Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -1 ... +3
днем +2 ... +3
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«Не шумите, у нас всё куплено!»

Вторник, 2 апреля 2013, 21:04

Елена Удовиченко, Ольга Кологрёва

Юг, 28.03.2013

Две недели назад жильцов двух домов — тридцатого по Еврейской и тридцать девятого по Екатерининской — потрясла информация о том, что уже к лету вплотную к их домам, на месте двухэтажного тридцать второго дома по улице Еврейской, вырастет, поговаривают, то ли четырех-, то ли пятиэтажный отель с лифтом.

Жильцы спрашивают: кто и по какому праву втайне от них дал разрешение на такое строительство в историческом квартале, построенном на катакомбах? Кто цинично пренебрег их правами на неприкосновенность жилья? И, в конце концов, кто выступит гарантом сохранности их квартир во время строительства?

В двухэтажном внутридомовом строении по улице Еврейской, 32 был когда-то пункт милиции, потом офис фирмы, а в декабре прошлого года оно было продано частным лицам.

Тыльная стена строения почти вплотную примыкает к тридцатому дому по улице Еврейской, а его вторая стена находится в нескольких метрах от тридцать девятого дома по улице Екатерининской, памятника архитектуры, бывшей гостиницы «Америка», построенного в 1889 году по проекту тогдашнего главного архитектора Одессы Альберта Шейнса.

Жильцы, обратившиеся в «Юг», эмоционально рассказывают о своих исторических домах и при этом неоднократно подчеркивают, что все они построены на катакомбах, а потому оказаться под землей могут при малейших движениях грунта.

Они предлагают мне пройти к закрытым воротам тридцать второго дома, где планируется незаконное строительство. Незаконное оно потому, что свое согласие жильцы на него не давали, никакие документы не подписывали. По действующим в городе правилам, комплект технической документации на любую реконструкцию, тем более связанную со сносом дома, должен, прежде всего, содержать согласие соседей. При этом согласие на снос и согласие на строительство — это разные документы со своими требованиями и условиями. Без наличия таких согласий об утверждении проекта не может быть и речи. Но это, как говорится, для простых смертных. Здесь случай иной.

— Мы — пенсионеры, большую часть времени проводим дома, но никто из застройщиков к нам не приходил и никаких разрешений не просил, — сказал один из жильцов.

Его тут же поддержала женщина:

— Как только мы начали возмущаться и требовать разрешительные документы, нам сказали: «Не шумите, документы все есть. ГАСК разрешил строительство. Разве вы не знаете, что деньги творят чудеса? У нас все куплено!».

Жильцы в этом не сомневаются. Дом, по их словам, был куплен в декабре прошлого года, а шестого марта нынешнего рабочие приступили к его демонтажу. Если вычесть январские праздники, проект многоэтажного отеля был готов за полтора месяца. С какой же скоростью его разработали, согласовали и утвердили?

Для тех, кто не знает, замечу, что это немыслимо сжатые сроки даже для разработки проекта реконструкции одной-единственной квартиры. Достаточно сказать, что на «прохождение» готового проекта через отдел согласований управления архитектуры и градостроительства надо не меньше месяца. Для проекта отеля необходим документ, который называется геоподосновой (геодезическая съемка объекта), а его для простых смертных тоже готовят не меньше месяца. Еще необходимы проекты разводки коммуникаций: водо-, газо-, электроснабжения. И самое главное — не обойтись без экспертизы состояния грунтов. Если быстро «испеченный» проект все же существует, то качество его весьма сомнительно. Последствия недоработок очень скоро скажутся как на соседних домах, так и на самом отеле, который, кстати, будет еще и с лифтом.

Жильцы понимают, что застройщик вряд ли станет тянуть свои коммуникации, а скорее всего, подключится к уже имеющимся сетям, и это чревато новыми авариями.

— Со светом у нас постоянные проблемы, сети перегружены, — рассказывает жилец одного из домов. — Аварийная машина «Инфоксводоканала» днюет и ночует возле отеля «Калифорния» (он расположен на Еврейской, напротив тридцатого дома. — Авт.), подключенного к нашим сетям. Теперь еще будут проблемы с газом, а у нас почти у всех установлено АГВ.

Замечу, прокладка новых сетей в этом квартале причинит жильцам не меньше бед, чем строительство нового отеля.

Но вернемся к тридцать второму дому, к закрытым воротам которого мы подошли. К великому удивлению, на наш стук отреагировали и ворота открыли, чего, по словам жильцов, не было последние две недели. Вероятно, ожидали не нас, а кого-то из хозяев, а нас впустили по ошибке. Перед глазами открылся длинный узкий п-образный двор, шириной не больше шести метров и двухэтажное строение без крыши и внутренних перегородок. Демонтажные работы там идут полным ходом. Рабочие на наши вопросы не отвечали, а хозяин стройки не появился.

Жильцы консультировались у специалистов. По современным нормам пожарной безопасности ширина двора должна быть не менее восьми-десяти метров, но так как дом старый, норма уже нарушена. Строительство отеля в таких условиях недопустимо.

Окно Светланы из тридцатого дома по улице Еврейской и окна Валерия и Татьяны Владимировны из тридцать девятого дома по улице Екатерининской выходят в этот двор. Если намерения застройщика построить четырех-, пятиэтажный отель на месте снесенного двухэтажного дома осуществятся, то квартиры этих людей останутся без дневного света. Любому понятно, что в Украине нет таких строительных норм и правил, которые оправдали бы эти действия.

Отношение застройщика к «оконной» проблеме — одной из многочисленных проблем, возникших в этой ситуации, беспрецедентно по своему цинизму.

— Меня спросили: «Сколько вы хотите за свое окно, — рассказывает Светлана, — тысячи долларов вам хватит?». Я ответила, что хочу иметь в комнате окно, а не тысячу долларов. Моя квартира куплена с окном, и оно внесено в технический паспорт, выданный бюро технической инвентаризации.

Разговор об окнах поддержал Валерий:

— Мне вообще сказали, что у меня окна незаконные, хотя они строились вместе с домом около ста двадцати лет назад. Застройщик врет мне в глаза, пытаясь хоть как-то оправдать свои незаконные действия. Мы вынуждены бороться за свои жилищные права, иначе наши квартиры действительно останутся без окон. Мы скандалим уже две недели. Тот, кто представился хозяином стройки, делает вид, что нас не понимает, говорит, дескать, мы от него чего-то хотим. А мы от него ничего не хотим. Пусть нас не трогает. Я прожил в этом доме двадцать пять лет, а жена моя родилась в нем. Моей соседке Татьяне Владимировне предложили перенести окно… на потолок, оно им, мол, мешает! Это нормально?

Из окна Татьяны Владимировны демонтажные работы смотрятся еще страшнее.

— Ко мне пришли и сказали: «Давайте мы перенесем куда-нибудь ваше окно, потому что оно нам будет мешать. Здесь у нас будет зимний сад», — рассказывает Татьяна Владимировна. — Окно переносить некуда, и они предложили перенести его на потолок, дескать, освещение будет сверху. Я в шоке. Какой здесь может быть отель? Это будет не отель, а бордель с почасовой оплатой. Почему, затевая стройку, никто не спросил нашего согласия? Кто-нибудь ответит, как нам теперь здесь жить?

В узкий двор тридцать второго дома застройщики намерены вывести балконы, что вряд ли допустимо при ширине двора не больше шести метров. Пожаробезопасность их тоже мало волнует, аварийного выезда нет, а в тот единственный, который имеется, пожарная машина въедет с трудом.

Жильцы тридцатого дома по улице Еврейской рассказали: в то время, когда их соседи из тридцать девятого дома по улице Екатерининской уже писали жалобы во все инстанции, они еще ничего не знали. Дней пять их вводили в заблуждение, говоря, что в двухэтажном тридцать втором доме по Еврейской новый хозяин делает ремонт. Люди поверили и отнеслись к этому с пониманием. Ремонт — дело святое.

— Нас обманули, сказав, что сделают небольшую реконструкцию, и в двухэтажном доме будет три квартиры, — говорит Светлана. — Я спохватилась тогда, когда под моим окном по крыше стали ходить люди. Они разбирали дом. Стало ясно, что дом пойдет под снос, а не под реконструкцию. А это значит, что сваи под фундаменты нового строительства будут вдавливать в непосредственной близости к нашей стене. Я не уверена, что дом после этого останется целым. Он уже трещит по швам…

Я иду в тридцатый дом по улице Еврейской. Жилец этого дома Евгений Михайлович показывает мне многочисленные трещины, появившиеся в доме во время строительства на противоположной стороне улицы отеля «Калифорния».

— Наш дом, как и соседние, стоит на катакомбах, — рассказывает он. — В подвале был вход в них, но его замуровали. Здесь нельзя нагружать грунты, мы все уйдем под землю.

Под входной аркой мне показали место, где когда-то провалилась машина. Саму арку укрепили металлическими балками, установив их как распорку.

– Во избежание того, чтобы левый флигель дома не упал на правый, установили эти балки, — объясняет Евгений Михайлович.

Дело в том, что улица Еврейская имеет большой уклон в сторону моря, а тридцатый дом, после сотрясений грунта на соседней стройке, тоже начал клониться в сторону Ришельевской. Центральная часть дома как бы разделена пополам сквозной трещиной, проходящей по стенам, потолку и ступеням лестницы от первого до последнего этажа. Это результат того, что левый и правый флигели клонятся в сторону моря, а центр держит на себе эти нагрузки.

— Мы и без строительства живем, как на мине замедленного действия, — говорит Светлана, показывая на трещины. — Пол проваливается, стены «ведет», входные двери от перекоса периодически не закрываются, и мы вынуждены их подпиливать. Балки на потолке «повело», и они теперь выступают. Дому больше ста двадцати лет. Если в отеле обустроят лифт, то это будет колоссальной нагрузкой на электросети, которые и без того на ладан дышат, и дополнительная вибрация от двигателя. Все запахи из кухни ресторана будут у нас, как в колодце.

Спрашивается, какие еще доказательства нужны для того, чтобы понять: «втискивать» в этот квартал многоэтажную махину не стоит, если, конечно, архитектор проекта не поставил себе цель привести в полную негодность имеющийся там жилой фонд.

Далеко за примером ходить не надо. Соседний, двадцать восьмой дом по улице Еврейской чуть было не рухнул, когда расширяли здание ОЦНТИ. Дом срочно признали аварийным, людей отселили, а стены со стороны Ришельевской подперли массивными кирпичными «ребрами жесткости». Так он и стоял пустым долгое время. Недавно, по словам Евгения Михайловича, без видимых на то причин статус аварийности с него сняли и заселили людьми:

— Они сами вручную засыпали под домом катакомбы.

— А где же люди, которые жили в этом доме раньше? — поинтересовалась я.

— Никто не знает, — ответила Светлана, — возможно, их сослали на поселок Котовского.

В тридцать девятом доме по Екатерининской стены тоже вряд ли выдержат соседнее строительство. Памятник архитектуры, по словам жильцов, капитально ремонтировали в 1984-1986 годах. Тогда одну наружную винтовую лестницу заменили обычной из металлического профиля, а несколько лет назад не выдержала испытания временем и вторая винтовая лестница. Теперь во дворе две одинаковые наружные лестницы, служащие одновременно и дополнительными опорами ветшающему дому.

Итак, жильцы, узнав о том, что делается за их спиной, забили тревогу. Заказными письмами они отправили жалобы в городскую прокуратуру и в инспекцию государственного архитектурно-строительного контроля. В Приморскую райадминистрацию, в ЖКС «Портофранковский» и в инспекцию по благоустройству города они отнесли жалобы лично. Обращались они и к участковому инспектору милиции.

— Прошло две недели, но ни ответа, ни привета, — говорят жильцы, — и это очень странно. Похоже на то, что кто-то очень заинтересован затянуть время.

А между тем застройщики торопятся. Рабочие демонтируют дом и днем, и ночью. Жильцы хоть и познакомились с теми, кто называет себя хозяевами купленного здания, но им почему-то кажется, что люди эти подставные.

Один из них, спустя две недели, под натиском жильцов, отнес копии документов в третий участок ЖКС «Портофранковский». Там жильцы и узнали о имеющемся разрешении ГАСК на строительство нового здания высотой около четырнадцати метров. Узнали и о том, что подвал будет занят помещением для обслуживающего персонала, хотя у них есть информация, что подвал-то принадлежит не новоселам. Разрешил ГАСК и установку лифта. Окончание строительства запланировано на лето. Как говорится, кто не успел, тот опоздал: или жильцы успеют приостановить строительство, или застройщики под чьим-то сильным покровительством успеют возвести то, что запланировали…

— Есть люди, у которых по несколько квартир, — говорит Светлана, — у нас же это единственное, что мы имеем. Мы должны бороться за свои права, если не хотим оказаться на улице.

Жильцы сравнивают это строительство с разбойным нападением. Пока никто не гарантирует им сохранность их квартир. Ни одна городская структура не потребовала от застройщиков согласия соседей:

— Мы настаиваем на том, чтобы застройщики восстановили то, что разрушили. Ни о каком строительстве выше второго этажа не может быть и речи. Это не наш каприз, а элементарное соблюдение прав человека. Если у нас в городе существует власть, значит мы не должны опасаться за то, что завтра толстосумы выгонят нас из наших квартир и из центра города. Руководители города, Приморской райадминистрации, прокуратуры и так далее не имеют права отмалчиваться и делать вид, что не читали наши жалобы.

Строительный беспредел в Одессе не только продолжается, но и набирает обороты. Я, автор этой публикации, буду следить за дальнейшим развитием событий.

Елена Удовиченко

От редактора. Очень бы хотелось, чтобы «народный мэр», «мэр-хозяйственник» Костусев, как его величают лизоблюды всех мастей, в том числе и журналисты из подконтрольных местной власти СМИ, не расписывался на каждом шагу «в любви к Одессе», а действительно что-то стоящее делал для города и людей, в нем живущих. Слабо, Алексей Алексеевич? Так, чтобы без надоевшего всем самопиара?

Также хотелось бы, чтобы журналисты, поющие осанну своему, прости Господи, кумиру Костусеву, пришли на место описываемых нами событий, «обозрели» все, что происходит, поговорили с жильцами домов. Кстати, некоторые из жильцов получают в качестве бесплатной «благотворительной помощи» газету «Одесский вестник», на которую для прославления неудачника-мэра из городского бюджета выкинули больше пяти миллионов гривень. На кой черт им эти прославления, если, когда надо, помощи не дождешься?!

Деятели с Думской когда-нибудь окончательно доведут людей — жертв строительного беспредела, обманутых инвесторов долгостроев, предпринимателей, тех одесситов, которые годами обивают властные пороги, чтобы решить пустяковую проблему, — и они начнут ежедневно перекрывать автотранспортное движение, вновь пойдут на штурм мэрии. Тогда они точно доберутся до кабинета «народнохозяйственного» мэра и его «профессионалов». И никакая охрана, милиция с «Беркутом» не помогут.

Не будите лихо, Костусев! Вас и так большинство одесситов в кресле мэра терпеть не могут. Хоть раз посмотрите правде в глаза, а не слушайте окружающих вас подхалимов.

Мы обращаемся к прокурору города Геннадию Фуртату: пожалуйста, разберитесь с этим строительством. Действительно ли в центре Одессы среди старых, дышащих на ладан домов хотят построить многоэтажную гостиницу? Взывать же о помощи к городским властям — дело неблагодарное. С них будет, как с козла молока.

Ольга Кологрёва
4304

Комментировать: