у одного рекламного отдела воображения не хватит.

* * *

Светлана Светличная: «Сцену со мной в «Бриллиантовой руке» оставили благодаря Брежневу»

Факты, 14.05.2015

Накануне своего 75-летнего юбилея известная актриса рассказала «ФАКТАМ», как ей живется сегодня

Знаменитой Светлану Светличную сделала эпизодическая роль блондинки-обольстительницы Анны Сергеевны в комедии Леонида Гайдая «Бриллиантовая рука». Произнесенная фраза «Не виноватая я — он сам пришел!» стала крылатой, а песня «Помоги мне…» — настоящим хитом.

Актриса запомнилась зрителям своей игрой в картинах «Колыбельная», «Стряпуха», «Семнадцать мгновений весны», «Место встречи изменить нельзя» и многих других.

Увы, кроме славы, на долю Светланы Светличной выпало немало испытаний. Самыми трагичными моментами в ее жизни стали неожиданная смерть мужа, известного актера Владимира Ивашова, и уход младшего сына Олега, которому было лишь 33 года. Но Светлана Афанасьевна нашла в себе силы выстоять в нелегких жизненных обстоятельствах.

— Светлана Афанасьевна, с юбилеем. Здоровья и всего вам самого наилучшего!

— Спасибо. Я очень страдаю от того, что происходит в Украине. Дай Бог, чтобы скорее наступил мир. Кровь, беды, смерть — все это никому не нужно. Мне особенно больно, ведь я жила в Украине. После войны мама нас с братом Валерой привезла в село Мирное Краснокутского района Харьковской области. Там жили моя бабушка — папина мама, и все родные по его линии: двоюродные сестры, братья, которые внешне были очень похожи на меня. Точнее, я на них…

Но вскоре мой папа, военный, забрал нас в Австрию, затем в Венгрию. А оттуда мы снова приехали в Украину — в Ахтырку Сумской области, где течет река Ворскла. В Сумах за чтение на радио стихов я, семилетняя девочка, получила первый в своей жизни приз — портфель.

Первым учителем моего актерского мастерства стала мама — учила читать прозу и стихи. Так что, как видите, мой творческий путь начинался в Украине. А потом снова мы переехали — папа забрал нас в Прибалтику. Там прошло мое отрочество, поэтому во многом я себя чувствую прибалтийской женщиной, мой стиль перекликается со стилем Лаймы Вайкуле. Хотя мы с ней никогда не встречались, думаю, у нас много общего.

— Какие воспоминания остались об Украине?

— В памяти — теплая весна, цветущие яблони и вишни. Летом я любила время, когда созревали огурцы. Срывала их с грядки и ела прямо немытыми. А еще в Украине очень много добрых и щедрых людей.

— Знаю, что и свадьба с Владимиром Ивашовым у вас состоялась в Мелитополе.

— Да, это было в 1961-м — я вышла замуж в 21 год. Володя — москвич. Но у них с мамой Евдокией Николаевной была всего одна комната в коммунальной квартире, куда потом прописали и меня. Нашу с ним свадьбу мы решили отпраздновать в Мелитополе, куда перебрались жить мои родители. Они построили там дом. Возле дома у нас был сад, где росли абрикосы, персики, виноград… Родители из сортов винограда «Лидия» и «Изабелла» делали очень ароматное красное вино. В погребе всегда были квашеные арбузы и капуста, соленые помидоры и огурцы в бочках.

На свадьбу пришли все отставники, жившие на нашей улице, — семьи, с которыми дружили мои родители. Всего человек 15. Стол ломился. Котлеты, утки, всевозможные соленья… Чего там только не было!

— Свой свадебный наряд помните?

— Свадебного платья у меня не было. Володина мама Евдокия Николаевна сшила мне костюмчик бирюзового цвета — узкую юбочку и пиджачок. Мы скромно жили. Студенты… Приобрести свадебное платье в Москве в то время было очень тяжело. Мы, если бы даже все вместе сложились, не смогли бы купить.

— Главное — была большая любовь?

— Это правда. Мы с Володей прожили 35 счастливых лет. Через двадцать лет после свадьбы повенчались. Сегодня я как раз пересматривала документы и нашла наше свидетельство о венчании. Когда Володи не стало, было очень тяжело. И вдруг на сороковой день после смерти утром он… пришел в наш дом. В это трудно поверить, но я слышала его голос, чувствовала его прикосновения — обняв меня, сказал очень теплые слова. Я спросила: «Володя, как у тебя там?» И услышала: «Светка, я сегодня ухожу — считай, что чемодан уже собран». Хотела сказать об этом сыну Олежке, который спал у себя в комнате. И вдруг смотрю: он стоит возле двери. Я говорю ему: «Олежка, папа был!» А сын отвечает: «Мама, и я хотел тебе сказать, что папа приходил, он попрощался со мной».

— Когда вы выходили замуж, Владимир Ивашов уже был известным актером?

— Конечно, в 1959 году вышла картина «Баллада о солдате». Володю я увидела на экране, и мне очень понравился его герой Алеша Скворцов. А когда Ивашов пришел к нам на курс, обалдела. Подумала тогда: надо же! Быть может, моя мечта сбудется, и я выйду замуж за этого парня? И так случилось, слава Богу. Главное — мечтать о хорошем и с верой. В моей жизни не раз случались чудеса. К примеру, когда поступала во ВГИК, приснился сон, что я поймала белого аиста и принесла домой. Поэтому, сдавая экзамены, была уверена, что поступлю. Сон придал мне веры в себя. Тогда мне это было очень нужно. Я вот сейчас так верю в себя, как после того сна. Но был в моей жизни период, когда казалось, что все талантливее меня, интереснее, красивее и удачливее. Я в себя совершенно не верила и даже сожалела, что стала актрисой. Мне было тогда лет тридцать с небольшим.

— Как же такие сомнения объяснить? Вы ведь к тому времени уже снялись в «Бриллиантовой руке».

— Да, люди сходили с ума от моей внешности, от героини Анны Сергеевны, от картины. Однако я, когда училась во ВГИКе, играла классические роли. Роль в «Бриллиантовой руке» была в моем репертуаре случайной, но произвела такой вот фурор. А вот роль Анны Сергеевны, думаю, ставила преграды, мешала быть более убедительной для режиссеров, которые могли бы меня приглашать сыграть Анну Каренину и Катюшу Маслову.

Даже сейчас люди иногда пишут в Интернете, что представляли меня легкомысленной, а потом поняли: я совсем другая — глубокая, интересная, искренняя, сильная, несмотря на беды в моей жизни…

— Откровенная сцена в «Бриллиантовой руке», говорят, возмутила цензуру, и ее хотели из фильма изъять.

— Я знаю, что эту сцену оставили благодаря Леониду Брежневу, которому очень понравился фильм. Он смотрел еще не вышедшие в прокат картины на даче. Особенно любил комедии. С удовольствием посмотрел и фильм Леонида Гайдая. А спустя некоторое время захотел увидеть его еще раз. Ему привезли картину снова, но в ней уже не было… Анны Сергеевны. И Брежнев попросил вернуть героиню, которая ему понравилась. Думаю, у него был хороший вкус (улыбается).

— Вы стали первым секс-символом в СССР.

— Да, это так. Год назад я встретилась с Жан-Полем Бельмондо накануне его 80-летия, его пригласил в свою программу Андрей Малахов. Мы участвовали в передаче как два секс-символа — мужской и женский. Бельмондо очень обаятелен. К сожалению, у него проблемы с ногами, ему тяжело ходить.

— Быть секс-символом непросто? Зрители, наверное, проходу вам не давали?

— После выхода фильма популярность у меня была сумасшедшая! И преследовала очень долго. Меня и сейчас узнают на улице, в метро, в магазинах, аэропортах и вокзалах, поездах и самолетах. Это приятно. Кто-то любит мою роль в «Бриллиантовой руке», кому-то нравится фильм «Стряпуха», для кого-то интересна роль Габи в «Семнадцати мгновениях весны». Я очень ценю отношение зрителей к себе — теплое, душевное, сердечное.

— Несколько лет назад на модном показе в Москве я видела вас на подиуме. Вы блистали!

— Мне кричали «Браво!» И знаете, почему? Я стала на каблуки после того, как сломала руку и ногу. Мне тогда только сняли гипс, и нога еще не была устойчивой. Но я в элегантном костюме красиво прошла по подиуму. И люди оценили это.

— Как вам удается, невзирая на годы, оставаться в столь хорошей форме? Ваши параметры остались практически такими, как были прежде?

— Думаю, да. Только тогда была молодость, а сейчас — возраст. Секрет один — надо быть добрым и открытым человеком.

— Знаю, вы любите картошку с селедкой и даже сало. Кроме того, прекрасно готовите. Читала, что коронное ваше блюдо — утка, фаршированная яблоками и квашеной капустой. Можете и «Наполеон» испечь. А из напитков предпочитаете полусладкое шампанское и ягодные морсы. Но ведь все это очень калорийно!

— Нужно знать норму во всем. Почему в Анну Сергеевну из «Бриллиантовой руки» влюблено не одно поколение? Думаю, потому, что там нет пошлости, и есть чувство меры. Должно оно быть и в еде. В перерывах между съемками могу отвести душу, пожарив картошку с салом, но потом сажусь на строгую диету. Если поправляюсь на два килограмма, через неделю обязательно их сброшу. Никогда не позволяю себе прибавить больше. Люди иногда думают, что мне это легко дается, что секрет моей стройности в генетике. Нет, это не так. Я постоянно регулирую свой вес. Да и без весов по ощущению знаю, есть лишние килограммы или нет.

— Читала, что вы не едите после шести вечера.

— Ну что вы? Как артист может не есть после шести? Разные ведь презентации, а там все равно попробуешь что-нибудь. Хотя, конечно, не каждый вечер. А вообще, ради платья, которое мне нравится, и роли могу похудеть на сколько угодно. Правда, была и такая роль (в «Стряпухе»), когда требовалось поправиться на шесть килограммов. Но через полгода я лишнее сбросила.

— Слышала, что вы никогда не делали пластических операций.

— Сейчас вот собираюсь в Монако. Там будет показ картины «Любить», в которой я 50 лет назад снималась у режиссера Михаила Калика. Буду почетным гостем на кинофестивале. Пошла к косметологам — мне сделали кислородную маску, а чуть позже проколят витаминчики. Вот и все. Думаю еще купить хороший швейцарский крем, несмотря на то, что он очень дорогой. Ведь в Монако меня увидят на экране, какой я была 50 лет назад, и нынешнюю. Хочу выйти там в мини, потому что у меня ноги стройны, как в молодости. А, может, и в длинном появлюсь — пока еще не знаю. Меня пригласили в Монако отметить мой юбилей. Будут чествовать, поздравлять и делать подарки.

— О каком подарке вы мечтаете?

— Хотелось бы, чтобы моя коллекция шляп пополнилась еще одной — из Монако.

— Слышала, что вы и сами способны смастерить изысканную шляпку.

— Это правда. Мой взгляд на моду — это взгляд на то, что мне идет и что мне нравится. Когда спрашивают, у кого я одеваюсь, отвечаю, что всю жизнь одеваюсь у… Светланы Светличной. Могу купить понравившуюся вещь и, если в ней есть что-то лишнее, обязательно ее переделаю. Да так, что все будут завидовать, и никто не догадается, что она недорогая. Нужно уметь носить вещи! Большое влияние на формирование моего вкуса и стиля когда-то оказала моя мама. Любовь к шляпкам — от нее.

— Какой подарок стал самым памятным в вашей жизни?

— Очень интересные подарки мне всегда делал Володя. Он мог подарить какое-то красивое ювелирное изделие. Я люблю серебро. Мне очень нравятся кольца с камнями в серебряной оправе. А как-то на Новый год муж подарил мне ветку белой сирени. Он попросил летчика, чтобы привез ее из Парижа. Я этого никогда не забуду! На подаренную мне ветку сирени в коммунальной квартире, где мы тогда жили, все приходили смотреть, нюхали ее. Тогда это была большая редкость!

— В вашем доме бывали такие известные артисты как Владимир Высоцкий, Нонна Мордюкова, Лариса Лужина…

— Да, это так. Встречались и у нас, и еще где-то. Много интересных встреч происходило и на международных кинофестивалях. К примеру, я виделась с французской актрисой Симоной Синьоре (обладательница премии «Оскар». — Авт.) и ее мужем, певцом и актером Ивом Монтаном. А когда снималась в Венгрии, общалась с Вией Артмане. У Володи же интересных встреч еще больше — он бывал и в Америке, и во Франции, и в Италии, и в Испании. Но вот что любопытно: нами интересовались, может иногда и больше, чем мы — зарубежными артистами.

— Светлана Афанасьевна, известно, что в жизни вам выпало и немало испытаний. В чем секрет вашего оптимизма?

— Я люблю жизнь. А еще, знаете, один журналист сказал, что у меня душа без морщин. Думаю, это правда. Благодаря тому, что у меня душа открытая и широкая, я так отношусь к жизни, к людям, и они это чувствуют и ко мне относятся взаимно.

— Пусть все у вас будет в жизни хорошо, Светлана Афанасьевна, и ничто не огорчает!

— Спасибо. И я читателям газеты «ФАКТЫ» желаю мира, удачи, здоровья, счастья и всего наилучшего.
7671

Комментировать: