Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -6 ... 0
днем 0 ... +2
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«На дне» по-одесски

Воскресенье, 3 июня 2007, 18:37

Ирина ДОЛМАТОВА

Республика ПОЛИТИКА. ПРАВО, 29.05.2007

На проспекте Шевченко, напротив Политехнического университета, есть некое строение – то ли недостроенное, то ли не до конца разрушенное. С трех сторон оно огорожено забором. Вряд ли городские власти, а именно, чиновники, которые отвечают за строительство и благоустройство города, когда-либо заглядывали в это, если можно сказать, помещение. А зря. Все-таки, приморская часть города, рядом – национальный вуз. А за стеной строения – горы зловонного мусора, из-под которого выползают грязные щенки и котята. Но это не главное. Здесь, в вонючей куче мусора, живут девять детей. Во время рейда, который проводили сотрудники криминальной милиции по делам несовершеннолетних, мы застали на месте двоих – 15-летних мальчика и девочку. Узнав, что по их души явились сотрудники милиции, они забились в дальний угол своего «жилища», войти в которое даже видавшие виды милиционеры смогли, только зажав носы. Еще один юный бродяга, которого подобрали возле «Привоза», ехать в милицию также не хотел, дело дошло даже до слез. Но, в конце концов, детей усадили в микроавтобус и повезли в Шевченковское отделение милиции. По дороге троица, благоухавшая отнюдь не парфюмом, успокоилась, и их разговор с сотрудниками милиции уже проходил дружелюбно, даже с шутками.

Самому младшему из троих, Ивану, 12 лет. Хотя выглядит он намного младше, в том числе, из-за маленького роста. В школе учился всего три года, потом бродяжничал. Говорит, что мать пьет и избивает его. Несколько месяцев назад Ваня с друзьями из Белгород-Днестровского приехал в Одессу, уже успел побывать во всех приютах, но там ему не понравилось. Говорит, что его держали в изоляторе и не пускали гулять. Хотя обследование ребенка в изоляторе является обязательной процедурой, ведь дети улицы, как правило, в весьма юные годы имеют целый букет кожных и венерических заболеваний и могут заразить других.

Ваня рассказал, что сейчас он ходит в новый приют в Лузановке, там моется, получает еду. Ищет ли его мама, он не знает, возвращаться к ней мальчик не хочет. Живет в «халабуде», которую построил с друзьями.

Вот такой юный гражданин Украины Ваня – в школу ходить не хочет, учиться не собирается, хотя, надо отдать ему должное, в будущем намерен стать рабочим или машинистом. На вопрос, как он собирается получить профессию без учебы, ответить не может.

Анатолию, который живет, как он говорит, «на политехе», 15 лет. Он приехал из Бендер. Отец мальчика пропал без вести: по словам Толи, поехал в Одессу покупать квартиру и не вернулся. Мать уже 7 лет отбывает наказание в колонии за торговлю наркотиками, которые сама также употребляла. Анатолий тоже кололся «болтушкой», но бросил. Сейчас только нюхает клей – каждый день. В школу Анатолий вообще не ходил. Вернее, ходил – посещал ее несколько месяцев. Но читать и писать умеет: пацаны научили. Список книг, прочитанных 15-летним мальчиком, впечатляет: азбука, букварь. Но зато на мой вопрос, каких писателей он знает, назвал Пушкина и Толстого.

Еду Толик добывает весьма оригинальным способом – подходит к обедающим в ресторане быстрого питания и забирает что-то, например, бутерброд. Понятное дело, что у подростка бомжеского вида никто обратно еду отбирать не будет. На «Привозе» Толик помогает перетаскивать мясо в мясном корпусе, также «зарабатывает» попрошайничеством возле супермаркета. А летом в Аркадии, по его словам, за ночь «выручка» составляет 200–300 гривень – хорошо подают иностранцы. На эти деньги он покупает одежду, причем не в секонд-хенде, а в магазинах на «Привозе».

Вот часть моего диалога с Толиком:
– Какую-нибудь профессию собираешься получать?
– Нет, конечно. Зачем мне это надо?
– Когда ты вырастешь, собираешься иметь семью, детей?
– А зачем это нужно? Жена – это дорогая женщина, она не нужна.
– С девочками встречаешься?
– Я не встречаюсь. Встречаться и мутить – это две большие разницы.
– А что такое «мутить»?
– Мутить – это поспали и разбежались.
– До какого возраста ты собираешься дожить, ведя такой образ жизни, нюхая клей?
– А что той жизни? Сегодня живу, завтра сдохну.

Дальнейших планов на жизнь у Толика нет, как нет у него и никакой мечты. Как говорится, без комментариев.

Еще одна обитательница строения напротив политеха – 15-летняя Лиля. Она одесситка, имеет почти полный набор родственников, которых, впрочем, судьба девочки ничуть не интересует. Если верить Лиле, ее мать имела 7 контейнеров на одном из рынков, но недавно уехала в Россию. Комнату в коммуналке заняли «другие люди», которые выгнали девочку. Еще есть бабушка в Челябинске и сестра, которая живет у родителей мужа и Лилю к себе не пускает. Почему девочка оказалась на улице, хочется надеяться, разберутся многочисленные организации, которые призваны защищать права несовершеннолетних.

После того, как данные ребят были записаны в протоколы, прямо в райотделе детей осмотрели вызванные медработники. А затем мы направились в областной приют «Світанок», расположенный на улице В. Стуса. Этот приют был открыт в феврале 2006 года, за это время здесь побывало около 400 детей.

Заведующая приютом Татьяна Кириченко провела новоприбывшим экскурсию по приюту, познакомила с его обитателями, показала тренажерный и концертный залы. Несмотря на то, что время было уже позднее, персонал находился на работе. Здесь детей, прежде всего, помоют, переоденут, накормят, а утром ими займутся медики. В течение трех месяцев будет восстанавливаться социальный статус каждого ребенка, после чего мальчишки и девчонки разъедутся кто куда – в собственные или приемные семьи, в дома ребенка семейного типа или в интернаты. Хотя не исключено, что вскоре они опять окажутся здесь, ведь, если, например, Ваня не хочет возвращаться к матери, то он наверняка опять от нее сбежит.

Можно ли перевоспитать ребенка, который достиг возраста 12–15 лет и привык жить на улице, – вопрос серьезный. Кем вырастут эти дети? Захотят ли они честно зарабатывать деньги, если за ночь можно выпросить сумму, равную почти половине зарплаты сотрудника милиции? Да и долго ли они проживут, ежедневно нюхая клей? Это риторические вопросы, на которые, к сожалению, ответит лишь время.
440

Комментировать: