Погода в Одессе
Сейчас от +14° до +24°
Днем от +24° до +25°
Море 19°. Влажн. 75-77%
Курсы валют
$26.38 • €29.52
$27.05 • €29.00
$27.00 • €28.90
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Молдаванские стартапы

Вторник, 14 марта 2017, 22:57

Юлия Верба

Zачем, 09.03.2017

В нищем, но гордом молдаванском дворе на Мельницкой все проходили азы предпринимательства. Легендарная одесская находчивость культивировалась с детства.

Конечно, все «немножечко шили». Дядя Ваня, швейцар из «Красной», приторговывал «мальборо», пачками и поштучно. Мамина подруга-морячка Лора приносила люрекс и индийские джинсы по 120 рублей. Тетя Ида делала уколы и капельницы, а баба Валя реально шила крепдешиновые фантазии на тему чехла для танка для своих обьемных подруг. Баба Таня, бывшая парикмахерша из «Южанки», рисовала своим старым во всех смыслах клиенткам соболиные брови урзолом, а тетя Дуся продавала мед собственного производства.

Были и более оригинальные способы заработка.

Наш дядя Сережа, настоящий вор-рецидивист, раз в пять лет между отсидками заглянувший к нам в гости, стал легендой улицы за партизанский маркетинг. Возле соседнего двора прямо на тротуар выгрузили тонну отличного угля. На Молдаванке в далекие восьмидесятые многие топили печки, а самые запасливые закупались с лета. Хозяин угля попросил гуляющего мимо дядю присмотреть за кучей, чтобы из соседних дворов не набежали мародеры, и помчался в подвал за ведрами и тачкой. Дядя, в лучших традициях Остапа Бендера, начал нахваливать уголь интересующимся прохожим. Пяти минут ему хватило, чтобы договориться с проходящей дамой из другого двора: полтинник за полтонны. Он взял деньги, сказал, что грузчик его часть носит пока в подвал, а потом за трешку вторую половину отнесет ей на дом.

Когда хозяин вернулся на следующую ходку, тетка, протянув ему три рубля, строго сказала: «Все, мальчик, хватит! Теперь тачку в руки - и поехали ко мне!».

Чем закончились разборки, неизвестно. Дядю приняли через неделю по совсем другому поводу, а до этого он по закону «легко пришло - легко ушло» красиво прогулял шальные деньги в ресторане «Киев».

Но самыми креативными по части бизнес-идей были дети.

Дедушка-старьевщик по кличке Яша-халамидник приходил по воскресеньям во двор с колокольчиком и воплями «Стары вещи покупаем! Стары вещи покупаем!». Бизнес шел плохо – старые вещи все хранили на черный день, возврат моды, поход на кладбище и ремонт. Но Наташка из 18-й в период пубертата, воспользовавшись папиным походом на Привоз, вынесла старьевщику «трофейные отрезы» натурального китайского шелка. Шелк страшно вонял нафталином и был в коричневых розах. За рулон дали целый рубль. На следующей неделе, окрыленный такими заработками, ее сосед Сережка-Кугут радостно припер совершенно новые простыни в кулечке вместе с колготами 62-го размера и роскошной розовой комбинацией в черных кружевах. Он сказал, что ими все равно дома никто не пользуется, и пакет валяется на дне шкафа отдельно от приданого сестры. Через неделю был скандал – оказалось, что жадный Сережа продал за два рубля бабкин праздничный похоронный набор. Больше всего бабушка сокрушалась по комбинации, которую берегла уже лет 30 и готовилась лечь в гроб во всеоружии.

Кудрявую пятилетнюю Сонечку ее брат-хулиган Руслан за две жвачки «дональдов» сдавал в аренду на полчаса. Пацаны вручали Сонечке сирень, наломанную в соседских палисадниках. Ангел в шикарном белом платьичке из чекового тянул прохожим тонкие рученьки с веточками и умилительно картавил: «Купииите цветочки! У мамочки день ггождения. Мы с бггатом ей на тоггтик собигаем». Сирень разлеталась по спекулятивным ценам моментально. Следом за сиренью пошли розы из сквера Мизикевича. Сонечке покупали большую шоколадку «Чайка» за труды и молчание. Однажды ее засекла соседка, и к последнему букетику прибежала с работы долгоиграющая именинница-мама, уважаемый детский врач-окулист... Руслан был сослан на лето вместо пионерлагеря в Любашовский район к бабушке, а Сонечку отдали в театральную студию.

Был не только ритейл, но и творчество.

Моя десятилетняя сестра пришла к бабушке с тетрадкой, обклеенной тортами, вырезанными из журнала «Работница». В тетради уже были пошаговые фамильные рецепты яичницы, жареной манки, борща и шарлотки. Леся открыла тетрадь на новой странице и аккуратно с вензелями вывела - «Самогон». Потому что главный элемент праздничного стола до сих пор не был охвачен. Нила ржала, но состав бражки огласила. Кстати, конденсация самогона в кастрюльке – это единственный понятный и полезный опыт по физике, который мы видели в жизни. Дальше рецептуры нас не пустили, но разрешили разработать дизайн-макеты упаковки. Я сочиняла неприличные наклейки на бутылки к бабушкиному юбилею. А мама, инженер в КБ завода строительно-отделочных машин, в свободное время «для поддержки штанов» рисовала нашей гуашью заводские плакаты, посвященные технике безопасности и гражданской обороне. Лучше всего ей удавались люди в противогазах и ядерные грибы.

Были еще порнографические ч/б фотографии, купленные в плацкарте у глухонемых. По аналогии с китайской промышленностью, самые предприимчивые и богатые покупали в первой школьной поездке на осенних каникулах комплект «от кутюр», фотографировали фотографии (да, в прошлом веке не было ксерокса) и дальше в ванной со своей пленки делали 100500 фотокопий. Пленка быстро царапалась, оригиналы отбирали родители. На проданных из-под полы экземплярах разобрать было практически невозможно, кто это - голая красотка или наш трудовик вместе с пальцем фотографа, попавшим в кадр, но бизнес был прибыльный и уважаемый.

Ну и, конечно, вторсырье. Макулатурой не брезговали и взрослые, и выклянчить дома картонки или газеты было нереально. Поэтому плановый сбор макулатуры и металлолома превращался в реальную «индиануджонс». Пока мы с Оксанкой отвлекали дядю грузчика, – а можно взять вон тот маленький грязный рваный ящик? нам очень надо выиграть конкурс «звездочка»... - пацаны через забор перекидывали килограмм 50 картонок и металлолома. Домашние тоже страдали. Прабабка с боем успела отбить свой любимый медный таз для варенья, который мы волокли в школу, а вот дед Сани с Лазарева не успел… и любовно купающийся в масле, разобранный мотоцикл «Урал» уехал по пионерской путевке в неизвестном направлении. У Сани осталась грамота за первое место лучшему отряду и шрам от ремня на попе. Недаром говорят, что все мы родом из детства. Леся оформляет рестораны, я занимаюсь рекламой, а Саня с Лазарева торгует металлом на экспорт и гоняет на «Ямахе».

9927

Комментировать: