Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -5 ... 0
днем +1 ... +3
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Наш союз создавали мы

Четверг, 30 января 2014, 09:32

Борис Дубров

Вечерняя Одесса, 28.01.2014

Помню, был снежок с морозцем, и я летел по хрустящему тротуару, словно на крыльях: в то январское утро 1959 года открывалась первая, то есть учредительная, Одесская областная конференция рождавшегося Союза журналистов Украинской ССР.

Мне, в то время заведующему отделом культуры и школ областной газеты «Чорноморська комуна», старейшей среди местных периодических изданий и самой большой по тиражу, пришлось немало поработать для того, чтобы вместе с коллегами прийти к учредительной конференции не с пустыми руками. Не мог ведь не чувствовать ответственности: коллектив рекомендовал меня в члены оргбюро. В нем я занимался созданием и комплектованием творческих секций, организацией их заседаний.

Секцию публицистики возглавил, помнится, Николай Иордатий — заведующий отделом пропаганды «Чорноморської комуни», философ до мозга костей, завершавший диссертацию «без отрыва от производства». Жанр газетной корреспонденции — основной ударной силы тогдашних СМИ — взялся опекать заведующий отделом промышленности «Знамени коммунизма» (русскоязычной областной газеты) Давид Лист. Информация всех жанров оказалась в руках корреспондента РАТАУ («Радянського телеграфного агентства України») в Одесской области Якова Ошаровского — человека неуемной энергии и инициативы.

Жанр «Рецензия в газете» достался, конечно же, «знаменцу» Александру Щербакову, признанному авторитету в театральных кругах. Разрабатывать и оценивать в печати области фельетонный жанр было поручено талантливому Александру Шнайдеру, тоже «знаменцу», бывшему фронтовику-танкисту, прихрамывавшему и потому не расстававшемуся с палочкой.

Оставался «элитный» жанр очерка — его-то руководители оргбюро и поручили возглавить мне.

Видимо, не случайно поручили. Тогда фактически все газеты страдали шаблоном, сухостью в изложении самых разнообразных событий. Читателям эта сухомятка, понятно, не нравилась, многие из них писали об этом, высказывали пожелания больше рассказывать о людях, их интересах и творческих поисках и уж потом подкреплять изложенное цифрами и процентами. Создаваемый союз журналистов как раз и ставил себе задачу — начать с «очеловечивания» газетных страниц и тем самым показать и партийным комитетам, чьими органами газеты являлись, и читателям, что средства массовой информации могут быть по-настоящему интересными и полезными именно при такой перестройке. Оргбюро нашего союза в Москве решило созвать в 1958 году совещание очеркистов: пусть, мол, обменяются опытом того, что уже сумели сделать, «размачивая» железобетон газетных страниц, и поучатся у выдающихся мастеров жанра очерка, как надо одухотворять все больше и больше газеты страны. Вот тогда-то редактор «Чорноморської комуни» Иван Митрофанович Коляда и предложил мою кандидатуру для поездки на Всесоюзное совещание очеркистов, поскольку я уже успел написать немало очерков о людях Одесчины, понравившихся читателям.

Но читатели здесь, а организаторы совещания — там, в столице СССР, и они поставили условие — пусть сначала претендент на поездку пришлет свои очерки. Почитаем, а потом решим, стоит ли автору ехать в Москву. Очерков я послал, кажется, не меньше десяти, но на украинском языке, на котором они были созданы. Кто их там будет читать?

Видимо, нашелся такой, потому что приглашение на совещание я получил. И не только сам обрадовался, но и редактора порадовал, то есть руководителя областного оргбюро. То совещание, длившееся четыре дня, до сих пор осталось в моей памяти не столько потому, что «правдист» Герой Советского Союза Сергей Борзенко назвал мой очерк «Человек на высоте» — о крановщике Одесского порта — «лучшим из очерков, присланных из Украины», сколько потому, что совещание показало, что создаваемый союз будет мощным генератором в развитии и газетного очерка, и многих других жанров журналистики.

Короче, работа у нас в секции очерка в ходе подготовки к учредительной конференции закипела. Как, впрочем, и в остальных созданных секциях. Все журналисты в редакциях были на подъеме, все ожидали, что их творческий союз ощутимо раскрепостит «подручных партии», как окрестил тогда нашего брата Хрущев. Угнетала зависимость от «ценных партийных указаний» — того раскритиковать, того расхвалить. Ехали часто не истинное положение дел выяснять, а чью-то волю выполнять вопреки правде.

И вот январь. На конференцию пришли и приехали делегаты, избранные в коллективах областных, районных газет, многотиражек, газетных издательств, радио и младенца — телевидения. Настроение приподнятое. Жмем друг другу руки. Леонид Золотарев, Петро Цыгуля, Эммануил Рымалис, Михаил Крысюк, Леонид Сокур, Борис Прахье, Александр Щербаков, Аркадий Гайворон, Максим Кудря, Александр Шнайдер, Александр Ключник, Федосий Ревенко, Анатолий Савенко, Вера Коренкая. Знакомые по командировкам коллеги из сельских районов области — Борис Андрейченко, Сергей Витюков, Мыкола Калюжный, Семен Цванг, Николай Омельченко, Борис Михайличенко... Всех не перечислишь. И все горят нетерпением начать работу!

Январь 1959 г. Работает мандатная комиссия первой (учредительной) областной конференции ныне Национального Союза журналистов Украины

В перерыве между заседаниями конференции мне, избранному председателем мандатной комиссии, посчастливилось выполнять приятное поручение — выдавать делегатам мандаты для голосования. Наш фотокорреспондент Виктор Дробашко запечатлел одно из мгновений этой работы.

Уже на следующий день избранное на конференции правление Одесской областной организации Союза журналистов украинской ССР приступило к выполнению намеченной делегатами программы. Газеты печатали информации о творческих конкурсах по жанрам, о работе созданных клубов по интересам, творческих встречах, наборе в школу общественных корреспондентов, поездках делегаций по обмену опытом.

Между тем жизнь редакций текла своим чередом, с радостями и тревогами, проблемами легко решаемыми, и проблемами, я сказал бы, роковыми. Время показывало, что далеко не везде и не всегда наш вновь созданный союз мог выполнять свой долг — защищать журналистов, приходить им на помощь в минуту жизни трудную при исполнении служебного долга. Ведь рулевым партия не перестала быть.

У нас, в редакции «Чорноморської комуни» благодаря стилю работы, выработанному редактором Иваном Колядой, принципиальность и честность в подготовке материалов к печати ценилась превыше всего. Может быть, руководящее положение в областной журналистской организации еще больше укрепило редактора в верности его подхода к делу, и он усилил, в частности, борьбу с невежеством в действиях партийных работников, призванных обеспечивать решение общественных задач на территории области. Конкретно это коснулось и Беляевского райкома партии. По жалобе из Беляевского района наш корреспондент выступил с фельетоном, но райком расценил выступление газеты как клевету. И его поддержал второй секретарь обкома партии «чекист» Коваленко. Что в этой ситуации должен был сделать редактор? Или дать опровержение, или доказать справедливость критики. С целью «разобраться в конфликте без предубежденности» я и был послан в командировку в райцентр. Когда, несмотря на провокации местных партфункционеров, я во всем разобрался, то решил, что газете надо выступить еще раз, и уже не с фельетоном. Прочитав статью, Коляда предложил поставить под моей и свою подпись. Так, за двумя подписями, статью и напечатали. В день её выхода в свет тут же было созвано внеочередное заседание бюро обкома партии, которое отстранило от должности не только первого секретаря райкома, но и редактора областной газеты Ивана Коляду. Моей подписи словно и не было под статьей, меня никто не тронул. Вот таким оказался вес одного из руководителей областной журналистской организации.

Да, спустя несколько месяцев после учредительной журналистской конференции инвалид Отечественной войны, потерявший ногу, Иван Митрофанович Коляда, бывший командир взвода противотанковых ружей — герой поединка с фашистскими танками на железнодорожном переезде под Днепропетровском осенью 1941 года — оказался побежденным на редакторском фронте.

Однако боевой гражданский дух Коляды остался непоколебимым. Мы, журналисты, избрали потом Ивана Митрофановича ответственным секретарем областной журналистской организации, и на этой авторитетной должности он свершил немало добрых, нужных журналистам дел. Членам союза присуждались премии за творческие успехи, они с радостью вместе отдыхали и вместе с Колядой защищали, в случае необходимости, честь и достоинство журналиста, а также растили замечательную молодую творческую смену для редакций. При Коляде развились и международные связи нашей организации. Он и об улучшении быта журналистов заботился. До последнего вздоха.

Прочный фундамент, наложенный старшим поколением одесской журналистской когорты, является опорой и побуждением к действиям для нынешнего поколения, называемого не «подручным партии», а четвертой властью. На правах ветерана украинской журналистики с 65-летним стажем, хоть и не «заслуженного», но все-таки автора 25 книг очерков, хочу пожелать: «Ребята! Берегите честь смолоду. Служите Украине, а не тем, кто терзает и пытается разъединять ее. Свободное украинское слово — наше незаменимое оружие!».
5734

Комментировать: