Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -4 ... -2
утром -5 ... -3
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

На Молдаванке музыка играла!

Вторник, 30 июня 2015, 15:40

Александр Федоров

В тот летний вечер одесский дворик по адресу Мясоедовская, 14, без сомнения, стал мировым центром признания любви к Одессе. Более 300 гостей из многих стран пришли сюда, чтобы стать участниками грандиозного события под названием «В Одессе мир и праздник». Столы ломились от обилия блюд одесской кухни, шампанское и вино лилось рекой под сочные тосты, гремела музыка и песни «За Одессу, ее жителей и гостей города, за мир и дружбу и выгодное для одесситов сотрудничество со всей планетой». А за столами сидели, ели и выпивали потомки известных одесситов: моряка Кости и рыбачки Сони, единомышленники и коллеги градоначальника и мецената Маразли, продолжатели традиций Ойстраха и Рихтера, Бабеля и Паустовского, Грекова и Костанди, друзья Жванецкого и Всемирного клуба одесситов… Одним словом, все те, кто считает Одессу «центром мира, пупом Земли», благословенным городом, способным рождать гениев и пестовать таланты для себя и всего остального мира.
Инициатором и организатором этого фантастического праздника стал эстонец из Таллинна Меэлис Кубитс. Как ему удалось организовать такое грандиозное событие? Что им движет в подобных акциях? Какова их цель? Об этом через несколько дней после праздника у нас шел разговор с Меэлисом во Всемирном клубе одесситов.

— За последние 4 года я 27 раз бывал в Одессе — рассказывает Меэлис. – Я подсчитал количество этих визитов в декабре 2014 года, когда приехал на могилу своего друга Аркадия Креймера, заместителя директора Всемирного клуба одесситов. Раньше у меня не было причин оглядываться назад. В Одессе у меня много друзей и единомышленников. Но одно дело приезжать к ним, если в городе все хорошо и спокойно, и одесситы живут в своем привычном ритме и заботах. А когда в стране, по сути, идет война, a информационное пространство отравлено, то у меня и моих друзей уже рождается другое чувство: «Что мы можем сделать, чтобы поддержать наш любимый город, показать, что в Одессе, как и всегда, царит мир».

На самом деле, за все это «отвечает» Алексей Ботвинов, который в сентябре 2014 года, эдак, хитро посмотрел на меня и заявил, что собирается организовать в Одессе новый фестиваль классической музыки Odessa Classics, проведение которого (11-14.06) совпадает по времени с датами предыдущих миссий народной дипломатии. Посему «В Одессе мир и праздник» — это своего рода «брежневский пакетик», довесок к фестивалю Odessa Classics, целью которого является поддержка и города Одессы в самое подходящее для этого время, и Алексея Ботвинова и его жену Лену в их уникальном новом начинании.

Мир велик и широк, а глядя из Эстонии, еще и открыт. Моим землякам необходимо весьма подробно разъяснить, почему они должны провести выходные в городе, новости из которого подаются в нашем инфопространстве в черных тонах, и в государстве, где каждый ребенок знает об идущей войне. Поэтому нужно было создать атмосферу и повод для приглашения людей в Одессу.

Накрытый на Молдаванке стол казался подходящим поводом. Это тот инструмент, до которого еще не дотянулась рука евробюрократа. В Одессе мне помог известный предприниматель в сфере туризма Юрий Головченко, который представил меня ресторатору Алексею Высоцкому. Все остальное организовал уже Алексей. Ясное дело, что, сколько бы я сам не ходил по Молдаванке с протянутой рукой, без местных партнеров ничего подобного бы просто не вышло.

У меня было два условия. Двор должен вмешать не меньше 200 человек, и все местные жители должны быть приглашены. Не мы идем в театр, а театр идет на Молдаванку. Мы пришли с открытым сердцем не для того, чтобы брать, а для того, чтобы отдавать.

— Но по самым скромным подсчетам на этот праздник пришло более 300 гостей. А ты планировал около 200…

— Точнее 305… В летнее время в Одессе легко ошибиться с подсчетом гостей примерно на треть. Люди приходят с родственниками и соседями. Да, некоторым гостям, прибывшим чуть позднее, первоначально стульев не хватило. Добавлю, что проблема с недостатком стульев как-то решалась в процессе вечера само собой: все прониклись атмосферой гостеприимства и были подчеркнуто дружелюбны и внимательны к друг другу.

Мы не ставили себе задачу сделать из этого праздника событие для прессы – к примеру, все эстонские журналисты пришли без камер. Но существуют ведь социальные сети — хочешь не хочешь, современная общественность заходит в комнату без стука.

— Шикарный стол с одесскими блюдами, изобилие спиртных напитков, артисты, журналисты с разных стран, популярный музыкальный ансамбль, милиция у входа… Это же все стоит очень больших денег. Кто же финансировал этот праздник?

— Финансировал тот, кто пригласил гостей (MK) – разумеется, все обошлось бы куда дороже, если бы не помогли конкурирующие винные заводы Французский Бульвар и Одесский завод шампанских вин. Если уж оба производителя игристых вин Одессы поместились за одним столом, то это, на мой взгляд, говорит о многом. Феномен вечера 12 июня заключался не в богатом убранстве стола, а в атмосфере. А ее создают люди – за деньги этого не купить, особенно на Молдаванке. Герои этого вечера – жители Мясоедовской, 14, наши одесские друзья и неприхотливые гости города.

— Но вопросы остаются. Я вспоминаю и другие твои мероприятия в духе народной дипломатии: «Таллинн едет в Одессу», «Одесса едет в Таллинн» и «Все едут в Ереван». За всеми этими грандиозными праздниками с приглашением министров, послов, известных артистов и музыкантов, журналистов и художников стояли в основном твои финансы… Что тобой движет? Как зародилось это движение души? Как тебе удается в одном месте и в одно время собрать такое количество талантливых и гениальных людей? Я беседовал на эту тему со многими из известных деятелей политики, культуры и искусства, и они тоже задаются подобным вопросом. К примеру, за эти деньги ты мог бы уже купить яхту, виллу на одном из океанских тропических островов… А насколько я знаю, у тебя даже машины нет.

— Я согласен, что за последние четыре года могло показаться, будто я – крупный предприниматель. На самом деле это не так. Люди, которые стояли рядом с зарождением и реализацией этих идей, хорошо это знают. Устойчивое развитие народной дипломатии во многом зависит от людей, которые ходят по этому пути вместе со мной. В современном мире все активнее растет понятие социального капитала.

     К примеру, первым человеком, которому я рассказал об идее в Ереване, был вице-президент Всемирного клуба одесситов, мой «духовный партнер» Валерий Хаит. Он, в свою очередь, познакомил меня с одним из лидеров армянской диаспоры в Одессе Эдуардом Хачатряном. Во время встречи Эдуард проникся идеей и позвонил в Ереван своему другу, который до сих пор является там влиятельной фигурой. Спустя две недели мы встретились с ним уже в Ереване, и процесс было уже не остановить.

Ровно через девять месяцев в Ереване приземлились 600 человек из семи стран, среди них прибывшие двумя 180-местными чартерными самолетами гости из Таллинна. Вероятно, заказ второго самолета был своего рода аферой, но я не жалею ни единого потраченного на это цента. В своей книге «Записки из молескина» Марианна Гончарова довольно подробно описала это. Сами армяне шутят: «Вечером сто процентов, и утром вариантов нет». Образно выражаясь, я неоднократно пережил и этот вечер, и это утро. Учитывая эту тонкость, как раз одесские армяне мною ценятся особо. Да и в Эстонии появилась группа предпринимателей, которые больше не участвуют в соревновании «выиграет тот, у кого к концу жизни будет больше всего вещей».

— В процессе твоей народно-дипломатической деятельности ты встречаешься с большим количеством известных деятелей политики, искусства и культуры, которые в большой степени оказывают влияние на мысли, чувства и эмоции наших современников. Что их всех объединяет? А кого из них ты мог бы выделить особо? Кто из них произвел на тебя наибольшее впечатление?

-Например, лидер группы ДДТ Юрия Шевчук. Мне было 14, когда я купил его первую пластинку, и это оказало влияние на все мои дальнейшие музыкальные предпочтения. Мы порой видим, как человек может сломаться за один месяц. Тем приятнее видеть, что вот прошло уже 25 лет, а гражданская позиция твоего любимого музыканта тебе по-прежнему симпатична. Его приверженность своим жизненным принципам являются для меня образцом поведения и характера независимо от различных обстоятельств.

Легче всего быть против кого-то. Удерживать суверенную позицию куда сложнее, часто ты оказываешься своим среди чужих и чужим среди своих. Так в России у меня друзей не меньше, чем в Украине. В 2012 году именно посол Украины познакомил меня с послом России. Что мне сейчас, летом 2015 года, с этим делать?

Важно подчеркнуть, что быть с кем-то заодно не означает обязательно быть против кого-то. К примеру, нас есть план установить в Петербурге памятник Георгу Отсу, потому что наш великий певец родился там. Я не знаю, как этот план у нас будет реализован, но посольство России очень готово помочь.

Или другой пример: посол Азербайджана признал, что миссия народной дипломатии «Все едут в Ереван» не было направлена против азербайджанцев. Грузия встала на ноги, Баку прекрасно справляется на международной арене, а Армения находится в изоляции. «Все едут в Ереван» стало миссией так же, как и «В Одессе мир и праздник». Поэтому я очень высоко ценю то, что любимый одессит Иосиф Райхельгауз делает в Москве. Ходит и с завидным упорством твердит о том, что в Одессе царит мир. Знаменитых друзей много, но я не буду украшать свою скромную деятельность их именами.

— А насколько тебе помогают властные структуры?

— Самая большая помощь состоит в том, что они рядом и не мешают. И здесь вновь в положительном свете выделяется Одесса. В эти дни в Одессе были представлены посол Эстонской Республики, генеральный консул, член парламента, вице-мэр Таллинна. Это и есть поддержка. Моральная поддержка присутствием, которое придает идее статус. И когда верхушка городской власти Одессы или член Верховной Рады садятся за один стол с местными жителями Молдаванки, как равные с равными, это и есть огромная поддержка.

Также подчеркну, в этот раз расходы на проживание части журналистов взяла на себя мэрия Одессы, другой части – Одесская облгосадминистрация, и произошло это во многом по их собственной инициативе. Ведь мы пригласили в эти дни в Одессу около 20 журналистов, которым передали лишь одно наставление. Увидьте собственными глазами и услышьте собственными ушами, что в Одессе мир, и постарайтесь донести это до аудитории.

В то же время не все люди на свете одобряют такое начинание. Мне вспоминается время, когда мы задумали установить в Таллинне барельеф Бориса Ельцина. Тогда было ясно, что друзей с помощью этой идеи мы себе не найдем. Президент Эстонии был против. Ну и пусть. Мы, инициативная группа, были «за». Эстония – демократическая страна, и президент не решает подобных вещей, хотя, разумеется, может косвенно на них влиять. К сегодняшнему дню все поняли, что барельеф был установлен в благодарность за то, что в 1991 году Эстония восстановила свою независимость без единой пролитой капли крови.

В 2013 году миссия в Ереване был непростой задачей. 600 человек поехали в Ереван, а 250 студентов из Армении на тех же самолетах приехали в Таллинн. Тут я должен сделать отдельный комплимент министерствам иностранных дел Эстонии и Армении. Никто не верил, что за пару недель 250 студентов и журналистов из Армении получат визы, но это было сделано. И никто не верил, что все армяне вернутся, но они вернулись. За этих студентов свои «головы на отсечение» отдавали ректоры четырех университетов Армении.

Эмиграция – не шутка. Имена живущих в Одессе лидеров армянской диаспоры находятся в большом почете в Ереване. Эдик Хачатрян ведет дела в свойственной ему тихой и скромной манере, но на самом деле именно его рекомендации имели в Ереване наибольший вес. Если бы хоть один студент остался в Европе, или я сам бы натворил что-нибудь эдакое, то я не смог бы уже со спокойной душой гулять в одесском Горсаду. Но я хочу жить так, чтобы в ресторанах не приходилось отворачиваться при появлении того или иного гостя.

Начинания народной дипломатии не конкурируют с политикой или официальной дипломатией. Но сейчас мы видим ситуацию, при которой осознание творящегося в мире беспредела становится непосильным даже для самых светлых голов. Наши начинания удавались потому, что у меня нет политических амбиций. И я не собираюсь учить кого-либо жизни, а тем более вмешиваться в геополитические разборки крупных держав. Это было бы наивно. Народная дипломатия – это очень эгоистическое понятие, потому что по сути своей она суверенна.
7990

Комментировать: