Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5
ночью +1 ... +3
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Мой друг Александр Розенбойм

Понедельник, 15 июня 2015, 16:49

Валентина Голубовская

facebook.com, 17.09.2014

Сегодня Одесса простилась с замечательным человеком, историком, краеведом, автором 15 книг по истории нашего города, знатоком вся всего Александром Юльевичем Розенбоймом, известного также под псевдонимом Ростислав Александров. Неоднократно выступал Александр Юльевич и на страницах нашего издания со своими блестящими статьями и исследованиями.
Смерть такого человека — поистине невосполнимая потеря для нашего города.
И сегодня, в память о нем мы публикуем небольшое эссе об этом великом человеке одного из ближайших его друзей — Валентины Голубовской, написанное к его 75-летию.

Мне по-настоящему повезло в жизни! Я знала, дружила с прекрасными людьми и могу повторить слова Фаины Раневской: «Я так долго живу, что еще помню порядочных людей». И талантливых. И отзывчивых. И остроумных. И наделенных другими, не менее привлекательными, качествами.

Один из таких людей Александр Юльевич Розенбойм, с которым мы учились в одной школе. Именно от него я впервые услышала, что наша школа на Большой Арнаутской — бывшая гимназия Панченко. Так, в далекой юности Саша Розенбойм преподал мне первый урок «Одессики».

Прошло несколько лет после окончания школы. Я вернулась после университета из Ленинграда и встретила Сашу в молодежной газете, где, расставшись с профессией инженера, начал работать мой муж.

На страницах газеты «Комсомольская искра» Евгений Голубовский придумал историко-краеведческий клуб «Одессика».

И уговорил писать для этого Клуба своих друзей – книжников, коллекционеров. Так появились первые публикации Сергея Лущика, Сергея Калмыкова, Виктора Корченова. И Александра Розенбойма. Интересно, что никто из них не был ни историком, ни филологом. Все — инженеры.

Именно тогда, в начале 1967 года появилась первая публикация Александра Розенбойма (под вынужденным псевдонимом Ростислав Александров) о Сашке-музыканте из рассказа А.Куприна «Гамбринус». О реальном человеке — Александре Певзнере. За эти десятилетия Сашей написано два десятка книг, огромное количество статей, появилось множество публикаций в разных изданиях. И всё это во славу Одессы, в память о людях, ее прославивших

Под этим псевдонимом, рожденным в «Комсомольской искре», Александр Юльевич стал известен благодарным читателям его книг и статей. Не раз он говорил о себе и своих собратьях, знатоках Одессы, той поры: «Мы вышли не из гоголевской «Шинели», а из «Комсомольской искры»…

Одна из книг Ростислава Александрова — «Исхоженные детством» — отсылает к Исааку Бабелю: «Из окна летели прямые улицы, исхоженные детством моим и юностью…»

Все книги Ростислава Александрова, все его поиски, исследования, находки можно объединить заголовком «Исхоженные жизнью». В прямом смысле. Как-то Саша сказал: «Валечка, я, чтобы посмотреть какое-то слово у В.Даля, ехал в Научную библиотеку». Когда-то я уже писала об Александре Розенбойме: — «…Мне кажется, что нет в Одессе не только улицы, но двора, подъезда, парадного, где не прошел бы, куда не заглянул бы, не заметил бы уцелевшие следы былого или с горечью не обнаружил еще одной утраты — в границах Одессы времен порто-франко, на Молдаванке, на Ближних и Дальних Мельницах, на Пересыпи. Он исходил улицы и дворы, крытые плитами знаменитой голубовато-серой итальянской лавы и камнем «дикарем», блестящие булыжники Французского бульвара и Пушкинской, потом почти все это накрыл асфальтовый каток. Он встречался с сотнями людей, не только в Одессе, но в Москве, в Ленинграде, в других городах огромной страны — со знаменитыми писателями и теми, кому посчастливилось быть если не участниками, то хоть скромными свидетелями «времени больших ожиданий». Невозможно перечислить всех, но они все остались на страницах книг Александра Розенбойма. Он ввел их в историю и литературу свидетелями «времени больших ожиданий».

Слово, человек, дом, улица, вся Одесса постигалась, исследовалась, не сидя за компьютером, а в библиотеках, в архивах, в поездках, встречах с людьми, еще помнившими былое — «На разрыв аорты».
7875

Комментировать: