Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +1 ... +4
вечером -1 ... +1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«Наполеон в юбке»

Понедельник, 26 октября 2015, 13:16

Александр Галяс

Порто-франко, 23.10.2015

В этом месяце Одесский Русский театр отмечает своё 140-летие. В связи с этой датой мы хотим напомнить одну из страниц истории театра, когда в его помещении проходили гастроли прославленной французской актрисы Сары Бернар.

Автор книги «Театральная Одесса» Владимир Голота утверждает, что к приезду «звезды» мировой сцены местные театралы отнеслись сначала довольно скептически. Здесь слышали прежде всего о ее экстравагантных нарядах, о стремлении слыть «большой интеллектуалкой» и сравняться славой с Вольтером, Дидро, Д'Аламбером, даже о её романтических приключениях, но мало знали о Саре Бернар как об актрисе. Однако ажиотаж перед ее прибытием царил нешуточный. Тому причиной были, как минимум, три фактора.

Прежде всего, Сара Бернар действительно была «звездой» мировой величины. Перед приездом в Одессу она с триумфальным успехом выступала в США и Европе. Актрисы такого уровня известности одесситы еще не видели.

Второй причиной ажиотажного интереса к гастролям были слухи о связи французской актрисы с одесским городским головой Григорием Маразли. Откровенно говоря, сплетни были небезосновательными. Г. Маразли, в самом деле, в 1858-1863 годах жил в Париже, где и познакомился с молодой Сарой Бернар. Существует версия, что дебют актрисы на сцене «Комеди Франсез», где 11 августа 1862 она сыграла роль главной героини в спектакле по драме «Ифигения» Жана Расина, вообще мог не состояться, если бы не помощь Г. Маразли. Во всяком случае, в биографии актрисы, которая была издана во Франции в 1880-х годах, прямо указывалось, что «богатый одесский грек» бывал у нее и оказывал ей свое покровительство. А одесские гастроли С. Бернар произошли именно по инициативе городского головы.

И, конечно же, значительную роль в создании ажиотажа сыграла блестящая рекламная кампания, организованная импресарио актрисы Шюрманом. «Новый Наполеон в юбке завоевывает планету» — под таким девизом проходили гастроли первой общепризнанной «суперзвезды» мирового театра. Путь шестимесячных европейских гастролей С. Бернар пролег через Бельгию, Нидерланды, Данию, Норвегию, Польшу, Австро-Венгрию, Румынию, а оттуда — в Одессу. Сценарий встреч на каждом из пунктов его пребывания был разработан до мелочей. Ажиотаж нагнетался уже по дороге. Импресарио позаботился о том, чтобы на каждый железнодорожный вокзал заблаговременно поступала телеграмма о времени прибытия актрисы (телеграммы входили в стоимость рекламы). Новость быстро распространялась по городу, и толпы любопытных стекались к вокзалу. Поклонники следовали за актрисой до самого отеля и расходились только после того, как Сара Бернар несколько раз выходила на балкон своего номера (наличие в номере балкона, выходящего на улицу, было оговорено в контракте).

Так было во всех городах, и Одесса не стала исключением. Вот как описал первую встречу Сары Бернар с одесситами в ноябре 1881 корреспондент газеты «Заря»: «Встреча знаменитой артистке была оказана экстраординарная; таких встреч у нас ещё никогда не удостаивалась ни одна знаменитость. Несмотря на раннее время прихода поезда, 8 часов утра, вокзал был битком набит разношерстной и разноплеменной публикой, жаждавшей лицезреть приезжую гостью. Можно без преувеличения сказать, что на вокзале и около него было не менее четырёх тысяч душ обоего пола! Давка была невообразимая; залы переполнены, перрон также; негде было яблоку упасть. В 8 ч. 40 минут поезд подошёл к перрону, и «божественная» Сара, лёгкая и грациозная, выпрыгнула из вагона. Раздались крики «ура», затрещали под напором толпы деревянные барьеры, зазвенели разбитые стёкла. Едва Сара Бернар прошла несколько шагов, как толпа бросилась за ней и чуть не сбила её с ног. Сара раскланивалась направо и налево и отвечала на приветствия публики грациозными поклонами и «обворожительными» улыбками. Кое-как ей удалось добраться до экипажа; вместе с ней сел директор её труппы Жарет; экипаж тронулся, а вслед за ним помчалась на дрожках целая кавалькада молодых людей, желавших сопровождать артистку до гостиницы; за дрожками бежала толпа уличных мальчиков с гиком, свистом и криками «ура»… С раннего утра у театрального подъезда толпится масса публики, ожидая приезда артистки на репетицию, полиции пришлось разгонять толпу казаками…».

Для первого появления перед одесской публикой, которая состоялась на сцене нынешнего Русского театра (на углу Греческой улицы и Колодезного переулка), С. Бернар выбрала свою коронную роль Маргерит Готье в мелодраме А. Дюма-сына «Дама с камелиями». Попробуем воспроизвести атмосферу этой встречи с помощью репортера газеты «Одесский листок»: «Театр переполнен. В ложах — бриллианты, цветы, кружева. Роскошные туалеты, блеск, изящество. Милые головки, грациозные позы, самодовольные взгляды, легкие усмешки, оживленные перешептывания, маска холодности и черствости. Начало и конец бесед — туалет пресловутой артистки. В партере — «смесь племен и лиц», господство черного цвета и… пресыщения. Анекдоты о Саре, намеки на знакомство с ней, сны, выдаваемые за факты. Начало и конец бесед — пикантность очаровательной Сары. На «верхах» — царство молодежи. На этот раз много, впрочем, и седых голов. Жара, духота, но «охота пуще неволи»… Здесь больше нетерпения, свежести чувства, восприимчивости, больше жажды и чище наслаждений, да и наслаждения чище… В общем, на всех лицах заметно сильное напряжение. Струны натянуты. Но вот взвился занавес. Первый выход Сары Бернар встречен громом рукоплесканий. И вот она защебетала. Переливы ее голоса обворожительны, выразительны глаза, мимика. Сцены она проводит неравномерно — с большей или меньшей экспрессией. Основной тон меланхолийный. Но вот сцена с письмом, прощание с Арманом — и гром аплодисментов. На сцену бросаются букеты, выносятся цветочные корзины».

Таким же успехом пользовались и другие спектакли с участием С. Бернар — «Адриенна Лекуврер», «Фру-Фру», «Сфинкс». Рецензенты отмечали гармоничность ее игры, «отсутствие подчеркиваний, погони за эффектом, густых красок в ущерб художественной ценности». Особенно поразило театралов то, как актриса играла сцену смерти своей героини в спектакле по пьесе «Сфинкс» модного драматурга Октава Фелье, где она «не только не нарушает эстетических требований, но, наоборот, скрашивает отвратительный процесс агонии поэтическим колоритом».

Были, впрочем, и критические отзывы: так, в роли Северины («Принцесса Георгес» А. Дюма-отца) актриса, по мнению критики, чрезмерно жестикулировала, слишком быстро говорила. Нашлись среди рецензентов и те, кто упрекал Сару Бернар в некоторой поверхностности исполнения. Но это были оценки профессионалов, публика же пребывала в таком восторге, что «ввиду желания «отчаянных» поклонников Сары Бернар выпрячь лошадей из её экипажа и везти её собственными силами со стороны полиции были приняты меры, и с этою целью карету окружили жандармы и конные стражники»…

Гастроли великой французской актрисы надолго остались в памяти одесских театралов. В 1903 году в местной типографии вышла отдельной брошюрой переведенная с английского языка статья Сары Бернар «Моральное влияние театра». В предисловии отмечалось мировое значение ее творчества.

Сара Бернар оставила след и в истории кино в Одессе. В 1914 году в местном иллюзионе «Кинопластикон» демонстрировались все фильмы, в которых снялась знаменитая актриса. Фактически это был первый в нашем городе фестиваль французского кино.
8769

Комментировать: