Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -6 ... -4
вечером -7 ... -6
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«Начальник исправительного центра «воспитывал» костылем по позвоночнику»

Пятница, 11 октября 2013, 10:58

Александр Левит

Факты, 14.08.2013

В Одесской области руководитель образцово-показательного заведения пенитенциарной службы, имевший поддельный диплом о юридическом образовании, превратил заключенных в бесправных рабов

К селу Орджоникидзе Ширяевского района Одесской области ведет асфальтированная дорога — редкость в здешних местах. Дорогу строили еще тридцать лет назад: в августе 1983-го здесь появилось первое поселение заключенных, где отбывали наказание четырнадцать мужчин и две женщины. Спустя год, 1 июля 1984-го, был подписан акт о передаче бывшего совхоза имени Орджоникидзе Одесского треста мясомолочных совхозов в управление МВД УССР, которому тогда подчинялся департамент по исполнению наказаний. Учреждение получило статус колонии-поселения «Юг-311/111».

В 2004 году поселение переименовали в Ширяевский исправительный центр № 111 управления Госдепартамента Украины по вопросам исполнения наказания в Одесской области. В учреждении отбывают наказание две категории осужденных (всего 250-300 человек). Первая — «отмотавшие» часть срока в другой зоне, откуда за хорошее поведение переведены на более мягкий режим. Вторая — прибывающие после вынесения приговора прямо из зала суда. Режим здесь отличается от других пенитенциарных заведений. Не удивительно, что зэки из других колоний мечтают сюда попасть: ширяевские заключенные не «лишены свободы», а «ограничены в свободе». Проживают они в двух двухэтажных общежитиях, в комнатах по три-четыре человека. Двери здания на ночь не запираются. По жилой территории разрешено передвигаться по одному, а не строем. В 2012 году центр был удостоен звания «Лучшее предприятие пенитенциарной службы».

Но на поверку оказалось, что в образцовом заведении творится беспредел. Заключенных избивают, их фактически превратили в рабов, обслуживающих местных предпринимателей. Такие порядки завел руководитель (теперь уже бывший) центра 48-летний Павел Возиян. Он — главный фигурант уголовных производств, расследуемых сейчас прокуратурой Одесской области.

«О ТОМ, ЧТО ВОЗИЯН НЕ ИМЕЕТ ЮРИДИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ, ЗАЯВИЛИ ЕГО БЫВШИЕ ПОДЕЛЬНИКИ, КОТОРЫХ ОН «КИНУЛ» НА 200 ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ»

— Это не человек, а изверг какой-то, — вспоминает о начальнике заведения Вячеслав Васильев, бывший заключенный центра. — Чуть что сделал не так — отправляешься в изолятор. «Воспитывал» он конкретно: бил дубинкой либо костылем по позвоночнику. (Поднимает футболку и демонстрирует следы на теле. — Авт.) Во время нахождения там я стал инвалидом второй группы, меня даже вынуждены были выпустить досрочно — по состоянию здоровья. Однако ответственности за мою инвалидность никто не понес. Заведение нельзя назвать ни колонией, ни тюрьмой. Тем более — исправительным центром. Это натуральный концлагерь!

— В ходе расследования выяснились вопиющие факты бесчеловечного обращения с осужденными, — рассказывает «ФАКТАМ» заместитель прокурора Одесской области Александр Кравцов, курирующий работу следственного аппарата. — Неугодные помещались в дисциплинарный изолятор, где им отключали отопление. И люди в холодное время года содержались по десять — четырнадцать суток при температуре, не превышавшей 12 градусов. По европейским нормам это приравнивается к пыткам. Одного из осужденных голого и босиком выводили зимой на улицу, заставляя копать землю (он потом обратился с жалобой к уполномоченному по правам человека).

А началось расследование происходящего в центре с выяснения вопроса, есть ли у «гражданина начальника» юридическое образование.

— Любопытно, что об отсутствии образования у руководителя центра правоохранительные органы информировали... трое подельников Павла Возияна — известный вор в законе Мамука с двумя дружками, — говорит заместитель прокурора Одесской области Олег Корнилов, курирующий вопросы соблюдения законности в учреждениях пенитенциарной системы. — Трое заявителей написали: «В 2009 году у Возияна было среднее образование, а в 2011-м — уже высшее и звание майора...» Как выяснилось позже, их откровение объясняется просто. Дело в том, что, по признанию троицы, они вместе с Возияном провернули крупную сделку, при этом он их «кинул» на 200 тысяч долларов.

Пригласили мы Возияна, побеседовали. Он клялся-божился, что диплом у него подлинный. Стали проверять, направили запрос в Киевский национальный университет имени Шевченко. Выяснилось: в дипломе указано другое отчество. Спрашиваю у Возияна: как такое могло случиться? Он пробормотал что-то маловразумительное. В ответе университета сказано, что по их документации такого студента и вовсе не было. Помимо того, неясно, подлинный ли и его диплом об окончании ПТУ.

Сейчас материалы уголовного дела по поводу «липовых» документов находятся на рассмотрении в Приморском районном суде Одессы.

Возникает вопрос: каким образом этот человек оказался на руководящей должности в режимном заведении?

«НАХОДЯЩИЕСЯ В УЧРЕЖДЕНИИ ЗАКЛЮЧЕННЫЕ ДОЛЖНЫ ТРУДИТЬСЯ НА ДОБРОВОЛЬНЫХ НАЧАЛАХ — В ЭТОМ СМЫСЛ ВОСПИТАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА»

— Назначение на эту должность, как и отстранение от нее, осуществляется приказом начальника пенитенциарной службы Украины, — поясняет Олег Корнилов. — Немаловажен тот факт, что ранее структура центра предусматривала две руководящие должности — начальника колонии и директора предприятия. Два года назад Возияна протежировал Александр Адзеленко (до недавнего времени — начальник управления пенитенциарной службы в Одесской области). Благодаря ему Возиян стал директором предприятия исправительного центра № 111 и заместителем руководителя колонии. Спустя время руководитель колонии ушел, а Возиян, по сути, узурпировал власть: совместил в своем лице обязанности начальника и учреждения, и предприятия. Договоры между этими двумя структурами заключал единолично. Он довел исправительный центр буквально до ручки. Но при этом Возияна выставляли этаким героем: он, дескать, и прекрасный предприниматель, и отличный начальник. По итогам 2012 года центр стал лучшим в своей отрасли. Когда в октябре минувшего года председатель Государственной пенитенциарной службы Украины (ГПТС) Александр Лисицков находился с рабочим визитом в Одесской области, его повезли знакомить с Ширяевским центром. Проводя экскурсию по заведению, тогдашний начальник регионального управления ГПТС Александр Адзеленко подчеркивал: «С момента назначения нового руководителя центра прошло всего пару лет, но за это время сделано многое из того, что не делалось десятилетиями».

Действительно, как замечают работники прокуратуры, такими «достижениями» не может похвастать ни одно пенитенциарное заведение: за полгода заведены шесть уголовных производств в отношении руководителя центра.

— Ширяевский исправительный центр — крупное хозяйственное предприятие, — объясняет зампрокурора Александр Кравцов. — Он располагает полями, техникой для их обработки и сбора урожая. Находящиеся там заключенные трудятся на добровольных началах — в этом смысл воспитательного процесса. Однако начальник центра завел другие порядки, позволял охранникам издеваться над осужденными, а всеми ресурсами распоряжался по личному усмотрению. Как говорится, хозяин — барин.

Правоохранителей заинтересовало приобретение Возияном особняка в одном из поселков Беляевского района. Его приблизительная стоимость — 200 тысяч долларов.

— В том же Беляевском районе силами осужденных из Ширяевского центра начал сооружаться огромный (площадью 22 гектара!) рынок, — говорит старший прокурор регионального надзорного ведомства Сергей Кольчак. — Работы ведутся на основании так называемого контрагентского соглашения. Так вот, в этом документе «ошибочно» указан адрес объекта строительства: вместо Беляевского района — Раздельнянский. Вместо одного ООО — абсолютно другое. А ведь на объекте работают осужденные, находящиеся на особом режиме. Двое из них просто не захотели там находиться и... ушли. Кинулись их искать — а адрес-то совершенно другой. Благо, один пешком направился в свою колонию, через «леса и поля», а другого спустя трое суток задержали в городе.

В соответствии с действующим законодательством, когда проводятся контрагентские работы, на место обязаны выезжать представители колонии, управления — следить за безопасностью, обеспечивать должную охрану: ведь наемные исполнители — это отбывающие срок осужденные. Но начальник центра подобные требования игнорировал. Более того, он превратил заключенных в настоящих рабов, обслуживающих предпринимателей.

«ОПУТАВ ЛЮДЕЙ ДОЛГАМИ, НАЧАЛЬНИК ЦЕНТРА ЛИШИЛ ИХ ЗАКОННОЙ ВОЗМОЖНОСТИ УСЛОВНО-ДОСРОЧНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ»

— Зафиксированы случаи, когда Возиян, поставляя «рабов» из колонии, стремился получать деньги наличными, — продолжает зампрокурора Олег Корнилов. — Например, просто «сдал в аренду» на три месяца заключенных, которые бесконтрольно проживали в вагончиках. Без еды и элементарных удобств. Заработанные деньги он им не выплачивал. Более того, начислял долги за... трехразовое питание. Таким образом, превратив людей в должников, он лишил их законной возможности условно-досрочного освобождения.

Об ужасных условиях труда «ФАКТАМ» рассказали сами заключенные.

— Каждого из нас заставляли в короткие сроки пропалывать 30 соток, — говорит Сергей, один из осужденных. — Едва успевали уложиться, чтобы не понести наказание за неисполнение «задания». Нас практически не кормили — давали крохи, чтобы с голода не умерли. А ведь местные жители рассказывали, что раньше продуктами, которые выращивались и изготавливались в этом центре, питались не только заключенные и обслуга. Еду доставляли во многие другие колонии.

— Опасаясь, что начнем звонить и жаловаться, начальство распорядилось забрать у нас мобильные телефоны, — возмущается Анатолий, недавно освободившийся из центра. — Хотя в исправительных центрах пользоваться ими разрешено. Вместе с еще тремя заключенными я целый год перекрывал крыши хозяйственных построек на территории исправительного заведения. Работая по 12-14 часов в сутки, получали гроши, да еще и по фиктивным договорам. В итоге за год нам уплатили около пяти тысяч гривен на четверых, хотя по подсчетам должны были порядка 230 тысяч.

Несмотря на то что предприятие реализует сельхозпродукцию, задолженность по выплате зарплаты осужденным на 1 августа составляет 178,3 тысячи гривен.

— Об этом и других вопиющих фактах мы неоднократно извещали руководство Одесского областного управления пенитенциарной службы, однако реакции не было никакой, — замечает Олег Корнилов. — Возиян — человек наглый, циничный. Зато здорово умеет пыль в глаза пускать. Когда приезжал его главный киевский руководитель, Возиян согнал в центр сельхозтехнику со всей округи. Смотрите, дескать, как у меня все поставлено!

Олег Корнилов сопровождал прокурора области во время проверочной поездки в Ширяевский центр в апреле нынешнего года.

— Мы ужаснулись: стены общежитий — в подтеках и плесени, а ведь это источник инфекций и легочных заболеваний, — вспоминает заместитель прокурора. — Горячей воды нет, посуду моют холодной. К прокурору подошел один из заключенных, попросил, чтобы его выслушали, но конфиденциально, без присутствия Возияна. Остались прокурор области, я и коллега, надзирающий за этой колонией. Заключенный показал нам свои ноги — в жутких язвах от ступней до колен. Пожаловался: третью неделю просит руководство центра, чтобы его отвезли в больницу, в Ширяево, но безуспешно.

Дали команду Возияну отвезти больного, он обещал все исполнить. Выходим из колонии, направляемся в районную прокуратуру. Вдруг звонок — сообщение прокурору района о ЧП в исправительном центре. Мы вернулись и стали свидетелями того, как у обратившегося к нам с жалобой заключенного отбирали объяснение. Его причислили к категории «злостно не подчиняющихся администрации» и готовились поместить в дисциплинарный изолятор.

— При проведении проверки в июне нынешнего года обнаружили отсутствие в исправительном учреждении девяти человек, — рассказывает заместитель областного прокурора Александр Кравцов. — Ясное дело, это не лагерь, люди там — не крепостные, но обязательное сопровождение либо конвоирование никто не отменял. Ведь порядка 30 процентов контингента отбывает наказание за тяжкие преступления. Начали искать — обнаружили в другом районе, в охотничьих угодьях, на базах отдыха, куда их якобы «командировали» разнорабочими. Доходило до абсурда. Осужденный за особо тяжкое преступление (убийство при совершении разбойного нападения группой лиц, срок заключения у него истекает в 2016 году) не появлялся в центре четыре месяца! Мужчину нашли в 40 километрах от места дислокации центра, в... грузовике. Оказалось, КамАЗ ему выделили, чтобы зэк в «свободном полете» трудился на строительстве магазинов, и не только в конкретном районе. Так он в машине и жил. Сам же начальник центра пояснил это весьма интересно: «Человек постоянно был со мной на мобильной связи. Значит, никуда убегать не собирался».

Когда мы приняли решение уведомить гражданина Возияна о подозрении в совершении преступления, он сказался больным, «бегал» из больницы в больницу. Из областной одесской больницы ночью фактически удрал. Сел в машину и уехал в Киев. В столице мы его нашли, когда уже готовили документы на объявление в розыск и избрание меры пресечения — содержание под стражей. Дело в том, что человек на такой должности способен воздействовать на заключенных. Ведь они — подневольные, и он может препятствовать тому, чтобы они давали правдивые показания. Суд постановил отстранить начальника центра № 111 от занимаемой должности, а вот в части избрания меры пресечения определил залог в 28 тысяч гривен. Подозреваемый сразу же внес эту сумму — и на свободу... Но все же он уведомлен о подозрении по статье «Злоупотребление властью или служебным положением». Расследование продолжается, проводится комплекс экспертиз и следственные действия.

Между тем представители службы внутренней безопасности ГПТС пытались убедить правосудие в том, какой их коллега позитивный, как хорошо ведет работу. Короче, просто образец! Кстати, на моей памяти нет ни единого случая, чтобы служба внутренней безопасности пенитенциарной системы выявила бы злоупотребления или коррупционные нарушения в своих рядах...

Уже после того как скандал приобрел публичную огласку, Государственная пенитенциарная служба 31 июля выступила с заявлением: «В СМИ появилась информация, что начальник Ширяевского исправительного центра подозревается в злоупотреблении служебным положением. Для проведения проверки информации руководство ГПТС Украины направило в регион группу работников аппарата». А ведь первое уголовное производство относительно Возияна было начато еще 11 января 2013 года.
5159

Комментировать: