Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... +2
днем 0 ... +3
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Музей и дом первого одесского «антиквария»

Понедельник, 27 февраля 2012, 01:38

«Одесская жизнь», 24.02.2012

Этот человек оставил глубокий след в истории нашего города. Он был чиновником по особым поручениям генерал-губернатора Новороссийского края Михаила Воронцова, действительным статским советником, а еще – литератором, археологом, одним из первых исследователей древностей Северного Причерноморья. А главное – именно он, Иван Бларамберг, основал Одесский музей древностей, нынешний археологический музей.

КАК ИНОСТРАНЕЦ СТАЛ РУССКИМ

Жан-Поль, ставший впоследствии (после перехода на службу в Россию) просто Иваном Павловичем, родился 11 июля 1772 года во Фландрии. Юношей он избрал себе карьеру военного. Быстро получил офицерское звание в армии Голландии, участвовал практически во всех значимых сражениях, проявляя при этом беззаветное мужество. Осенью 1792 года он попал в плен.

Летом 1795 года, освободившись из плена, Жан-Поль поступил на воинскую службу Его Величества короля Англии. Но после двух лет службы, летом 1797 года, испросив соответствующее разрешение, отправился продолжать военную карьеру в Россию – сначала в Санкт-Петербурге, затем в Москве, оставаясь при этом на службе у англичан. В 1804 году он принял российское подданство и перешел на гражданскую службу, получив должность помощника редактора в десятую комиссию по составлению законов. Впоследствии Иван Павлович перешел в таможенное ведомство.

В 1808 году Бларамберг знакомится с Одессой, куда прибывает на должность прокурора коммерческого суда. С этим городом он будет до конца своих дней…

ОДЕССКИЙ ХРАНИТЕЛЬ ДРЕВНОСТЕЙ

Вскоре Бларамберг близко сошелся с местными изыскателями древностей, в том числе с бывшим адьютантом Ришелье Иваном Алексеевичем Стемпковским. Став после 15 лет работы прокурором чиновником по особым поручениям генерал-губернатора Новороссийского края, Иван Павлович по-прежнему значительную часть времени уделял местной археологии, писал большое количество научных статей в «Одесском Сборнике», «Одесском Альманахе» и различных заграничных изданиях.

В августе 1825 года Бларамберг возглавил открывшийся первый в истории Одессы музей, который назывался так: «Музей для хранения древностей» (ныне – Одесский археологический музей). А через год, летом 1826 года, его же стараниями был открыт еще один археологический музей – в Керчи. В этих двух музеях он являлся директором. Судя по отзывам профессионалов, Иван Павлович достиг поистине выдающихся научных результатов.

Возвращаясь к Одесскому музею, следует отметить, что первоначально он находился в другом месте – не в величественном здании на углу Ланжероновской и Итальянской (ныне – Пушкинской), а в одном из двух полуциркульных зданий «за спиной» памятника Ришелье в Городском казенном доме на Приморском бульваре. Именно в нем по распоряжению генерал-губернатора Михаила Семеновича Воронцова открылся первый муниципальный музей.

…В 1830 году Иван Павлович вышел в отставку, получив перед этим титул действительного статского советника. Но жить ему оставалось совсем немного – не дожив несколько часов до Нового, 1832 года, он умер от апоплексического удара (сегодня бы сказали – от инсульта) вдовцом на 60-м году жизни, оставив в глубокой печали семерых, уже взрослых детей. Их мать, урожденная де Куртуне, ушла в мир иной на 13 лет раньше первого одесского «антиквария».

Со всеми подобающими почестями Иван Павлович был предан земле рядом с супругой на Старом кладбище, и лежать бы им рядом вечно, если бы в сумасшедшие 1930-е годы эта последняя обитель огромного количества достойных и уважаемых граждан Одессы не была варварски уничтожена…

УДИВИТЕЛЬНЫЕ ГОСТИ ОДНОГО ДОМА

А дряхлые стены чудом уцелевшего двухэтажного, когда-то симпатичного флигеля (можно сказать, почти ровесника Одессы с чудесным видом на Одесский залив) в глубине двора дома №2 по Канатной улице могли бы поведать о многих любопытных фактах.

Конечно, главной «достопримечательностью» флигеля является его первый хозяин – Иван Павлович, хлебосольный и доброжелательный к многочисленным гостям, для которых двери были открыты в любое время суток.

Кстати, о гостях. Иван Павлович, имевший еще одно увлечение – литературу, весной 1818 года радушно принял в своем доме замечательного русского поэта Константина Батюшкова, и не просто принял, а отдал в полное распоряжение гостя личный кабинет. А как не вспомнить, что частым гостем «антиквария» был опальный поэт Александр Сергеевич Пушкин в течение его тринадцатимесячного пребывания в Одессе? До открытия музея оставалось еще несколько лет, и обширная коллекция Бларамберга пока находилась в его доме. Пушкин проявлял к будущим экспонатам музея большой интерес, и только появление Наталии и Елены – дочерей Ивана Павловича, славившихся своей красотой, могли оторвать поэта от созерцания древностей…

Сегодня трудно сказать, сколько раз впоследствии этот дом менял своих обитателей, однако доподлинно известно, что в начале ХХ столетия в апартаменты его верхнего этажа въехала очередная одесская знаменитость – Сергей Уточкин. Тот самый Уточкин, чье имя многие десятилетия носил кинотеатр на углу Дерибасовской и Гаванной улиц. Еще бы – один из первых отечественных авиаторов и прекрасный спортсмен! Поражая публику во многих городах России и за границей своими бесстрашными трюками в небе, этот сын одесского купца прославился в Одессе еще и тем, что на глазах изумленных зевак съехал по Бульварной (Потемкинской) лестнице… на мотоцикле. «Рыжий!» - кричали ему с обожанием уличные мальчишки. Сергей Исаевич не обижался…

А БЫЛ ЛИ УЛЬЯНОВ?

Наконец, расскажем о последней легенде дома Ивана Бларамберга. Именно – о легенде, потому что данный эпизод из жизни обитателей этого дома на Канатной документального подтверждения не имеет. А связан он с именем родного (младшего) брата Владимира Ульянова (Ленина) – Дмитрия Ильича. В предреволюционные годы в бывшем особняке первого одесского «антиквария» якобы свил гнездо подпольный кружок местных социал-демократов, который вроде бы посещал Дмитрий Ульянов.

Много лет назад, беседуя с убеленными сединами двумя старожилами дома Бларамберга, не мог не подивиться удивительной коллизии: с удовольствием и очень подробно, в деталях, рассказывая о событиях происходивших в их доме Бог знает когда, старики как-то сникали, когда речь заходила об Ульянове: мол, может быть, и правда все это, а может – и вранье… Так и хотелось спросить: это что же, дорогие земляки, получается? Об уроженце Фландрии все подробности знаем, а о любимом брате Ильича – так, еле-еле?! Непорядок это!..

А в годы советского безвременья когда-то очень милый особняк превратился в обычный дом с коммунальными квартирами, жильцы которых на свое усмотрение и сообразно пролетарскому вкусу «украсили» его новыми балконами и жуткими террасами. Если к этому добавить, что фасад здания последний раз ремонтировался до 1917 года, станет понятным мой настоятельный совет читателю: показывать гостям города этот некогда достойный памятник архитектуры следует только издали…

Анатолий Горбатюк
3364

Комментировать: