Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5
ночью +1 ... +3
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Не за Екатерину обидно. Страшно за наше будущее...

Суббота, 17 ноября 2007, 03:07

Марина Чайковская

Час пик, 04.11.2007

За короткий срок, прошедший с момента принятия решения о восстановлении памятника Екатерине II до бурных событий октября, к сожалению, произошли реальные сдвиги в сознании многих наших граждан, которые — в силу своего слабого интереса к истории — всегда будут подвержены влиянию «идеологической промывки мозгов». Особенно жалко детей. Совершенно не зная истории Российской империи (а значит, своей собственной, поскольку Украина была частью этой империи) маленькие школьники убежденно говорят: зачем памятник Екатерине — это чужая царица, она убивала нас, украинцев. Такова сила официальной идеологии. Мы переживали ее семьдесят лет советской эпохи, и, похоже, начинаем ощущать этот пресс сейчас, с приходом в наши школы, учебники, телепередачи националистической пропаганды, сознательно проводимой Виктором Ющенко и его окружением.

Из заявления НСНУ:

«Народный Союз «Наша Украина» решительно осуждает намерение одесской городской власти открыть памятник российской императрице Екатерине II». С заявлением по этому поводу выступил Вячеслав Кириленко:

«Открытие такого памятника, да еще устроение по этому поводу праздника, является поруганием памяти тысяч замученных Екатериной украинских патриотов и вызовом всему украинскому народу. Однозначно негативную оценку роли Екатерины II в истории дают профессиональные историки. Украинский народ сложил множество песен о «вражей матери». Именно по приказу Екатерины была разрушена Запорожская Сечь, ликвидировано демократическое устройство Украины, закрепощены украинские крестьяне, уничтожено украинское образование. Тысячи украинцев были замучены, а еще больше — заключены, сосланы в Сибирь и на Север».

«Мы призываем все демократические силы ... не допустить, чтобы на украинской земле стояли памятники ее поработителям...».

Претензии к императрице Екатерине Алексеевне, в девичестве Софии Августе Фредерике, необоснованны и надуманны. Не ее вина, что дочь Петра I императрица Елизавета Петровна решила выдать ее замуж за наследника российского престола принца Голштинского Карла Петра Ульриха, будущего императора Петра III. Не ее вина, что муж после свадьбы заявил, что не любит ее и в постель с ней не ляжет (в чем он оказался последовательным). Одновременно супруг не выказывал рвения к государственным делам — пришлось совершать государственный переворот. Так немецкая принцесса стала российской императрицей.

Правда о Екатерине

Чтобы судить о положении дел в России не по дворцовым докладам, она предприняла ряд поездок по стране, в которых собрала множество поучительных наблюдений. Объединив увиденное с идеями, навеянными ей чтением книг по управлению государством и собственными мыслями, Екатерина решила выработать новый Свод законов, который, сохраняя нетронутым самодержавие, и даже опираясь на власть монарха, давал бы основание говорить о России как о процветающем правовом государстве.

Она вошла в переписку с французскими мыслителями-просветителями (Вольтер, Даламбер), ставя их в известность о задуманных преобразованиях с целью превратить власть в России в могучую и просвещенную монархию. Французские просветители с восторгом принимали ее начинания. А разработанное ею пособие по составлению законов, названное «Наказом», в котором провозглашались нравственные и правовые принципы законотворчества, сделали ее имя известным всей Европе. В наказе впервые для русского человека декларировалось равенство всех перед законом, политическая свобода, недопустимость насилия и жестокости. Наказ осуждал пытку, призывал к веротерпимости, он был пронизан самыми романтическими и возвышенными идеями и был с восторгом принят всеми.

Летом 1767 года в Грановитой палате собралась комиссия по составлению Нового свода законов (Уложения). После ознакомления с Наказом государыни, очарованные депутаты постановили преподнести Екатерине титул «Великой, Премудрой и Матери отечества». Императрица отказалась, заметив, что ее заслуги правильно могут оценить лишь потомки.

Увы! Комиссия проработала несколько лет, но так и не совершила ничего значительного. С началом Первой русско-турецкой войны она прекратила свою деятельность. В то же время Екатерина, познав вкус самодержавной власти, не захотела ни с кем ею делиться. Даже созданный позднее Совет при императрице она наделила исключительно совещательными функциями.

И все же — шесть победоносных войн, проведенных Россией за время царствования Екатерины, показали возросшее могущество страны. Мир признал за царицей «великое имя в Европе и силу, принадлежащую ей исключительно». Современная Украина может считать себя обязанной императрице значительным увеличением своей территории. В результате русско-турецких войн большая часть Левобережья, Крым и Придунавье были возвращены славянам (хотя последняя формулировка о «славянской исконности» некоторых из этих земель может быть оспорена другими народами и в наши дни).

Войны не мешали государыне трудиться над совершенствованием внутреннего устройства страны. Последние крупные реформы она проводила за год до смерти. В 1795 году вместо двадцати губерний было образовано пятьдесят, было расширено самоуправление губерниями и уездами: к участию в нем призвали местное население, главным образом, дворянство, привилегии которого перед другими сословиями императрица закрепила новой Жалованной грамотой.

Екатерина Алексеевна была самой умной и образованной из всех своих предшественников-правителей России. У нее были две страсти, с годами превратившиеся в привычку и ежедневную потребность — читать и писать. За свою жизнь она прочитала множество книг, начитанность, в свою очередь, звала к перу, к необходимости высказаться. Книга и перо для нее были то же, что рубанок и токарный станок для Петра Великого. Двенадцать томов составляет ее литературное наследие: она писала детские сказки, педагогические инструкции, политические памфлеты, драматические пьесы, автобиографические заметки. Ее занимала русская история — она даже составила Житие преподобного Сергия Радонежского.

Немало сделала Екатерина и для народного просвещения, она часто говорила о том, что корень добра и зла — в воспитании. При ней в Петербургском и Московском воспитательных домах и ряде других учебных заведений был впервые применен закрытый метод воспитания. В провинции просвещенная императрица основала много новых народных училищ.

Золотым веком российского дворянства назвали потомки время правления Екатерины II. В высших придворных кругах находились и представители украинской казачьей старшины. Последний гетман Украины Кирилл Григорьевич Разумовский весь период царствования Екатерины занимал пост президента Петербургской Академии наук, а видный государственный деятель Александр Андреевич Безбородко состоял вице-канцлером, канцлером и получил титул князя.

Роман мятежной души

Особое место в истории царствования Екатерины занимают ее многочисленные фавориты. Передо мной книга Марии Евгеньевой «Любовники Екатерины», в которой удачно представлены и сама эпоха, и характер императрицы. «Фаворитизм» сделался в России правительственным учреждением, как во Франции при Людовиках XIV и XV, — пишет автор книги. — Фавориты, живя с императрицей, признавались людьми, служившими отечеству и престолу...

Многие из них — такие, как Панин, Потемкин, Безбородко, Зорин — были способными людьми... Они услаждали досуг своей государыни, подавая ей силу для новых трудов...». Так смотрела на этот вопрос сама Екатерина.

Первые ее романы были лишены всякой пошлости: она действительно увлекалась Понятовским, Орловым, Нарышкиным, Салтыковым. Что касается смены фаворитов, то она объясняется не только пресыщенностью самой императрицы, но и тем, что те частенько изменяли ей, а с течением времени «становились все нахальнее и требовательнее». Приходилось выгонять их, а жить без мужчины Екатерина не могла.

В ней жила вечно женственная натура, вечно не умирающая жажда любви, которая свойственна только выдающимся, богато одаренным женщинам. Именно это заставляло ее искать опору для своей жизни и деятельности в мужчинах. В сущности, это был один длинный роман мятежной женской души со сменой лиц и настроений...

Какое отношение все это имеет к Украине?

О Екатерине Великой можно писать много и долго, равно, как и о бурной эпохе ее правления, равно, как и обо всех противоречиях ее сложной натуры.

Наша газета в июле этого года уже публиковала иронический памфлет под названием «Зачем Одессе Екатерина?», в котором автор, историк В. Чайковский, на наш взгляд, остроумно доказал целый ряд непреложных истин.

Ну, во-первых, известную аксиому о том, что история не знает сослагательного наклонения. Откуда проистекает тезис о том, что памятники выдающимся личностям имеют право стоять там, где их поставили благодарные (и не очень) потомки, независимо от всех противоречий в жизни, деяниях и взглядах этих исторических персоналий. На сегодняшний день исключения из этого общепринятого правила составляют современные кровавые диктаторы — Гитлер, Сталин, Пол Пот.

Если начинать копаться в добрых и злых деяниях из давно ушедших эпох, то можно далеко зайти. Никаким современным «демократическим нормам» не соответствуют ни Александр Македонский, ни Наполеон, ни даже расстрелянный российский император Николай II. Следуя логике «украинских профессиональных историков», на земле вообще не должно остаться ни одного памятника властителю, царю, полководцу и т.п. Ведь все они обязательно были чьими-то «гнобителями», все время норовили захватить чужие территории, да и вообще — по Марксу — занимались нещадной эксплуатацией трудовых масс. По этой же логике, увековечивать можно лишь память святых — ведь у них не было ни личных изъянов, ни исторических «грехов». Но, однако, скучно было бы на земле, если бы нас окружали одни иконы.

Второй «крамольный» тезис, озвученный нашим автором, состоит в том, что императрица Екатерина, если мерить ее деяния исключительно с точки зрения пользы и вреда, нанесенных собственно Украине, принесла нашему государству только благо.

«Если хотя бы просто перечислить деяния Екатерины, — пишет автор, — станет ясно, что именно ей принадлежит честь быть одной их «собирательниц» украинских земель в их современном варианте. В заслугу царице можно поставить присоединение большей части Левобережья, а также Бессарабии и Крыма к России, а, следовательно, и к Украине...

Вообще — обвинять Екатерину в захватнических войнах не только не патриотично, но и означает проводить «антидержавницьку» линию. Как сказал бы старик Эйнштейн, все в мире относительно. Что плохо было для турок и татар, терявших свои, как им казалось, земли, то было хорошо для России и Украины, вернувших исконные, как мы теперь знаем, украинские земли юго-восточной и южной части нашей страны, включая Крым. Поэтому, нам эти войны, скорее, следует считать освободительными. Или Эйнштейн заблуждался?

...При ней возникли новые города: Елизаветград (ныне Кировоград), Екатеринослав (Днепропетровск), Севастополь, Симферополь, Мариуполь, Херсон, Николаев и, наконец, Одесса».

Таким количеством основанных когда-то и существующих ныне в Украине крупных мегаполисов не может похвастать ни один из бывших императоров — разве что советская власть могла бы поспорить с Екатериной о количестве построенных городов.

Третий вопрос, затронутый историком, — пресловутое упразднение (наши историки любят говорить — уничтожение) Запорожской Сечи — деяние, бесспорно, принадлежащее Екатерине.

«Но если взглянуть на этот вопрос глазами представителя XVIII столетия, — продолжим цитировать материал, — все выглядит вполне логично. Казаки, бывшие по современным понятиям фактически пограничниками, вдруг оказались внутри большой страны. Ранее, проводя жизнь в походах, они защищали южные и юго-восточные рубежи Российской империи от многочисленных захватчиков. Выполняя эту функцию на протяжении двух столетий, они в последней четверти XVIII века остались, по сути, безработными. Говоря современным языком, Екатерина провела «сокращение вооруженных сил», как это происходит, скажем, в наше время в украинской армии и выдается как большое достижение. Недовольные (что вполне естественно) казаки подались на юг и на запад. Так появилось черноморское казачество, так запорожцы оказались за Дунаем. Никакой «антинациональной», «антиукраинской» политики в этом вопросе не усматривается. Только если очень сильно этого захотеть...».

Понятно, что подобной позиции «профессиональные» (а значит, исключительно «свидомые») украинские историки не простят. Между тем, она выглядит вполне логичной и убедительной. Попробуем представить себе обратное: если бы Екатерина не разогнала Сечь — должен ли был это сделать кто-то другой? Или казаки продолжили бы существование в формате XVI-XVII веков и при Павле I, и при всех Александрах, Николаях, а также при Ленине, Сталине, Хрущеве, Брежневе? И Запорожская Сечь успешно дожила до наших дней в качестве первого в мире демократического государства (кажется, именно так оценивают роль казаков наши «профессионалы»?). Только вот вопрос: как формировали бы войско — по призыву или по контракту? И где брали бы корм для лошадей? Или пересадили бы казаков на БТРы. Хотя это было бы уже нарушением исторической правды...

Мы уже не говорим о том, что казачество было реакционным по отношению к народу, населявшему тогда нынешнюю территорию Украины. Одного факта (о котором не раз упоминала наша газета), что именно привилегии казачества разорили тысячу украинских городов и уничтожили в них Магдебургское право, достаточно для того, чтобы разогнать вольницу, все больше и больше паразитировавшую на теле простого народа. Этого из истории не вычеркнешь, равно как и сцен массовой резни единоверцев в степях Причерноморье и Крыма, осуществлявшихся казаками, когда они входили в сговор то с Портой, то со шведами. Так что ликвидация Сечи в такой честной ретроспективе была актом гуманным, а не репрессивным.

Кстати, во Франции никто и не всплакнул спустя много лет после того, как «упразднили» мушкетеров. Просто — их время ушло. Пришло время Наполеона и Де Голля, а вот теперь Ширака и Саркози. А колоритная эпоха мушкетеров остались нам на память на страницах бессмертного Дюма.

Какое отношение все это имеет к Одессе?

Наш город, настоящие одесситы, люди с одесским самосознанием оказались в прошлую субботу на высоте. Они пришли защитить — ни больше, ни меньше — свои ценности. В XVII веке наш город был основан российской императрицей и стал частью Российской империи. В XIX веке он занял позиции третьего по величине и значимости города империи — что нашло отражение и в нашей ментальности, и в нашей исторической памяти.

Это наша история, это наш основатель города, это наш памятник — как бы этот факт ни раздражал непрошеных гостей, пытающихся навязать нам свои «ценности».

С тех пор произошли гигантские геополитические сдвиги, теперь мы — часть независимой Украины, и с этим фактом никто не спорит. Но мы не собираемся заменять свою историю чужой. И мы хотим, чтобы оставили в покое наших детей, лишая их, как самое слабое звено, исторической памяти.

Может быть, люди, собравшиеся на Екатерининской площади, не думали конкретно этими словами и фразами, но настрой был именно такой. Им по душе было театрализованное представление — воспоминание о давно ушедшей эпохе, им по душе величественный памятник, старинная отреставрированная площадь, концерт классической музыки в исполнении оркестра под управлением Хоббарта Эрла, организованный в честь праздника (за концерт — отдельное спасибо!). И им были совершенно непонятны и неприятны злые, искаженные лица группы людей под чуждыми флагами, скандировавшие неприличные ругательства и пытавшиеся этот праздник испортить.

Одесситы — народ очень миролюбивый, и их нужно очень постараться вывести из равновесия, чтобы заставить кричать: «Фашизм не пройдет!», «Бандеровцы — домой!» и другие подобные лозунги. Но все равно это было — как бы выразиться — не воинственно, а интеллигентно, чисто по-одесски. И отряд непрошеных гостей, шокированный всенародным размахом праздника, силой и красотой фейерверка, был, прежде всего, удивлен той силе духа и сплоченности, с которой одесситы дали ему — не физический, а прежде всего, моральный — отпор.

Одесса немножко постарела!

Одним махом у нас пытаются отнять не только то, что нам близко по духу, но и, казалось бы, до сегодняшнего дня неоспоримые исторические факты. Лидер «Нашей Украины» Вячеслав Кириленко посмел утверждать, что Екатерина лишь переименовала (!) наш город, основанный, как выясняется, при правлении Великого князя литовского Витовта. «Одесса в скором времени отпразднует свое 600-летие, и попытки почти втрое уменьшить возраст города являются прямой фальсификацией истории в угоду бывшей метрополии».

Вот так вот. А мы-то думали, что Одесса основана на месте турецкой крепости Хаджибей — и оказались посрамлены. Впрочем, нынешние идеологи согласны приписать нам любое происхождение — хоть турецкое, хоть литовское — лишь бы не российское. Чтоб врагам этот лакомый кусочек истории не достался!

Остается только спросить: почему о такой немыслимой «фальсификации» мы узнаем только сейчас, на 17-м году «незалежности»? Ведь праздновали и 200, и 210 лет со дня основания Одессы — и вдруг такой облом. Оказывается, и Гурвиц, и Боделан скрывали от нас наше истинное происхождение? Уж не на службе ли у клятых москалей они состоят? Надо подумать.

Казалось бы — подбавили нам древности, радоваться надо. Но как-то совсем не радостно на душе. Обидно не столько за свое поколение — мы-то свою историю хорошо знаем и в душе никому не отдадим.

Повторюсь: очень жалко детей. Неужели им придется с этой чуждой, неукраинской, а по большому счету предательской идеологией жить?
1053

Комментировать: