Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5
ночью +1 ... +3
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Наш человек в Ашгабаде

Вторник, 15 октября 2013, 10:02

Светлана Комисаренко

Одесские известия, 12.10.2013

«Мы, одесситы, куда бы ни забросила жизнь, везде начнем строить свою маленькую Одессу». Эти слова, сказанные несколько лет назад лауреатом Государственной премии СССР, академиком РАМН, заведующим первой в СССР исследовательской лабораторией компьютерной томографии, а ныне кафедрой лучевой диагностики и лучевой терапии первого Московского государственного медицинского университета им. Сеченова, доктором медицинских наук Сергеем Терновым, поразили своей простотой и мудростью. Ведь на самом деле наши земляки, каждый по-своему, по всему миру стараются создать вокруг себя пространство, напоминающее о далекой родине. Да и родной город нет-нет, да и напомнит им о себе.

Вот и скрипач Гарольд Исаакович Неймарк, воспитанник прекрасных педагогов детской специализированной музыкальной школы им. профессора П.С. Столярского Фани Ефимовны Макстман и Артура Леонидовича Зицермана, оказавшись в далеком Туркменистане, не потерялся. Созданному им ансамблю скрипачей «Мукан» – коллективу, уникальному не только в масштабах своей страны, исполняется 34 года. Из девяти педагогов, которые преподают в детской специальной музыкальной школе при Туркменской национальной консерватории нынешнего Ашгабада – шесть являются учениками Неймарка. В этой школе учатся уже дети первых его воспитанников. Труд Гарольда Исааковича отмечен званием народного артиста Туркменистана. Он – единственный скрипач за всю историю Туркменистана, удостоенный этого звания.

А началось все с того, что выпускник Одесской консерватории получил направление в Казахский симфонический оркестр. Перед отъездом он давал концерт в Доме ученых, на котором ему предложили отправиться в другую среднеазиатскую республику – Туркмению. Там катастрофически не хватало кадров. Поскольку любил путешествовать, решил поехать на годик. Но задержался там на десятилетия.

Отсчет времени существования «Мукана» можно вести с первомайской демонстрации 1968 года. Молодой первый секретарь горкома партии Ашхабада, будущий Президент суверенной страны Сапармурат Ниязов вызвал к себе директора специальной музшколы и преподавателя Гарольда Неймарка с просьбой придумать что-то новое и интересное, чтобы оживить демонстрацию. Тут Гарольд Исаакович и вспомнил, как в Одессе ансамбль скрипачей школы Столярского шел вдоль праздничных трибун, вызывая шквал аплодисментов. Марш «Широка страна моя родная», исполненный юными скрипачами, и здесь имел небывалый успех. К Неймарку даже стали приходить молодые туркменские композиторы, начавшие писать специально для ансамбля скрипачей. То есть, не будь школы Столярского и ее ансамбля, неизвестно, как сложилась бы жизнь Неймарка в Туркмении.

В 1989 году Гарольд Исаакович установил контакты со всеми детскими специализированными музыкальными школами Казахстана, Таджикистана, Туркмении, Узбекистана, Киргизии. Передал им ноты исполняемых его коллективом произведений, взял кое-что из их репертуара. Затем все встретились в Ашхабаде. Ребят поселили в семьях участников ансамбля под руководством Неймарка. Они не просто сыгрывались на репетициях, но еще и сдружились. Сразу после празднования нового 1990 года состоялись концерты в рамках программы «Интерансамбль 90». Успех был оглушительным. Затем юные музыканты проехались по всем столицам, выступили и в Москве. Фирмой «Мелодия» была даже выпущена пластинка с записью того концерта. Но, увы, сегодня ее уже не на чем прослушать. Аналогичная участь постигла и пленочные бобины с записями выступлений ансамбля Неймарка в Кремлевском дворце съездов. Вот такие «подарки» технического прогресса…

«Мукан» всегда выступает на праздновании Дней независимости в посольствах Германии, США, России. С Днем независимости Украины сложнее – в это время педагог в отпуске, а его ученики на каникулах. Но однажды «Мукан» все-таки произвел фурор на выставке украинских художников в Академии художеств, исполнив написанные Неймарком попурри на темы украинских песен.

Ученики Неймарка сегодня успешно работают по всему миру. Гарольд Исаакович убежден, что для музыканта очень важно, чтобы в его воспитании была определенная преемственность, и педагоги исповедовали принципы одной исполнительской школы. Именно так произошло в его жизни: окончив школу Столярского и поступив в консерваторию, он обучался у ученика Ф.Е. Макстман профессора А.А. Станко. Потом поступил в аспирантуру музыкально-педагогического института имени Гнесиных в Москве к М.И. Фихтенгольцу – ученику П.С. Столярского.

– В подходах каждого педагога к учебному процессу есть детали, – говорит Неймарк. – Если этих деталей будет слишком много, исполнительская манера ученика станет хаотичной. Потому в работе со своими подопечными я ценю их верность авторскому стилю исполняемого произведения, поиск своего прочтения, не навязывая свою точку зрения. Именно это и формирует индивидуальность музыканта.

Далее Гарольд Исаакович вспоминает своих кумиров – потрясающего лирика Давида Ойстраха и непревзойденного виртуоза Леонида Когана. Первый никогда не исполнял сложнейшие концерты Паганини, второй – проникновенный концерт Чайковского. Будучи воспитанниками одной школы, и Ойстрах, и Коган стали ярчайшими и очень разными звездами мировой величины.

– Под влиянием современных, не весьма взыскательных музыкальных вкусов, даже моя внучка недолго будет слушать Ойстраха, – продолжает Гарольд Исаакович. – В основном из уважения ко мне. Хотя с течением времени гений этого человека становится еще более значимым. И жаль, что записей его выступлений практически не сохранилось. Советская система музыкального образования – это уникальный кремень. Теорему Пифагора можно вывести на школьной доске, а вот объяснить уникальность исполнительской манеры Ойстраха без записей его выступлений не получится.

Не нужно думать, что Гарольд Исаакович не приемлет современные интерпретации классических произведений. Так, он с восторгом говорит о «Кармен-сюите» Бизе-Щедрина. Хотя сначала ему казалось недопустимым вмешательство в гениальное творение. Но, придя в Большой театр и увидев «Кармен-сюиту» с неподражаемой Майей Плисецкой, Гарольд Исаакович пришел к выводу, что Родион Щедрин продлил жизнь произведения Бизе, подарив ему совершенно иное звучание.

– Ференцу Листу принадлежит гениальное высказывание: «Искусство – это чуть-чуть», – говорит Гарольд Исаакович. – Любые переборы, заигрывания с публикой ради популярности у нее отдаляют исполнителя от искусства. Сегодня это происходит стремительно, так как практически не осталось телеканалов и программ, где можно было бы послушать исполнение классических произведений выдающимися музыкантами и оркестрами. Уходят лучшие педагоги, прекратили свое существование многие серьезные конкурсы. Как следствие – не происходит новых ярких открытий, таких, какими в свое время были Ван Клиберн, Давид Ойстрах, Иегуди Менухин, Леонид Коган.

Говоря о реформе музыкального образования в нашей стране, Гарольд Исаакович сделал весьма справедливое замечание: эффективно руководить, например, кафедрой может только тот, кого уважают как профессионала. Если же человек как музыкант посредственный, полупрофессионал, то и воспринимать его всерьез, скорее всего, не станут. И таланты им вряд ли будут воспитаны.

Со справедливостью сказанного трудно не согласиться. Радует только то, что на склоне лет Гарольд Исаакович намерен вернуться в родную Одессу. И у юных музыкантов появится уникальная возможность пообщаться с Мастером – представителем той самой известной всему миру одесской школы, с человеком, который всю свою успешную карьеру строил благодаря таланту и трудолюбию, а не покровительству и протекционизму.
5184

Комментировать: