Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -7 ... -6
ночью 0
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«Неформатный» министр обороны из Украины

Воскресенье, 21 декабря 2014, 09:35

Борис Соколов

День, 19.12.2014

Родион Малиновский — несоветский советский маршал

Родион Яковлевич Малиновский, занимавший пост советского министра обороны почти девять лет, — наверное, самый загадочный из советских маршалов. Он не оставил мемуаров. О нем до сих пор не написано сколько-нибудь достоверной биографии. Малиновский был незаконнорожденным и ничего не писал в анкетах о своем отце, относительно личности которого до самого последнего времени высказывались самые различные версии, включая еврейскую и караимскую. Последняя, очевидно, связывалась с известным караимским богословом XVII века Йосефом бен Мордехаем Малиновским. До сих пор неизвестно, кем был отец Малиновского по роду занятий — сапожником, слесарем, землемером или купцом. Однако, вероятно, все было гораздо интереснее. В 1954 г. председателю Центральной избирательной комиссии Николаю Швернику поступил донос от первой жены маршала Ларисы Николаевны Малиновской, урожденной Шарабаровой. Она утверждала, что «отец его — начальник жандармского управления Одессы, латыш Яков Бургонь (за точность фамилии не ручаюсь)». Здесь же отмечалось, что дед Малиновского, отец его матери Варвары Николаевны, был управляющим имением. Мать Родиона тоже была отнюдь не батрачкой, как он писал в автобиографии, а экономкой в имении графа Гейдена Сутиски в Тывровской волости Винницкого уезда, и даже имела собственный выезд. Она происходила из крестьян Брацлавского уезда и была православной. Можно предположить, что род Малиновских был из той части польской шляхты, которая потеряла дворянство после присоединения Правобережной Украины к Российской империи и в значительной мере приняла православие.

• Что же касается отца, то в Одессе, где 10 (22) ноября 1898 г. родился будущий маршал, никакого жандармского полковника Якова Бургоня никогда не было, а был полковник армейской пехоты Яков Иванович Бунин, в 1882-1902 гг. занимавший должность одесского полицеймейстера. Дольше него на этом посту не продержался никто. Лариса Николаевна никогда не была в Одессе и фамилию одесского полицеймейстера могла услышать только от мужа. А если бы она выдумала историю, то назвала бы фамилию полицмейстера правильно.

Отец Малиновского происходил из потомственных дворян Тамбовской губернии. Яков Иванович еще юнкером участвовал в Севастопольской обороне и был контужен при последнем штурме города. В 1866 г. он перешел на полицейскую службу, вершиной которой стало назначение одесским полицеймейстером. Крупнейший порт Российской империи был хлебным местом для полиции и чиновников. Яков Иванович пережил четырех градоначальников и, судя по всему, пользовался высоким покровительством. В одном из многочисленных доносов, поступавших на Бунина и датированных 1888 г., его состояние оценивалось в 500 тыс. рублей. Если эта оценка верна, то к моменту отставки Яков Иванович наверняка был миллионером. Косвенно это подтверждают воспоминания его старшей дочери Натальи, унаследовавшей значительное состояние в ценных бумагах, которое в 1917-м пошло прахом. Кроме незаконного Родиона, у Якова Ивановича было пятеро законных детей. Покровительствовал Бунину сам Константин Победоносцев. Когда в 1901 г. 63-летний Яков Иванович подал прошение об отставке по болезни, именно Победоносцев ходатайствовал о том, чтобы при отставке Якова Ивановича произвели в генерал-майоры и назначили ему повышенную пенсию. Последняя нужна была Бунину лишь как факт признания его заслуг. Средств у него было более чем достаточно. 17 февраля 1902 г. Яков Иванович был уволен со службы с присвоением звания генерал-майора. Он умер в конце 1902 г. в возрасте 65 лет. Мать Малиновского была моложе Якова Ивановича на 42 года и родила Родиона в возрасте 19 лет...

• Вскоре после рождения будущий маршал был отправлен к родственнице матери, Вере Николаевне Малиновской, которой тогда было около 50 лет. Она была врачом и преподавателем в Мариупольской женской гимназии В. Остославской и, по всей вероятности, также в детском приюте. Большую часть времени они жили в Мариуполе, где Родион, вероятно, учился в гимназии или в реальном училище, а лето проводили в имении Веры Николаевны под Черниговом. Там старожилы помнили ее и Родиона Яковлевича еще в 1960-е годы. И именно здесь будущий маршал выучил украинский язык и украинские песни, которые полюбил на всю жизнь. В советских анкетах он неизменно отмечался как «украинец».

• В 1913 г. Родион, не завершив учебу, оставил Веру Николаевну, очевидно, узнав, что она — не его родная мать. Малиновский уехал в селение Клещев Тывровского уезда, где его мать жила со своим мужем, бывшим лакеем графа Гейдена Сергеем Залесным, который был лишь ненамного старше Родиона. С отчимом он не поладил и уехал к родственникам в Одессу. Там Малиновский работал приказчиком в галантерейном магазине купца Припускова. А в июле 1914-го отправился добровольцем на фронт в составе 256-го Елисаветградского пехотного полка.

• Там он стал пулеметчиком и в марте 1915 года был награжден Георгиевским крестом IV степени за бой у Кальварии. После ранения его отправили в русский экспедиционный корпус во Францию, учтя неплохое знание французского. Здесь в составе 2-го Особого полка 1-й Особой бригады Малиновский в апреле 1917 года был ранен у форта Бримон и награжден Георгиевской медалью. Малиновский участвовал в восстании солдат в лагере Ля-Куртин, однако покинул лагерь вместе со многими другими солдатами еще до начала карательной экспедиции и никаким репрессиям не подвергся. В конце революционного 1917 года Родион вступил в русский Легион чести, подразделение французского Иностранного легиона, куда вступили солдаты и офицеры экспедиционного корпуса, пожелавшие продолжать войну с Германией. Ефрейтор Малиновский занял офицерскую должность командира пулеметного взвода. За храбрость и умелые действия в бою при прорыве линии Гинденбурга он получил французский Военный крест с серебряной звездочкой и Георгиевский крест III степени. При расформировании легиона Чести весной 1919 года Малиновский, по всей вероятности, был произведен в прапорщики и в августе на пароходе отплыл из Марселя во Владивосток, в армию Колчака.

• В пьесе Малиновского «Подвиги жизни», посвященной Ля-Куртинскому восстанию, автобиографический герой Петр Степин прибывает в колчаковскую армию с офицерским послужным списком сотника Ордынцева, организует восстание в запасном батальоне и переходит к красным. В реальности Родион Яковлевич восстания не устраивал, но к красным перешел в середине ноября, причем едва не погиб из-за французских документов и французского креста. Красный разъезд, задержавший его под Омском, уже собирался учинить суровую революционную расправу над будущим маршалом. Тогда Родион пришел в ярость и устроил скандал. Красноармейцы смутились, и один из них, в конце концов, отвел Малиновского в штаб. Там нашелся врач, знавший французский и подтвердивший, что Родион служил солдатом во французском Иностранном легионе. Возникает вопрос, каким образом ему удалось добраться от Владивостока до Омска без русских документов. Скорее всего, документы были, но не те, которые следовало показывать красному разъезду.

• Так началась служба Малиновского инструктором пулеметного дела в 240 стрелковом полку Красной армии. Ему повезло, что удалось скрыть службу у белых, которая серьезно затруднила бы карьеру у красных и грозила репрессиями. Малиновский постепенно рос в должностях и званиях. В 1925 г. в Иркутске он женился на Ларисе Шарбаровой, в 1930-м окончил академию им. Фрунзе. С января 1937-го по май 1938 года полковник Малиновский находился в Испании в качестве военного советника командира 3-го корпуса, затем — советником командующего Маневренной армии Арагонского (Восточного) фронта) и советником командующего Арагонским фронтом. Его заслуги были оценены орденами Ленина и Красного Знамени. Малиновского произвели в комбриги и отправили в Белорусский военный округ помощником армейского кавалерийского инспектора по оперативному отделу. Однако в сентябре 1939 года, перед самым советским вторжением в Восточную Польшу, Малиновского внезапно отозвали из штаба БВО и назначили старшим преподавателем кафедры службы штабов Военной академии РККА им. Фрунзе. Возможно, ему не вполне доверяли из-за польской фамилии. По всей вероятности, сыграли свою роль и доносы на Малиновского, поступившие от будущих маршалов Филиппа Голикова, Николая Яковлева и от будущего генерал-лейтенанта войск связи Ивана Найденова. Доносам, к счастью, не дали ход, но подозрения остались. Тем не менее, все аттестации на Малиновского были только положительными, а в июне 1940 года ему было присвоено звание генерал-майора, в то время как подавляющее большинство комбригов аттестовались полковниками. Очевидно, Малиновскому покровительствовал новый нарком обороны Семен Тимошенко.

В связи с подготовкой нападения на Германию летом 1941-го формировалось множество новых дивизий, корпусов и армий. Как вспоминал бывший начальник штаба Одесского военного округа (будущей 9-й армии) Матвей Захаров, Тимошенко обещал назначить его командующим корпусом и в марте 1941 года сдержал слово. Появился проект приказа о назначении Захарова командиром 48-го стрелкового корпуса в Бессарабии, а Малиновского — начальником штаба Одесского округа. Однако командующий округом Яков Черевиченко возражал против ухода Захарова, и его оставили на прежнем месте, а Малиновского поставили во главе 48-го корпуса. С точки зрения дальнейшего роста в условиях надвигавшейся войны должность комкора была перспективнее, чем должность начальника штаба армии, которых гораздо более скупо повышали в чинах и должностях. Большую роль могла сыграть возможность проявить себя. И Малиновский в первые же месяцы войны показал себя с самой лучшей стороны. Его корпус упорно сражался против румынских войск, а из Уманского котла только из состава 48-го корпуса удалось вывести несколько боеспособных частей. Не удивительно, что уже в августе 1941-го Родион Яковлевич стал командующим 6-й армии, а в декабре — командующим Южным фронтом.

• Он успешно воевал вплоть до мая 1942 года, когда его фронт был разбит в неудачной Харьковской операции, и значительная часть советских войск попала в окружение. Впрочем, главная вина за поражение была не на Малиновском, а на главнокомандующем Юго-Западным направлением Тимошенко, недооценившем угрозу удара противника от Краматорска и промедлившем с прекращением наступления на Харьков. После этого войска Южного фронта оставили Новочеркасск и Ростов-на-Дону, что вызвало знаменитый сталинский приказ № 227. Однако серьезных последствий для Малиновского эти неудачи не имели. Его временно понизили до командующего армией, но дали возможность реабилитироваться. В декабре 1942-го — январе 1943 года 2-я гвардейская армия Малиновского разбила котельниковскую группировку немцев и тем лишила 6-ю армию Паулюса последних шансов на прорыв из Сталинградского «котла». И в дальнейшем у Малиновского были только победы. Правда, когда сражаться приходилось против немцев, они давались дорогой ценой. Так, в период с 20 декабря 1942-го по 20 января 1943 года 2-я гвардейская армия потеряла около 102 тыс. человек убитыми, ранеными и пленными, тогда как противостоявшая ей немецкая 4-я танковая армия потеряла за тот же период только 3897 человек, включая 933 убитых и 206 пропавших без вести.

• В феврале 1943 года Малиновский снова возглавил Южный фронт и был произведен в генерал-полковники, но уже в марте возглавил Юго-Западный фронт, в октябре 1943 года преобразованный в 3-й Украинский фронт. А с 24 апреля 1944 года и до конца войны он командовал 2-м Украинским фронтом. В апреле 1943 года его произвели в генералы армии, а 10 сентября 1944 года — в маршалы. Малиновскому пришлось освобождать Донбасс, а потом — Южную Украину, в том числе и родную Одессу. Затем были Румыния, Венгрия, Австрия, Чехословакия. Самой успешной операцией Малиновского, вошедшей в анналы военного искусства, стала Яссо-Кишиневская, проведенная в последней декаде августа 1944 года. В ходе ее были окружены и уничтожены основные силы германо-румынских войск, входивших в состав группы армий «Южная Украина». В результате Румыния перешла на сторону Антигитлеровской коалиции. В этом сражении 2-й Украинский фронт Малиновского и 3-й Украинский фронт Федора Толбухина насчитывали 1314 тыс. человек, а группа армий «Южная Украина» Иоханнеса Фриснера — 658 тыс. человек, из которых половину составляли румыны, которые после переворота 23 августа в Бухаресте прекратили сопротивление. 1870 советским танкам и САУ немцы и румыны могли противопоставить лишь 300 танков и штурмовых орудий, а 2200 самолетам — лишь 445. Почти все танковые дивизии из Румынии пришлось перебросить в июле — августе в Белоруссию, где была разгромлена группа армий «Центр». Если бы не измена румын, окруженным под Яссами, возможно, удалось бы прорваться. Однако разрыв Румынии с Германией все равно был предрешен. Ведь группе армий Фриснера в любом случае пришлось бы отступить в Венгрию, где румынским войскам нечего было делать. В ходе Яссо-Кишиневской операции, по нашим оценкам, советские войска потеряли около 134 тыс. человек, в том числе около 40 тыс. безвозвратно. Немецкие же потери превысили 270 тыс., в том числе не менее 252 тыс. убитыми и пленными. Потери румын точно неизвестны, но только пленными они потеряли около 139 тыс. человек. Соотношение потерь в Яссо-Кишиневской операции оказалось наиболее благоприятным для Красной армии за всю войну.

Вообще в сражениях, которые проводил Малиновский, соотношение потерь для советских войск было гораздо лучше по сравнению со сражениями других советских маршалов, потому что ему часто приходилось сражаться против румынских и венгерских войск, а при осаде Будапешта — против второочередных германских частей. В Будапеште был уничтожен или пленен 78-тысячный гарнизон (в том числе около 41 тыс. немцев), и только около тысячи немцев удалось прорваться. Потери войск Малиновского были значительно меньше. Для сравнения: войска Толбухина, которым в первой половине марта 1945 года пришлось отражать наступление 6-й танковой армии СС у Балатона, потеряли убитыми и пленными в 14,5 раза больше солдат, чем немцы. Малиновский, между прочим, предлагал сорвать это контрнаступление с помощью наступления на Вену 6-й гвардейской танковой и 9-й гвардейской армий на его фронте, но его не послушали. В результате 6-я гвардейская танковая армия была перемолота в борьбе с танкистами Зеппа Дитриха, и после переформирования ее все равно пришлось бросить в наступление на Вену на фронте Малиновского.

• Ранее в феврале Родион Яковлевич сам пострадал от 6-й танковой армии СС, две дивизии которой вместе с другими немецкими войсками ликвидировали плацдарм 7-й гвардейской армии за рекой Грон, нацеленный на Вену. В связи с этим вышел грозный приказ Ставки, после которого Малиновский учил подчиненных генералов на партактиве фронта: «...знать философию необходимо, но непосредственные задачи — разбить нам сейчас врага, нельзя забывать. Решающего значения философия сейчас не имеет (смех в зале). Если у нас плохо будет подготовлена артиллерия для прорыва, если мы плохо подготовим и подведем танки, и они у нас будут сваливаться с моста в Дунай, как был недавно такой факт, тут никакая философия и никакое «зерно» не помогут...» Чувствуется, что маршал к марксистско-ленинской философии относился достаточно скептически. Советскую власть он не слишком любил, но принимал как данность. До 1917 года определенные карьерные перспективы у Малиновского были, но вряд ли ему светило генеральство. А при Советах ему приходилось скрывать ряд фактов биографии...

После победы над Германией Малиновский командовал Забайкальским фронтом и нанес решающий удар по японской Квантунской армии, преодолев Большой Хинган. За это 10 сентября 1945 года он был удостоен звания Героя Советского Союза. И вплоть до 1956 года Родион Яковлевич командовал войсками на Дальнем Востоке. В 1946 году женился на медсестре Раисе Яковлевне Кучеренко, с которой познакомился в годы войны. А в марте 1956 года стал главкомом сухопутных войск и 1-м заместителем министра обороны. Хрущеву нужен был противовес Жукову, так как он знал, что оба маршала ненавидят друг друга. Еще в 1954 году Малиновский предупреждал Хрущева о «бонапартизме» Жукова. В октябре 1957 года Малиновский активно участвовал в раскрытии заговора Жукова, собиравшегося с помощью школы диверсантов захватить власть. Выступая на партактиве Министерства по делу Жукова, он подчеркнул: «Я 30 лет работаю с Жуковым. Он самовластный, деспотичный, безжалостный человек. Я решил идти с ним работать. Решил: если он будет хамить — я тоже буду хамить. Если будет ругаться — я буду ругаться. Будет драться — я дам ему сдачи... Он относился ко мне с уважением, вернее — вежливо. Поэтому я ничего к нему лично не имею. Но я видел, какое невероятное хамство проявлял Жуков к ряду людей, в том числе к достойным уважения волевым людям...» Малиновский стал преемником Жукова в октябре 1957 года и оставался министром обороны вплоть до своей кончины 31 марта 1967 года. При нем Советская армия стала современной армией с ракетно-ядерным вооружением, атомными подлодками, сверхзвуковой авиацией.

• Прямых доказательств того, что Малиновский отдавал приказ о расстреле рабочих в Новочеркасске, нет, но именно он назначил генерала Иссу Плиева, командовавшего расстрелом в Новочеркасске, руководить экспедиционным корпусом на Кубе во время Карибского кризиса. Однако решение о применении силы, конечно, принимал не Малиновский, а лично Хрущев. И возможно, приказ о расстреле рабочих, равно как и провал ракетного десанта на Кубу, стали причинами активного участия Малиновского в свержении Хрущева. Родион Яковлевич говорил: «Нельзя так поступать с армией!» — имея в виду не только бездумные сокращения, но и новочеркасский расстрел.

Малиновский был храбрым человеком, от пуль и снарядов не прятался, был трижды ранен (последний раз — уже будучи командующим фронтом), никогда не грешил, в отличие от Жукова, присвоением трофейного имущества и пытался бороться с грабежами и насилием, которые чинили его войска (а здесь ни один фронт не был исключением). Родион Яковлевич никогда не материл подчиненных и не угрожал им расстрелом. И воевал он лучше других маршалов. Думаю, что украинский народ может гордиться таким военачальником.
6597

Комментировать: