Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +1 ... +2
вечером +1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

\"Нас только двое на этой земле...\"

Воскресенье, 17 февраля 2008, 11:33

Татьяна НЕПОМНЯЩАЯ

Вечерняя Одесса, 12.02.2008

С девятиклассницей Ириной Платоновой из четвертого интерната, что находится по соседству с редакцией, мы сначала просто разговаривали. О том, например, что люди разные бывают...

Вот в их 9-Б классе есть Маша Крутькова — умница. В юридическом лицее учится — и не хуже, «домашних», еще «крутых» зачастую. У Маши минутки свободной нет. А есть в том же 9-Б Вова — ничего ему не надо. Бесцельное существование вполне устраивает парня. Его интернатская жизнь, когда и покушать дадут, и постель сменят, «напрягает»: в школу же заставляют ходить, а он отвык трудиться. Перед Новым годом в «бегах» был, милиция его выловила. Ирина вместе с воспитательницей ездила в Суворовский райотдел. Забрали Вовку в интернат под расписку. «Дома» отмыли, переодели в чистую одежду, накормили. На другой день он снова ушел.

«Не знаю, как с такими людьми разговаривать, которые плохое от хорошего отличить не могут», — вздохнула Ирина. К счастью, в интернате глупых детей немного (ктати, детей здесь вообще не много: на 250 мест 125 воспитанников, а лет 15 назад до 400 доходило). Поэтому у Иры — куча друзей. А лучшая подруга — Алина Бахтеева. Они вместе из пятого интерната в четвертый перевелись два года назад и дружбу сохранили.

Интернат № 5 на Даче Ковалевского считается «полусиротским» (там, как правило, учатся ребята из так называемых «неполных» семей), а в интернат № 4 на ул. Профсоюзной направляют круглых сирот. Значит, Ирина — круглая сирота. Девочка умная и развитая, учится хорошо, красивая, по моде одетая. Выглядит чуть взрослее своих 16 лет (в конце июля день рождения отметит), но это характерно для многих воспитанников интерната.

«У меня есть родной брат Андрей, на 13 лет старше,— вдруг грустнеет Ирина. — Не знаю, где он сейчас находится, но очень хочу найти его». «Зачем? — прямо спрашиваю я. — Это взрослый человек, была бы ему нужна сестра, отыскал бы». «Наверное, он не может,— объясняет Ирина, старательно подбирая необидные слова, — он вел... неблагополучную жизнь». «Тем более! — восклицаю я. — Найдешь алкоголика, а может, наркомана. Разве поможет он тебе в жизни?»

«Мне не надо помогать, — стоит на своем девочка.— Я сама могу кому-то помочь. А брат — это родное. Мы с ним вдвоем на этой земле остались...»

Были у Ирины с Андреем и мать, и отец, и бабушка с дедушкой. Наверное, семья держалась на бабушке. Умерла она в 1995 году — и пошли беды одна за другой. Жили сначала в жилмассиве Котовского в доме, который дед сам построил, образовались какие-то долги, продали. Купили жилье на ул. Марсельской. Тут в 2002 году с разницей в полгода умерли отец и дед. В том же году мать с Андреем выписались из квартиры (снялись с регистрационного учета), поскольку они ее продали и купили жилье в Красноселке Коминтерновского района. Как рассказывает Ирина, произошло это по инициативе Андрея, которому тогда было года 23-24 года.

Брат пил. И мать тоже. Брат вскоре попал в тюрьму (он сидел и раньше, еще несовершеннолетним, за соучастие в краже), мать умерла в конце 2002-го или в начале 2003 года.

Больно расспрашивать девочку о неблагополучии семьи. Но позже социальный педагог школы-интерната

Д. И. Фесай рассказала, что труп женщины захоронен как неопознанный, место захоронения неизвестно, а главное — нет записи о смерти в Суворовском РАГСе. То есть нет официального подтверждения тому, что Ирина Платонова является сиротой. Не определен статус ребенка. Значит, сиротских льгот девочка будет лишена. В том числе и при поступлении в вуз.

Дина Ивановна также сообщила, что более чем полтора года назад школа-интернат № 5 подала исковое заявление в Коминтерновский районный суд, чтобы признать Валентину Петровну Платонову, 1959 года рождения, умершей. Дело затянулось...

Но вернемся к брату, Андрею Платонову. Когда путем купли-продажи обменяли жилье в Одессе на Красноселку, Ира туда не поехала, стала жить у знакомых, училась в начальных классах в СШ № 12 («Там и мама моя раньше училась, и брат»), в пятом классе ее оформили в пятый интернат. Куда делся брат, сестра не знает. Был женат недолго, жена его бросила. Как говорили знакомые, снова отправился «в места не столь отдаленные».

Этой осенью Ирина побывала в Красноселке, в трехкомнатной квартире на первом этаже двухэтажки на ул. Садовой, оставленной ей в «наследство». Брошенное жилье в таком состоянии, что даже бомжи на него не зарятся. Ни окон, ни дверей. Тяжело будет привести его в порядок.

Соседи рассказали, что и эту, с позволения сказать, квартиру брат хотел продать, да не успел. Вроде бы жилье было закреплено за Ириной, но документов никто не видел. Люди посоветовали девочке поискать брата — может, оставил кому-то из надежных друзей документы на квартиру. Хоть и развалюха, а все же...

Вскоре отправилась Ирина, прихватив подругу для храбрости, в одесскую колонию на ул. Краснова. Не нашли там в списках заключенных Андрея Платонова, отправили девчонок в следственный изолятор (бывает, что в СИЗО дела задерживаются), однако и там ответили, что такой-то не значится...

Ира после девятого класса хочет поступать в техникум. В какой именно — пока не говорит. «С удовольствием пожила бы в интернате еще лет пять,— говорит, — но, думаю, в моем положении надо быстрее становиться на ноги».

Есть много организаций, которые по долгу службы обязаны помочь девочке в благих ее намерениях. Но мы с Д. И. Фесай вспомнили случай, когда одного выпускника их интерната после рассказа о нем в газете усыновила приличная супружеская пара из г. Овидиополя. Их сын трагически погиб, нашли себе приемного. И счастливы...

P.S. В понедельник в Красноселку по жилищному вопросу Иры Платоновой выехала комиссия службы по делам детей Cуворовского района.
1315

Комментировать: