Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -1 ... +2
днем +1 ... +3
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Мы делили апельсин...

Вторник, 23 февраля 2016, 18:44

Юлия Мостовая

Зеркало недели, 22.02.2016

194 голоса, высветившихся на табло, породили две версии произошедшего. Согласно первой, такой результат был задуман президентом, вступившим в сговор с олигархами, заинтересованными в сохранении Яценюка на посту премьера. Вторая — менее распространенная, но также крайне неприятная для имиджа Порошенко, состоит в том, что впервые в истории Украины президент, замахнувшийся на премьера, не смог "добить" его в зале парламента. Я могу только представить, как обидно Петру Алексеевичу слышать все эти, по сути, верхоглядные обвинения. Ведь он же знает, что никакой он не заговорщик и не слабак, ибо на самом деле он — марионетка.

Решение по премьерскому вопросу президент принимал тяжело. Тянул, откладывал, тер, перетирал, комбинировал, импровизировал, советовался с "жертвой"... И, наконец, принял: Яценюк должен уйти в отставку. "Боливар не выдержит двоих". Оставалось решить одну задачу: провести принятое решение через Вашингтон. Казалось, это формальность. Во-первых, потому что американцы с осени перестали делать акцент на персональной ценности Яценюка, акцентируя внимание на недопустимости развала коалиции, досрочных выборах и дестабилизации.

Во-вторых, четырехчасовая встреча Петра Порошенко с Джо Байденом в Давосе, во время которой Петру Алексеевичу, якобы, удалось достучаться до вице-президента по многим проблемам, связанным с Минскими соглашениями, вселила в украинского президента надежду на то, что с визави установлены доверительные отношения. Для умасливания "богов" было принято решение принести в жертву Виктора Шокина. Ведь Запад так давно хотел с пути антикоррупционной борьбы убрать это "главное" препятствие. Пакет "Яценюк—Шокин" Байден должен был принять. В разговоре, состоявшемся 11 февраля, Петр Порошенко изложил вице-президенту свой план. По словам источников ZN.UA, Байден оказался не готов к предметному разговору. Правда, поинтересовался, какие кандидаты на пост премьера есть у Киева. По свидетельству тех же источников, президент назвал такие фамилии: Саакашвили, Яресько, Шимкив, Климкин. Договорились продолжить разговор в пятницу. Петр Порошенко был оптимистичен и ожидал согласия. Но во втором разговоре, 12 февраля, Байден категорически выступил против отставки Яценюка, а отставку Шокина воспринял как нечто, само собой разумеющееся. Это был удар.

"Все были просто черные", — емко характеризует состояние президентского круга один из его представителей. Так долго решаться, наконец решиться и получить запрет. "Оппонент остается, а товарища надо сдать", — сокрушались в АП, объясняя душевное состояние Порошенко.

Что делать в этой ситуации? Оставлять Яценюка нельзя. Народ, согласно всем соцопросам, его на посту премьера видеть не хочет. Президентская фракция на глазах выходит из-под контроля и взорвется в случае отказа Порошенко снимать Яценюка. Значит нужно разыграть президентскую отставочную инициативу и, при этом, обеспечить уверенность общества и фракции БПП в искренности и решительности намерений президента. Этим целям послужили, во-первых, встреча президента с фракцией БПП и, порожденный этой встречей, "обходной лист" для сбора подписей за отставку премьера, во-вторых, заявление Петра Порошенко с призывом уйти в отставку Виктору Шокину, полностью перезагрузить правительство и дать Яценюку право самому выбрать "нож или веревка". Согласно задумке фракция тешится; народ радуется президентскому походу на опостылевшего премьера; а за неудачу — спрос с парламента — это же он завалил отставку!

Короче говоря, о том, что во вторник результативного голосования за отставку Арсения Яценюка не будет, было известно уже в пятницу вечером. С субботы начались переговоры в очень узком кругу о том, кто и сколько голосов должен дать/не дать для отрицательного, но правдоподобного результата голосования. Однако переговаривающиеся стороны так давно знают друг друга, что слово "доверие" в характеристике их отношений отсутствует. В результате, по итогам договорного матча, обе стороны подстраховались и забили по "автоголу": фракция БПП не додала за отставку 39 голосов; фракция "Оппозиционного блока" — 35. И это все при том, что не хватило для принятия решения о смене премьера и правительства 32-х. Эта обоюдоразоблачительная ошибка дала повод уличить и президента, и "Оппозиционный блок" в имитации политического оргазма. Неловко вышло перед партнером-электоратом..

Мог ли Порошенко ослушаться вице-президента США? Олигарх №1 – нет. Президент Украины — да. В принципе, он мог бы напомнить и о мягко смятом Будапештском меморандуме, и о сданном под партнерские выкрики: "Стоять! Не провоцировать!" Крыме, и об избранных экономикоубивающих перлах МВФ... Но, сказать такое мог бы только президент, положивший все свои силы, умения и энергию на реальные реформы и отстаивание субъектности страны, а не на пиар-обаяние и потокоохвачивание. В результате во вторник произошло то, что произошло. И пост премьер-министра сохранил за собой человек, заключивший выступление в Раде тирадой, где каждое слово является ложью: "Мы оставляем страну с полной казной, с вооруженной украинской армией, со списанными долгами..."

Накануне, в пятницу, посол США, встречаясь с молодыми народными депутатами, в сердцах бросал очки и эмоционально пытался достучаться до упрямцев: "Вы прыгаете в пропасть без парашюта!". Имелось в виду отсутствие четкого плана действий как по удержанию коалиции после отставки Яценюка, так и по кандидатуре премьер-министра. С одной стороны, поведение Джеффри Пайетта слегка напоминало выкрики польского министра иностранных дел Сикорского, заставлявшего подписать меморандум с Януковичем 21 февраля 2014 г.: "Вас всех убьют!". С другой стороны, нельзя не признать, что в нынешнем хаосе тактика украинского президента "ввязываемся в бой, а там — посмотрим" является безответственной. Демократам, выходящим на финишную прямую выборов президента США, приходится мириться с тем, что в Украине они терпят латентное фиаско. Явного, в виде картинок на CNN — беженцев, бунтов и пожаров, — они уж точно не хотят. А все это вполне может быть, если и без того инфантильный и жадный политический класс сорвется в популизм и агрессию досрочных выборов, вместо того, чтобы по крупицам восстанавливать государственное управление, экономику и, хотя бы, точечно, под нажимом Запада и гражданского общества, проводить реформы.

Серьезным аргументом Порошенко в переговорах с американцами и другими западными игроками могла бы стать кандидатура внятного премьера. Но по инерции считать Саакашвили любимцем американских демократов могут только политизированные, но пугающиеся электричества бабушки. Яресько от кресла премьера отказывается категорически, что, в общем, правильно. Ведь ее кивание головой во время выступления Сергея Соболева, заявившего, что она даже в своем министерстве не контролирует ни налоговую, ни таможню, заставляет относиться к ее отказу с благодарностью. Дмитрий Шимкив, равно как и Павел Климкин, чье имя якобы написано на спрятанном в президентский рукав джокере, — скорее обитатели секции мягких игрушек, которыми стремятся прикрыть предстоящее жесткое мародерство.

Теперь Петр Порошенко вынужден какое-то время (если по Конституции, то до следующей сессии, которая начнется в сентябре) мириться с присутствием Арсения Яценюка во главе исполнительной власти. Готов ли к этому президент? Не думаю. В цепи встреч, неразорванных событиями 16 февраля, с Яценюком постоянно обсуждаются различные варианты расставания. Арсению Петровичу то предлагают остаться главой собственного премьерского кабинета, в то время как кабинеты первого вице-премьера и подавляющего большинства министров займут люди президента. То угрожают предоставлением возможности самому Яценюку сформировать правительство, обещая при этом от президентской фракции критику не менее беспощадную, нежели генерирует Саакашвили. В перерывах избранным позволяют с премьером подраться, а потом соблазняют постом генпрокурора, а если уж совсем душевно посидеть, то и главы Нацбанка.

Лейтмотивом проходят уговоры уйти самостоятельно. По данным ZN.UA, Александру Турчинову на определенном этапе удалось уговорить Арсения Яценюка написать заявление об отставке. Мол, у тебя еще все впереди — из отходчивого сердца украинского электората вылупилось немало Фениксов. Падения и взлеты рейтингов Тимошенко, Януковича, того же Яценюка, а главным образом Порошенко — далеко не исчерпывающий перечень доказательств этого. Но Ахметов, Коломойский и Мартыненко оперативным образом внесли корректировку в пасторские наставления. Колеблющегося Арсения Петровича подперли с трех сторон, а от строгого взгляда Виктории Нуланд он опять обрел осанку штыря для кассовых чеков.

И, безусловно, параллельно разыгрывается история с развалом коалиции. В стране, парламент которой в регламенте своей работы не имеет четкого описания процесса как комплектации, так и разукомплектации парламентской коалиции — это прелюбопытнейшее занятие. Даже сегодня, когда теоретически из коалиции вышли "Радикальная партия", "Батьківщина" и "Самопоміч" — нельзя сказать, осталось ли в ней 226 депутатов. Радикалы предоставили выписку из протокола заседания фракции. И этим ограничились. Команды Тимошенко и Садового, используя парламентский прецедент, выходили из коалиции так же как и заходили — с поименными заявлениями депутатов и спикерским оглашением. Кто прав? Сказать нельзя: нормы регламента ВР, регулирующие порядок образования и распада коалиции были изъяты из регламента в 2010 году, после изменения Конституции через КС. И с тех пор эти нормы никто так и не оживил.

Но дело даже не в этом. 225… 226… 300… По сути, в украинской власти есть три группы политиков, объединяемых разными целями.

"Младшие" хотят перемен. Часто бессистемно, иногда безответственно, не имея представления, к чему приведут их шаги. Но все же — перемен.

"Средним" все мерещится сочный апельсин украинской экономики, дольки которого традиционно достаются на пропитание фракциям, находящимся в коалиции. Вот только, как заметил руководитель одной из крупнейших отечественных госкомпаний: "Апельсина уже нет. Есть высохшая, заскорузлая мандаринка. Капли сока которой не способны утолить жажду всех алчущих". А вот и другой диалог: "Объединить областную и киевскую таможни? Под твоего человека? А тебя не разорвет?" — "А тебе "Укрпочты" и Госкомзема мало? Плохо кушаешь?". Ох уж эти "идеологические" расхождения между спикерами, вожаками и смотрящими фракций. И тянутся, тянутся пасти к сокам "Укргаздобычи", МинАПК, Минэкологии, Минздрава, "Укроборонпрома", Минтранса, экологической полиции... Не потому, что имеют специалистов, способных реформировать деятельность этих важных и ресурсных органов и предприятий. Они — апельсиновые вампиры, они хотят есть. Тем более что никто им за два года не показал, что может быть иначе.

И, наконец, "большие". В мельтешении страстей они не выпускают из виду главную цель — большую приватизацию за малюсенькие деньги. Они к этому готовились, они за это боролись. И поэтому никто не хочет уступать другому место в билетной кассе, коей и является правительство. Стратегические порты, прибыльные заводы, элеваторы Госрезерва, лучшие земли Академии наук и предприятий МинАПК, оставшиеся в энергетике куски генерации и распределения, доли в госбанках...

Они так ничего и не поняли. И от этого невообразимо, беспомощно, выжигающе больно и стыдно. Сегодня, 20 февраля.
9360

Комментировать: