Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +7 ... +9
днем +7 ... +10
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Морской космический флот

Среда, 27 апреля 2011, 09:15

Мария Котова

Слово, 14.04.2011

9 часов 6 минут 59,7 секунды утра: Именно в это время 50 лет назад, 12 апреля, стартовал космический корабль «Восток» с первым космонавтом Юрием Гагариным на борту. При подготовке и во время его полета большие нагрузки выпали и на наземные службы, где работало немало одесситов

Прошло полвека с момента, когда в считанные секунды весь мир облетела новость: в Советском Союзе стартовал космический корабль «Восток», пилотируемый летчиком-космонавтом Юрием Гагариным. К этому событию были причастны сотни тысяч советских людей — специалисты практически всех областей науки и знаний, известных на тот момент. Огромная и ответственная часть работы выпала и командам Морского космического флота СССР. Которые во время полета должны были поддерживать связь с космическим аппаратом и следить за жизненными показателями первого космонавта.

МЕЖДУ НЕБОМ И ЗЕМЛЕЙ

Выход «Востока» на орбиту Земли произошел над восточными районами Советского Союза. За полетом следили семь наземных измерительных пунктов, последний из которых находился на Камчатке. Дальше полет Юрия Гагарина продолжался над Тихим океаном, а самый сложный этап предстоял впереди — при сходе с орбиты над Атлантикой, где начиналось снижение на посадку и тормозной путь. Следующие 40 минут, после прохождения над Камчаткой до самой посадки, связь с космонавтом держал Морской космический флот, специально созданный для отслеживания полетов космических аппаратов за пределами видимости с наземной территории Советского Союза.

В Тихом океане первого космонавта вели четыре военные судна «Сибирь», «Сахалин», «Сучан» и «Чукотка». Суда разместились вдоль траектории полета космического корабля. Основной задачей флота был прием и срочная передача по радиоканалам в Тюратам (Байконур) и Центр управления полетами (ЦУП), который находился в Подмосковье, состояние двух параметров: частоты пульса и дыхания космонавта.

Миновав Тихий океан, «Восток» полетел над Атлантикой. Здесь начиналось снижение корабля на посадку и тормозной путь. Ответственность за удачное приземление космонавта переходила на три теплохода, приписанные к Одессе, — «Краснодар», «Ильичевск» и «Долинск». Все три судна были оснащены двумя комплектами радиотелеметрических станций «Трал», способных принимать и регистрировать десятки параметров с бортов космических объектов. До первого полета в космос это были простые торговые суда. За год до события планетарного масштаба инженеры и техники подмосковного научно-исследовательского института укомплектовали их всей необходимой для работы с космическими аппаратами техникой. До того момента радиотелеметрические станции изготавливались только в автомобильном варианте. Для морских условий технику не успевали доработать по срокам. Выход из положения нашли самый простой: автомобильные кузова с размещенной в них аппаратурой опустили в трюмы теплоходов и прикрепили, учитывая морские условия. В отдельных трюмах разместили бензоэлектрические агрегаты электропитания станций. В августе 1960 года «новички» отправились в свои первые испытательные рейсы, главной задачей которых было отработать прием информации по контролю параметров работы тормозных двигательных установок беспилотных космических кораблей при сходе их с орбит для посадки на Землю.

До полета Гагарина плавучие корабли-станции в Атлантике научились не только принимать и расшифровать информацию с космического аппарата, но и анализировать полученные данные с целью рекомендаций Центру управления.

В обстановке срочности и секретности вся аппаратура судов плавучего телеметрического комплекса пряталась в трюмах. Там не было кондиционеров и даже элементарной вентиляции. Сама аппаратура не была приспособлена к работе в условиях тропической зоны, где всегда высокая температура и влажность. Постоянно происходили сбои, отказы в работе станции, самовозгорания машин. Чаще всего выходили из строя трансформаторы силовых блоков энергоемких станций. Электрикам приходилось кустарно изготавливать («наматывать») аналогичные трансформаторы. Последние использовали для учений, а «штатные» трансформаторы берегли для настоящих работ.

Люди, впервые попавшие в тропики, не могли быстро к ним адаптироваться. Условия жизни и работы на первенцах Морского космического флота были отнюдь не комфортными. Сотрудники экспедиций работали в необорудованных грузовых трюмах под главной палубой, которая с утра раскалялась под горячими лучами тропического солнца. Многочисленные тепловые удары привели к тому, что тренировки и включение аппаратуры старались проводить в утреннее и ночное время. Внутри трюмов была высокая влажность, духота, а невыносимая жара усугублялась теплом включенной аппаратуры. В таких условиях случалось и самовозгорание техники. Моряки выходили на работу без верхней одежды. Чтобы стекающий пот не щекотал кожу, на шею повязывали платочек, а на поясницу — вафельное полотенце.

В составе экспедиции корабля «Краснодар» были наиболее опытные специалисты. Поэтому он назначался главным в составе атлантического телеметрического плавучего комплекса. 12 апреля через час после старта на «Краснодаре» с «Востока» приняли устойчивый сигнал. Система ориентации космического корабля на посадку работала нормально. Операторы станции «Трал» в темпе приема сигнала визуально зафиксировали прохождение команд на включение и выключение тормозного двигателя. Точно была зафиксирована и продолжительность работы тормозной двигательной установки. Телеграммы оперативных донесений срочно переданы в Москву, через две-три минуты от начала приема телеметрии они поступили в ЦУП. Посадка «Востока» проходила по заданной программе, после чего корабль приземлился в расчетной точке.

На судне царила атмосфера радости и гордости за новый успех в освоении космоса. Первый помощник капитана к этому моменту успел вывесить огромный транспарант: «Да здравствует первый в мире космонавт Юрий Гагарин!» и торжественно провел импровизированный митинг. 7 мая «Краснодар» прибыл в Одессу.

КОНЕЦ МОРСКОГО КОСМИЧЕСКОГО ФЛОТА

Прошло много лет, и на смену наспех оборудованным судам пришли комфортабельные, оснащенные совершенной техникой научно-исследовательские суда космического флота. Новые плавучие измерительные пункты и новейшие плавучие командно-измерительные комплексы внесли огромный вклад в развитие советской космонавтики. Такие научно-исследовательские суда, как «Космонавт Владимир Комаров», «Академик Сергей Королев», «Космонавт Юрий Гагарин», способные «достать» своими антеннами Луну, стали известны во всем мире. Без них во времена бурного развития советской космонавтики не обходились стыковки и посадки, они могли автономно управлять полетом космических станций. В их проектировании и строительстве был учтен личный опыт, накопленный в тех самых, «закрытых» от постороннего глаза, рейсах на первых судах Атлантического измерительного комплекса.

Научно-исследовательское судно «Академик Сергей Королев», 180-метровый гигант с водоизмещением 22 тысячи тонн и энергетической установкой мощностью 12 000 л.с., было в этой флотилии первым. Вскоре появился и второй величественный корабль науки, признанный флагманом космического флота СССР — самое крупное в мире научно-исследовательское судно «Космонавт Юрий Гагарин». Его построили на Балтийском заводе в Ленинграде в 1971 году. Это был настоящий плавучий Центр управления полетом. Оба судна уникальные. Аппаратура, специально разработанная для них, не имела аналогов. Ее создали советские конструкторы на базе отечественной техники: сложные радиотехнические комплексы, способные выдавать необходимые команды на борт космических кораблей, принимать телеметрическую информацию о состоянии бортовых систем, вести радиопереговоры с космонавтами и многое другое. Технику создавали и разрабатывали на всей территории Советского Союза. В частности, на одесском заводе «Промсвязь» делали многие детали для телеметрических станций из разных драгоценных металлов, например, таких, как золото и палладий. Тем же занимались работники предприятия «Шторм», которое располагалось на улице Терешковой.

На борту каждого судна находились экспедиция и команда. Экспедиция — те, кто управлял полетом, обеспечивал сеансы связи (инженеры и техники). Суда выходили в рейсы на 6-7 месяцев, иногда больше.

Суда космической службы отличались удивительной архитектурой. Белоснежные, с ажурными антеннами, некоторые колоссальных размеров, они стали ярким символом нарастающей космической мощи СССР. Одни только зеркала антенн «Космонавта Юрия Гагарина» диаметром в 25 метров или 18-метровые шары радиопрозрачных укрытий антенн на «Космонавте Владимире Комарове» поражали поистине космическими масштабами. Суда МКФ имели прекрасные мореходные качества, они работали во всех районах Мирового океана, в любое время года и в любую погоду. «Космонавт Юрий Гагарин», скажем, мог без захода в порт проделать 20 тысяч миль — это почти кругосветное путешествие. С 1977-го по 1979 год флот пополнился еще четырьмя телеметрическими суднами: «Космонавт Владислав Волков», «Космонавт Павел Беляев», «Космонавт Георгий Добровольский» и «Космонавт Виктор Пацаев». К 1979 году МКФ состоял из 11 специализированных судов, которые участвовали в управлении пилотируемых полетов, проведении стыковок и расстыковок космических кораблей над океаном. Без них не обходилась ни одна посадка пилотируемых кораблей и старты к дальним планетам.

Кстати, флагман «Космонавт Юрий Гагарин» был вдвое больше «Титаника». Водоизмещение этого судна 45 тыс. тонн (для сравнения: «Титаник» имел водоизмещение 28 тыс. тонн). Судно имело 232 метра в длину, в высоту — 64. Ширина палубы составляла около 30 метров. Над ней возвышались четыре параболические антенны, две из которых диаметром 25,5 метра, вместе с фундаментами общий вес их составлял около 1000 тонн. Уникальные антенны вращались в трех плоскостях. Одиннадцатипалубный турбоход с энергетической установкой 19 000 л.с. имел скорость хода 18 узлов. Несмотря на высокую мощность передатчиков дальней космической связи, лучи антенн были очень «тонкие» и нужно было точно держать наведение на объект в условиях качки. Благодаря многофункциональному радиотехническому комплексу «Фотон», судно могло работать одновременно с двумя космическими объектами. Для связи научно-исследовательского судна и космонавтов с Москвой использовались спутники-ретрансляторы «Молния», таким образом полный обмен всей информацией шел в реальном времени. На судне располагалось 1500 помещений общей площадью 20 000 кв. метров. Чтобы обойти их все, потребовалось бы двое суток. Здесь было оборудовано более сотни лабораторий. Общая численность команды на борту достигала 330 человек.

В отличие от первенцев космического флота, на «Гагарине» были созданы все необходимые условия комфорта. В носовой части флагмана находился кинозал на 250 зрителей, а под ним — спортзал. В зоне отдыха было три бассейна и бильярдная. Мощность корабельных кондиционеров в три раза превышала установленную в Кремлевском дворце съездов систему кондиционирования.

...1996 год. Под Одессой, в порту Южный, одиноко стоял у причала необыкновенный по размерам корабль. На боку его виднелось странное имя «АГАР». Не все, видевшие тогда это гигантское судно, поняли, что прибыло оно из великого прошлого. Это было лучшее научное судно недавно распавшейся державы и, пожалуй, всего мира. В 1991 году судно «Космонавт Юрий Гагарин» покинула его основная экспедиция. После распада Союза начались сокращения космических программ. Космонавтика стала переживать тяжелейшие времена — она оказалась не у дел. Один из главных символов космической флотилии — научно-исследовательское судно «Гагарин» теперь представляло собой страшное зрелище: проржавевший, оскверненный вандалами, замусоренный и разграбленный. Морской космический флот был полностью расформирован в 1995 году. В 1991 году «Гагарина» приватизировала Украина, но вскоре этот плавучий титан оказался не по карману Черноморскому пароходству. В 1996 году «Космонавт Юрий Гагарин» был продан по цене 170 долларов за тонну. (До сих пор неизвестно, что стало с судовой библиотекой и музеем, куда пропал портрет Ю. Гагарина, подаренный экипажу Анной Тимофеевной Гагариной.) Стыдно было продавать научную гордость на металлолом, поэтому название судна замазали краской, оставив только буквы «АГАР». «Космонавт Юрий Гагарин», совершивший 22 экспедиционных рейса, отправился в последний путь в Индию. Там, в порту Аланг, в считанные дни его разрезали на большие бесформенные куски. Та же участь постигла практически все суда Морского космического флота.

Сегодня во многих странах мира есть морские суда, построенные для слежения за космосом. Несколько таких у США и Франции, постоянно расширяет космический флот Китай, который имеет уже 5 специализированных судов, оснащенных системами для приема телеметрии и управления космическими кораблями. Увы, Украины в этом списке нет — свой космический флот наши бездарные правители благополучно и бездарно прос...ли.

При подготовке статьи были использованы материалы сайта «Клуб ветеранов Морского космического флота», статьи Юлии Балашовой «Как уничтожали космический флот СССР».
2984

Комментировать: