Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -6 ... 0
днем +1 ... +2
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Не отрекаются любя

Воскресенье, 25 марта 2007, 19:59

Окна, 15.03.2007

Александр САКВА, «Московский комсомолец в Украине»

Ни дня кого уже не секрет, что барон Коря Фридрих Иероиим фон Мюнхгаузен ежедневно с восьми до десяти утра отправлялся на подвиг. Умов об этом пункте распорядка дня знаменитого барона, бургомистр города Ганновера тоже признал: «Я служу людям. Каждый день к девяти мне надо идти в магистрат. Не скажу, что это героическое в этом есть».

Награда пришла к герою

Здесь нет ни пафоса, ни иронии — простая констатация факта. Знак отличия Международного республиканского института США, который был вручён на днях городскому голове Одессы Эдуарду Гурвицу, так и называется — «Герой демократии». Кроме уведомления о почётном звании, руководитель программ института в Украине Брайан Меффорд передал удостоенному награды мэру ещё и по-детски трогательный подарок — взятую в строгую «госдеповскую» рамку фотокопию двуязычной статьи о лауреате Гурвице, которая к тому времени уже вышла в Вашингтоне. Гость не скрывал своей человеческой симпатии к награждённому, особо подчеркнув, что он искренне рад, что, снеся все удары судьбы, преодолев многочисленные невзгоды и став успешным, Эдуард Гурвиц остался верен демократическим идеалам. И несмотря на то что Международный республиканский институт в 2010 году завершает свою работу в Украине, уж за Одессу, признался Брайан Меффорд, он спокоен — в этом городе становление гражданского общества идёт правильным курсом.

В ответ Эдуард Иосифович поблагодарил господина Меффорда за годы поддержки и сотрудничества — причём в период самого подлого давления режима на город и его команду, а такое, подчеркнул он, не забывается никогда.

«Что же касается 2010 года, — посетовал Гурвиц – то у меня очень большие сомнения в том, что к этому сроку в Украине всё образумится. И главная причина явно Замедленного движения страны к открытому обществу состоит не в изъянах её нового статуса и даже не в её государственном устройстве. Ключевая проблема — в мозгах людей, выросших в условиях тоталитаризма, А потому здесь даже одним поколением людей не обойтись, Вместе с тем, убеждал одесский голова, перемены, произошедшие в Украине не без участия Республиканского института, разительны и необратимы, Одним словом, протокольная часть процедуры награждения получилась сердечной, а заняла всего несколько минут. Но вот само событие требует более внимательного рассмотрения.

Бодался теленок с дубом

Французский мыслитель Сартр утверждал, что у каждого из нас в душе дыра размером с Бога. Но по его же словам, даже атеисты и агностики «помещают» туда свою веру, надежду и любовь. Меж тем даже люди воодушевлённые этими чувствами, далеко не всегда способны их защитить. Для этого необходима уже следующая взаимосвязанная триада качеств — убеждённость, бесстрашие и сила характера. Иначе ваш мир просто не устоит.

Но выход есть — ведь даже ёжики рождаются без колючек. Гурвиц тоже не сразу стал «кулачным бойцом». Режим, надо отдать ему должное, сделал всё от него зависящее, и даже больше того, чтобы бойцовские качества одесского мэра закалились не хуже корчагинских. А говорим мы об этом потому, что звание «Героя демократии» американцы дают не за хорошие манеры. Эдуард Гурвиц отмечен этой наградой за стойкость во время двух избирательных кампаний — 1998-го и 2002 годов.

Сейчас, когда время отстоялось, оценка происходящего в Одессе в 1998 году стала уже исторической — город тогда приступом брал криминальный капитал при поддержке высшего эшелона украинской власти. И главную роль з «падении» Одессы играл, увы, президент, через антиконституционный указ и прямое президентское правление расставляющий на ключевые посты нужных ему людей,

Гурвиц выиграл те выборы с перевесом в 70 тысяч голосов, но Кировоградский областной суд аннулировал итоги народного волеизъявления, а к перевыборам в качестве кандидата он даже не был допущен. Да что выборы?! Убили Игоря Свободу, Сергея Варламова, Бориса Вихрова, бросили за решётку Анатолия Ворохаева и Михаила Кучука — его заместителей и единомышленников. Дважды покушались на Эдуарда Иосифовича — чудом остался жив: самым профессиональным образом сработали «альфовцы». Они тогда же взяли преступников, и те во всём признались, но их вскоре отпустили.

А в 2002-м Гурвиц снова пошёл в бой. Совсем без всяких шансов на успех. Телеканалы и газеты над ним просто издевались. В Интернет вбрасывали самые фантастические версии «компры». Но ему и его любимому городу было нужно пройти эту Голгофу, и они её прошли. И снова вместе.

О свойствах страсти

Искушённые психологи уверяют, что у человека в запасе всегда есть как минимум два объяснения его поступков: одно — подлинное, второе — то, что красиво звучит. Идя в глубь проблемы и отметая наносные мотивации, Достоевский пришёл и вовсе к шокирующему выводу: «Человеку надо одного только самостоятельного хотения, чего бы эта самостоятельность ему ни стоила и к чему бы ни привела».

Вот и Гурвиц какую-то свою особую заслугу в событиях 2002 года признавать в разговоре отказывается. И даже выражая благодарность Международному республиканскому институту, Эдуард Иосифович осторожно говорит о том, что само словосочетание «герой демократии» он понимает не вполне. Во всяком случае для нашего уха оно ему не кажется удачным. И «отбиваясь» от «титула» по сути, Гурвиц замечает, что его поступки тех лет были органичным продолжением его натуры, следствием лично принятой системы ценностей.

- Был бы я иным, по-другому скроилась бы и моя судьба. А борьба за преодоление тоталитарных условий началась для меня уже в 90-м году. Людей тогда ломали и продолжают ломать до сих пор. Я же поступал всегда единственным для себя образом. И когда в трудные годы мне один из министров советовал: «Да пойдите вы на поклон к Кучме, уверяю вас, он будет только рад», я не мог себе это даже представить.

- А ситуация выборов 2002 года — она ведь была заведомо проигрышной...

- Мы изначально так не считали. Это потом стало известно, как всё это делалось в Одессе: и о прямом указании с Банковой не оставить нам_ ни шанса, и о судейской блокаде/и о том, как мошеннически подсчитывали избирательные бюллетени. Кстати, в Киеве хорошо понимали, что меня здесь просто убьют — потому и кампанию я проводил под охраной тридцати бойцов «Альфы», которых мне предоставили по решению Генпрокуратуры. Но надо помнить и следующее. Нас изгнали из города. Нас здесь уничтожали. Торжествовал самый настоящий беспредел. Разве мы могли уступить город этим мерзавцам? Это означало бы, что им удалось нас запугать. Они этого не дождались. Мы были обязаны заявить одесситам, что не сломлены, и пусть не сразу, но мы всё же вернулись, потому что люди всегда всё видят и знают, что бы с ними ни делал режим.

- В состав демократии, кроме прочего, входит и неудобный долг считаться с политическими аутсайдерами, а то и просто с огромным количеством людей, непременно стремящихся что-то советовать власти. Говорят, вы сверхтолерантны к таким персонам...

- Этому учит жизнь. Когда я работал в строительстве, то всегда выслушивал всех — и бригадиров, и рабочих. И знаете, иногда самое верное решение предлагал человек, который, на первый взгляд, говорил явную несуразицу. Помню, при строительстве сложных очистительных сооружений в Молдавии выход из тупика предложил смекалистый рабочий с трёхклассным образованием, тогда как сами проектанты «расписались в полном неумении». И так было не раз. Вот и в мэрии меня часто укоряют: «Зачем вы на сессиях всегда слушаете всех?» Я отвечаю: «Так бывает же, что-то разумное и услышишь». И стараюсь собрать всегда множество мнений. Когда мы готовим тот или иной документ, я иногда прошу по его поводу высказаться, казалось бы, непрофильным управлениям. И выясняется, что предполагаемые действия могут затронуть некие болевые точки в городе, которые поначалу не видны. И потому лучше послушать большее число специалистов.

- Эдуард Иосифович, поскольку мы говорим сегодня о верности демократии, признайтесь напоследок, как демократ Гурвиц реагирует на критику в прессе?

- Я всегда помнил: «Кто газеты не читает — начинает отставать: он ещё искореняет, что уже пора внедрять». Но, к примеру, китайцы в подобных случаях говорят, что если ты не можешь сделать землю мягкой и пушистой, позаботься о башмаках. Когда бы у меня не было многослойной брони, спасающей от кумулятивных снарядов СМИ, меня бы уже давно «зарыли». И здесь вина самой прессы, всё превращающей в сенсацию, а то и в фарс Но если ежедневно давать шокирующие «факты», которые впоследствии оказываются ложью, в итоге выйдет так, что «волки пришли, а никто не побежал». Ответственность должна быть взаимной.

Не верьте кассандре

Международный республиканский институт, отметивший своей наградой Эдуарда Гурвица, — чрезвычайно почитаемое — в прогрессивном мире учреждение. Нынче свои программы оно реализует Б 50 странах, но Джордж Буш недавно заявлял о выдающихся успехах МРИ в деле продвижения демократии более чем в 100 государствах — хотя институту всего 22 года. Направления его деятельности разнообразны, скажу только что самые многочисленные и представительные десанты международных наблюдателей на выборах в Украине обеспечивали «республиканцы». Экзит-пол — это их эффективнейшее изобретение, позволяющее перехватывать информационную инициативу в день выборов и ставить антинародные режимы перед фактом реального подсчёта голосов избирателей.

Благодаря сверхквалифицированным действиям специалистов-легионеров МРИ стал возможен в итоге и третий тур президентских выборов в Украине. Кстати, председателем совета директоров этой организации в Вашингтоне является сенатор Джон Маккейн, на днях выдвинувший свою кандидатуру на пост президента США.

МРИ на свои программы тратит миллиарды долларов. Но ее высшая награда не имеет денежного содержания, да и в целом почти символична — статья-уведомление в прессе США и ее копия в рамочке герою-победителю. Классно! У нас в стране, где каждый политик и бизнесмен доподлинно знает прейскурант за победу в любой из номинаций бесконечных всеукраинских «ярмарок тщеславия», безнадёжно утрачено ощущение ценности всякого объективно бескорыстного признательного жеста, к числу которых относится и отличие Международного республиканского института. Меж тем его негромкие знаки признания содержат в себе как минимум двойной общественный урок. Назидание властям — в том смысле, что мир стал прозрачен и подлые тайны самого закрытого из режимов не теперь, так в четверг, всё равно становятся явными, а следы его правления — неуничтожимы. Злодеяния не горят. Урок же гражданам состоит в том, что наши представления о бессмысленности пусть и одиночного, но вызова неправедной власти неверны. Протест накапливается, неприятие зреет и в итоге — и здесь неопровержимо правы марксисты-диалектики — количество неизбежно переходит в качество, при том, конечно, условии, что и само это «количество» — высшей человеческой пробы.

В завершение разговора я привожу Эдуарду Иосифовичу известную мысль о том, что незавидна судьба страны, которой в мирной жизни требуются герои. И спрашиваю его о том, сколько еще, по его мнению, понадобится лет, чтобы в Украине исчезла необходимость в людях, способных на гражданскую доблесть на грани самоотречения. В ответ Гурвиц рассказывает наводящую «притчу» о том, как явились к Богу правители США, Англии и Советского Союза с одним и тем же вопросом: когда же во вверенных им странах наступит счастливая безоблачная жизнь? Штатам и Англии Всевышний отвёл по 40 и 60 лет соответственно. «Мы не доживём», — огорчённо вздохнули Рейган и Тэтчер. А вот вопрос советского лидера сокрушил уже самого Создателя: «До этого не доживу и я». Здесь Гурвиц грустно улыбнулся и печаль его, увы, не была светла. Но я перевожу взгляд на статью о нём в скромной рамке Международного республиканского института и снова внутренне ободряюсь: её неустранимый смысл не позволяет усомниться — человек неодолим.
262

Комментировать: