Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5
утром +5 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Моряки вернулись. Потому что за них боролись

Четверг, 24 сентября 2015, 17:06

Олег Станиславов

Вечерняя Одесса, 22.09.2015

Их встречали, как героев. Аплодисментами, цветами, столпотворением телекамер, слезами жен, родных и близких. В минувшую пятницу в Одессу вернулись члены экипажа контейнеровоза AS Сastor, которые более трех месяцев провели под арестом в далекой африканской Гвинее по надуманному обвинению в перевозке наркотиков.

Морякам, прежде всего — капитану и старшему помощнику, грозило многолетнее тюремное заключение. Не имея никаких доказательств вины судовой команды в транспортировке смертельного груза, следствие морально давило на экипаж, пытаясь шантажом добиться признания вины в том, что они не совершали. Но моряки не сдавались. Ибо знали — их ждут. И за них борются — как за самое дорогое, что есть в жизни.

О том, в какую беду попали их мужья, сыновья и братья, родственники моряков рассказали на пресс-конференции, состоявшейся в офисе благотворительной организации «Фонд помощи морякам «Ассоль». Материал об этом был опубликован в номере за 14 июля. В фонд морячки пришли не случайно. Ситуация, в которую попал экипаж контейнеровоза, была настолько нестандартная, что требовала максимальных усилий от всех, кто так или иначе мог повлиять на власти африканского государства.

Напомним, что судно, принадлежащее немецкой судовладельческой компании и работавшее под флагом Маршалловых островов, совершало свой традиционный рейс из испанского Лас-Пальмаса в Африку. В гвинейском порту Конакри предстояло разгрузиться, после чего взять обратный курс на Канарские острова. На контейнеровозе трудилось 17 человек — десять украинцев, шесть филиппинцев и один поляк. Большинство из членов экипажа отработали в немецкой компании не один контракт, поэтому у моряков априори не возникало каких-либо сомнений в деловой репутации иностранного работодателя.

В порту Конакри контейнеровоз ждал «сюрприз». Полиция, поднявшись на борт, безусловно, знала, что искать. Поэтому обыск был недолгим. В контейнере с сахаром африканские правоохранители нашли две упаковки с кокаином. Члены экипажа сразу вспомнили, где подобрали опасный груз. В Лас-Пальмасе на AS Сastor подняли два контейнера, которые прибыли на Канарские острова из Бразилии. Транзитный груз, не нарушая пломб, установили на свободное место в трюм, причем так, что исключалась какая-либо возможность доступа членов экипажа.

Тем не менее, полиция обвинила в перевозке наркотиков именно моряков. Ну, а чтобы показать, что местная власть не шутит, капитана и старшего помощника-филиппинца арестовали, затем бросили в тюрьму. На судне дважды проходили повальные обыски. Понятно, что ничего больше не нашли, но моряков активно склоняли к «сотрудничеству» со следствием.

Как потом подчеркнула на пресс-конференции председатель наблюдательного совета БО «Фонд помощи морякам «Ассоль» Светлана Фабрикант, ситуация, в которую попал контейнеровоз, ярко демонстрирует расцвет в Африке нового вида морского пиратства. Если раньше флибустьерский бал правили сомалийцы, то теперь за «дело» принялись некоторые другие страны континента, в частности, Нигерия и Гвинея, которые, используя предлог борьбы с наркотиками и контрабандой и не прилагая каких-либо усилий для выявления истинных преступников, задерживают в своих портах суда, доставившие, того не ведая, опасный груз, требуя потом немаленькие суммы за их освобождение. Бороться против такого вида пиратства можно только одним способом: максимальной оглаской.

— Той активностью и бескомпромиссностью, готовностью идти до конца, разорвать любые цепи и преодолеть любые препятствия — лишь бы освободить своих мужей, сыновей, братьев — родственники членов экипажа контейнеровоза AS Сastor напомнили нам нас самих, когда мы боролись с сомалийскими пиратами, — говорит председатель правления фонда «Ассоль» Анна Муругова, которая в свое время вызволяла своего мужа с печально известной «Арианы». — Первоначальный шок от случившегося сменился решительностью сделать все от них зависящее, дабы вернуть своих близких домой.

— Как только это случилось, нам многие говорили, что, к сожалению, участь моряков предрешена, свой срок они получат, пусть даже ни в чем не виноваты, — рассказывает жена капитана Виктория Озаринская. — Таковы, мол, реалии африканского правосудия. Поэтому и бороться бессмысленно. Мы — жены и матери моряков — вначале действительно предались отчаянию. Но потом взяли себя в руки. Первым делом пошли в фонд «Ассоль». И вот наши родные дома!

Для освобождения моряков пришлось приложить усилия всем: дипломатическим службам — Украины, Филиппин, Германии, Польши, благотворительному фонду «Ассоль», международным правозащитным организациям, морским профсоюзам. Не остался в стороне и иностранный судовладелец. Все, что от нее требовалось в этой ситуации, немецкая компания выполняла. В том числе выплатила залог за освобождение моряков. Ведь власти Гвинеи, несмотря на то, что местному суду дважды не удалось доказать какую-либо вину экипажа в преднамеренной транспортировке наркотиков, тем не менее, дело не закрыли.

Однако, поняв, что инцидент с задержанием контейнеровоза AS Сastor достиг нежелательного для страны резонанса, гвинейские правоохранители решили пойти на попятную. Вначале освободили капитана и старпома, переведя их из тюрьмы в гостиницу. Затем моряков вернули на борт судна, которое на рейде порта Конакри стояло с начала июня. Ну, а затем дали вольную и контейнеровозу. Сразу сняться с якоря и уйти помешало то, что из-за длительного простоя днище обросло моллюсками и водорослями и подошли к концу запасы топлива. Когда эти проблемы были устранены, контейнеровоз взял курс подальше от негостеприимных африканских берегов.

— Безусловно, имей Украина собственный морской торговый флот, многих сегодняшних проблем, с которыми сталкиваются «подфлажники», просто бы не существовало, — резюмирует Светлана Фабрикант. — Но, к сожалению, имеем то, что имеем. Сегодня в работе фонда находится 68 судов, где трудится более пятисот человек, которым нужна помощь: получить долги по зарплате, уехать домой с арестованного судна, найти судовладельца, который их бросил, и так далее. Знаем, что в фонд обращаются тогда, когда все другие варианты найти выход из неприятной ситуации уже исчерпаны. К счастью, в большинстве случаев удается помочь.

* * *

«Контейнер с кокаином погрузили в Испании»
Алина Калинина, Родион Сегедский
Моряки арестованного судна вернулись домой
<b>Сегодня, 21.09.2015</b><br><br>

Моряки все лето провели впроголодь под дулами автоматов, а капитан — в тюрьме

В Одессу из 3-месячного африканского плена вернулись украинские моряки, работавшие на контейнеровозе «AS Castor». Третьего июня 2015 года из-за обвинений в перевозке наркотиков судно арестовали и поставили под вооруженную охрану, а капитана отправили в тюрьму. И вот — долгожданное возвращение домой. «Сегодня» встретила моряков в аэропорту.

Пока мы вместе с родственниками моряков ожидали прибытия самолета, узнали, что экипаж контейнеровоза состоял из десяти украинцев, шести филиппинцев и одного поляка. Неприятности начались после захода в гвинейский порт Конакри, где в контейнере с сахаром местная полиция нашла две упаковки кокаина. Злосчастный груз был транзитным и при погрузке в Испании его расположили в трюме таким образом, что члены экипажа не могли к нему подступиться и обнаружить его.

«Я отслеживаю передвижение судна по специальной программе в сети, и когда увидела задержку в два дня, то уже начала паниковать. А спустя несколько дней мне позвонил муж из полицейского отделения и рассказал, в какую ситуацию они попали», — поделилась с нами жена капитана Виктория Озаринская. По ее словам, за первые полтора месяца ареста он смог с ней поговорить только дважды.

«Первые полмесяца он находился в нечеловеческих условиях: грязь, неприятный запах, антисанитария, очень плохая вода. Не было ни туалета, ни душа», — рассказала Виктория.

На корабле обстановка была ненамного лучше: там экипаж постоянно находился под надзором автоматчиков, а за время ареста закончились питание и топливо.

«Муж звонил и говорил, что они растеряны и не понимают, почему так произошло. К тому же были всегда под прицелом автоматов охраны», — поделилась жена второго механика Людмила Григорьева.

Вернувшиеся моряки в аэропорту заявили, что это, мол, новый вид рэкета.

«Так выбивают деньги с моряков», — сетовали они. А капитан судна Станислав Озаринский объяснил «Сегодня», как это было подстроено.

«Контейнер, в котором нашли наркотики, погрузили в Испании после проверки таможни. И когда мы прибыли в порт Конакри, полиция подошла именно к нему! Меня отвезли в участок без каких-либо обвинений», — рассказал капитан и отметил, что Интерпол провел с ним 14 допросов, а судья обещал посадить на 20 лет.

«Эти месяцы были адом, ведь на нас постоянно морально давили. В тюрьме не было питания и воды. Из-за антисанитарии у меня появилась сыпь, поэтому сейчас предстоит лечиться», — говорит Озаринский.

И добавляет, что гвинейские власти требовали у судовладельца заплатить по $50 тысяч за каждого моряка и еще миллион — за судно. «Если бы не наши жены, мы могли и не вернуться», — признались нам пленники.

Отстоять украинских моряков оказалось не так просто.

«Их жены организовали инициативную группу, писали письма в министерства иностранных дел Украины, Филиппин, Германии и президентам этих государств, а также организовали двухчасовую видеоконференцию по интернету, а наш фонд им помогал. Если бы не шумиха, которую они подняли, неизвестно, чем бы завершился инцидент», — рассказала председатель правления благотворительного фонда помощи морякам Анна Муругова.

По словам общественников, сделали свой вклад в освобождение и юристы владельца судна «AS Castor», которые знакомы со спецификой морского права и законами Гвинеи.

В посольстве Украины в Республике Сенегал, в чьей юрисдикции находится Гвинея, «Сегодня» сообщили, что трудности в освобождении моряков были вызваны тем, что на сегодня в представительстве работают всего два посла.

«Было нелегко каждый день пересекать границу, но мы старались ежедневно проведывать экипаж и добивались того, чтобы капитана перевели из тюрьмы в гостиницу», — рассказали нам в консульстве.

Родственники вернувшихся одесситов сетуют, что Украина не может защитить своих моряков от подобных неприятностей, а из-за того что Черноморское и Азовское морские пароходства ликвидировали, украинцы вынуждены ходить под иностранными флагами, рискуя жизнью.

«А ведь какие корабли были. Мужья уходили в море, и мы знали, что все будет в порядке», — говорят жены моряков.

По словам морских юристов, случаи подбрасывания наркотиков в портах с целью вымогательства денег — не редкость.

«Такие ситуации часто бывают в Латинской Америке, Западной Африке. Там наркотики могут подбрасывать водолазы, которые ныряют под стоящее судно и прикрепляют к его стенкам пакеты, после чего корабль задерживают представители власти. Может, вину экипажа и не смогут доказать, но каждый день простоя судна — это десятки тысяч долларов. При таких арестах судовладельцу приходится платить дополнительные деньги, и порой ему проще и дешевле уступить шантажу», — рассказал нам юрист благотворительной организации помощи морякам Андрей Шевченко.

По его словам, в Венесуэле судно могут арестовать для того, чтобы национализировать и использовать в своих внутренних водах.

«Экипаж в таких случаях — заложники и элемент шантажа», — добавил юрист и отметил, что самое страшное в африканской тюрьме — это расизм по отношению к белому человеку.
8568

Комментировать: