Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +1 ... +2
ночью -2 ... +1
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

На землях Минобороны вырастают элитные дома и коттеджные поселки

Вторник, 2 июня 2009, 12:39

Ирина Долматова

Думская.net, 30.05.2009

Министерство обороны Украины – одна из самых закрытых структур. Честь мундира здесь свято чтят, сор из избы не выносят, народу демонстрируют показательные выступления. Однако, благодаря проверке КРУ, многое, что было тайным, все-таки стало явным. Это факты, которые отнюдь не красят нашу армию. В центральных СМИ много говорилось о выявленных нарушениях в сфере финансов, в имущественных вопросах, в отношении заготовки продуктов питания для военнослужащих и т. д.
Одесское региональное Контрольно-ревизионное управление по заданию ГлавКРУ проводило аудит эффективности использования земель, принадлежащих Минобороны. О том, какие удивительные факты при этом были выявлены, Думской.net рассказала начальник КРУ в Одесской области Лилия Томашевская.
- В начале аудита создавались всевозможные препятствия в его проведении, такие, как непредоставление документов.
Но даже те документы, которые были предоставлены, особой ясности не внесли: цифры на бумаге и реальные факты очень отличались друг от друга.
- Когда я пыталась уточнить, сколько земель, где эти земли расположены, какая вообще ситуация с землями Минобороны, учитывая, что тематика аудита была четкая – эффективность использования земель Минобороны, то на четкий вопрос всегда следовало пожимание плечами, и ответ: «мы не знаем». В таком ракурсе мы работали весь аудит. Когда мы хотели обсудить итоги, с нами вообще перестали идти на контакт. В последнюю поездку по землям ведомства с нами никто из представителей Минобороны не хотел ехать – сказали, что начались праздники.
По мнению Лилии Томашевской, в ситуации, когда ведомство не может решить вопросы самостоятельно, нужно действовать сообща, искать точки соприкосновения и выходы из сложившейся ситуации. Однако ни о каком сотрудничестве Минобороны слышать не хочет.
- То, что мы увидели во время аудита, по моему мнению, это трагичная ситуация. Например, возьмем земли в селе Молодежное Овидиопольского района. По акту на право пользования там за Минобороны числится более 500 гектаров земли. Но, согласно их учетных данных – всего 41 гектар. При этом обмеры произведены не были, документов по обмерам нет. Каких-либо документов по отчуждению этих 500 гектаров у них тоже нет. Почему сложилась такая ситуация, никто не знает, ответа я не получила.
У сотрудников КРУ возникли некоторые разногласия относительно площади этого участка, и Лилия Томашевская пригласила организацию, которая имеет разрешительные документы на то, чтобы заниматься деятельностью по обмеру земель.
- Они обмеряли эту территорию и выяснилось, что даже тут Минобороны не владеет ситуацией. Вместо 41 гектара, который значится в документах, при обмере мы обнаружили 51 гектар.
Рыночная стоимость этих участков – около 10 тысяч долларов за сотку, то есть 10 неучтенных гектаров кому-то могли бы очень улучшить материальное положение. Но, разумеется, не государству.
- Когда мы заехали на территорию поселка, увидели грузовые фуры. Нам сказали, что это остановились брат, сват и т. д. Но, когда мы не запланированно туда заехали еще раз и спросили одного из дальнобойщиков, что это, нам сказали, что — это стоянка. Пустырь. Полуразрушенные здания. Неучтенная площадь, и военнослужащие, которые охраняют пустырь.
Еще один объект на земле, числящейся за Минобороны – дом в Мукачевском переулке.
- Когда я спросила, что это за дома, ведь по учету это территория Минобороны, что там строится, получат там хотя бы одну квартиру военнослужащие? Они разводят руками, говорят: «вы же все понимаете, все видите, кто это строит…» Это не государственная позиция, я такой позиции не понимаю.
По словам Лилии Томашевской, на отчуждение одного участка земли в Мукачевском переулке Минобороны давало согласие, хотя по этому поводу есть много вопросов. Но еще гектар земли военное ведомство никому не передавало, тем не менее, там ведется строительство элитного жилья. Горсовет на запрос КРУ ответил, что там распределена площадь частным лицам, однако о согласии Минобороны ничего не говорится.
- Когда я спросила у представителя Минобороны, почему они сидят, сложа руки и спокойно смотрят на то, что происходит, они мне стали говорить: вы только посмотрите, кто это строит…
Следующий адрес в Одессе – ул. Асташкина, 29. Полуразрушенные здания, по виду которых уже трудно определить, для чего они когда-то предназначались.
- Когда мы в первый раз попытались туда попасть, приехали сотрудники частной охранной фирмы с оружием. Человек за забором кричал, чтобы нас проверили, чуть ли не арестовали за то, что мы пытаемся проникнуть в частное владение. Хотя земля числится за Минобороны. Потом к нам вышел руководитель этой охранной фирмы и рассказал, что им платит частная контора за охрану этой территории. Когда мы начали разбираться, что же это за частная контора, выяснили интересные вещи. Оказалось, что эти строения уже принадлежат частной фирме, но земля пока числится у Минобороны. Охраняет эти строения также военнослужащий одной из воинских частей.
Весьма интересным объектом в ходе аудита стала Чабанка.
- Там за Минобороны числится более 4-х тысяч гектаров земли. Меня сразу попытались увести на берег моря и показать, что все плохо, идут оползни на земле Минобороны. Когда я попыталась узнать, почему они считают, что это их земля, откуда они это знают, они не смогли ответить. Когда мы выехали на часть территории в Чабанке, то увидели коттеджный поселок, спросили – это ваша территория? Нам ответили, что не их. — Откуда вы это знаете? — Мы ничего не знаем.
Сотрудники КРУ позвонили по номеру телефона, указанному на рекламном плакате по продаже участков. Стали узнавать, есть ли на них документы, как они оформляются.
- И нам сказали, что уже все оформляется через сельсовет и никаких проблем с этим не будет. Хотя, согласно всем документам, эта земля принадлежит Минобороны.
Документы на отчуждение земли, несмотря на письменные обращения КРУ, предоставлены не были.
- Правопреемником этой чабанской квартирно-эксплуатационной части (КЭЧ) является квартирно-эксплуатационный отдел города Одессы (КЭО). До сегодняшнего дня, несмотря на то, что на это не требуется никаких затрат, они не переоформили на себя документы. Даже этим никто не хочет заниматься.
- Когда подъехали к морю, началось самое интересное, — продолжает рассказывать Лилия Томашевская. — Я перелезла через забор, они тоже пошли за мной, и там мы увидели место, явно готовящееся под котлован. Я стала спрашивать, что это такое. Мне ответили, что не знают, потому что раньше не могли сюда попасть.
Сотрудники КРУ попытались попасть на территорию базы отдыха Минобороны, расположенную там же, в Чабанке.
- На воротах висит огромный замок, нас долго спрашивали, кто мы, откуда, созванивались с какими-то инстанциями. Еле-еле мы попадаем на территорию, начинаем проводить обследование – в каком состоянии помещения, что там находится. Пересекаем стадион, за ним — коттеджный поселок, между базой отдыха и коттеджным поселком забора нет. Я спрашиваю – зачем стоит охрана, ворота, если с другой стороны можно зайти, никого не спрашивая? Ответа я не получила. Когда мы попали еще в одну воинскую часть в Чабанке, увидели такой же принцип. Если проезжаешь через центральный вход – серьезная охрана. Через несколько метров – можно свободно зайти.
- Минобороны говорит, что им не хватает денег. В то же время ведомство имеет огромнейший потенциал. Ведь никто не говорит, что нельзя отдавать земли, но это должно делаться по закону, через Кабмин. Я всегда считала, что армия – это порядок. Сегодня я нахожусь в замешательстве, потому что я столкнулась с абсолютным отсутствием учета, с отсутствием понимания государственной позиции некоторых чиновников. Невозможно вести диалог. И когда мы говорим – давайте вместе попытаемся решить проблему, нам говорят, что им с нами не по пути. Но ведь интерес у нас один – чтобы государство смогло развиваться дальше, а учитывая потенциал, который есть у Минобороны, помочь этот потенциал использовать. Но нам ответили, что у нас ничего общего нет. Хотя у нас есть хотя бы то общее, что все мы госслужащие и работаем на государство.
Материалы аудита были переданы в ГлавКРУ, которое, в свою очередь, обобщило их и передало в Гепрокуратуру, в Минобороны и в Кабмин.
2215

Комментировать: