Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +3
вечером -3 ... 0
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Михаил Агранат: «…юмор понижает напряжение в обществе»

Понедельник, 28 декабря 2015, 11:53

Беседовала Наталья Коммодова

Остров, 01.04.2012

Сегодня исполняется 55 лет большому другу нашего сайта, бессменному капитану  команд КВН «ДПИ», «DREAM TEAM», сборной СНГ, президенту Ассоциации «КВН-Украины» Михаилу Агранату.
С чем мы его и поздравляем!
В настоящее время Михаил был вынужден уехать из родной Горловки и проживает в Бердянске. Об этом и о многом другом он рассказывает в опубликованном на «Глобусе Одессы» интервью. http://odessa1.com/articles/mihail-agranat-kvn-zhivet.html
Но сегодня, в день его рождения мы решили в качестве подарка большому другу нашего сайта, бессменному капитану  команд КВН «ДПИ», «DREAM TEAM», сборной СНГ, президенту «Ассоциации КВН-Украина» Михаилу Агранату опубликовать интервью изданию «Остров», которое он дал в 2011 году, когда весь этот ужас, происходящий в стране еще не начался.

«Только в нашей стране можно бесплатно учиться, бесплатно лечиться и бесплатно работать», — больше 20 лет назад шутила легендарная КВН — команда «ДПИ» (Донецкий политехнический институт»), которая впервые засветилась на ТВ в далеком 1989 году.

Дончане трижды становились финалистами – в сезонах 1989-го, 1990-го и 1993-го (когда объединились с Уральским политехом в «DREAM TEAM»). И хоть победить донецким «технарям» так ни разу не удалось, их неподражаемые постановки полюбили далеко за пределами Союза, а сама команда прочно вошла в анналы КВН.

Да и разве забудешь поющего голосом Луи Армстронга «доброго Фея» Сергея Сивохо, шустрого Федора Гапоненко или самого находчивого капитана Михаила Аграната? Вот уже 17 лет он возглавляет Всеукраинскую молодежную Ассоциацию «КВН Украины», пишет сценарии телепередач («Я люблю Украину», «ГПУ»), работает над книгами о юморе и коллекционирует анекдоты и частушки.

«В этом году мы снова планируем собраться на 50-летнем юбилее КВН» — поделился планами горловчанин М.Агранат в интервью «ОстроВ».

— Кузницей КВН в Донецке был и остается ДПИ (сегодня ДонНТУ), и Ваша команда тому подтверждение. Есть ли сегодня достойная смена, как считаете?

— После хорошей команды обычно остается «выжженная земля». То есть, все силы подтягиваются ради успеха, потом какое-то время «затишье». Ведь так или иначе, тех, кто появится, будут сравнивать с предыдущими… Но сейчас к нам приезжает большое количество ребят из Донецкого национального технического университета (бывший ДПИ). Есть очень хорошие команды, но вот они немного разрозненные. Если бы нашлась какая-то сила, которая бы объединила их вместе, и повела, то думаю, получилась бы замечательная команда.

— Можно ли сказать, что КВН сегодня в Украине – это игра миллионов, как это было во времена его советской молодости, как сегодня в России?

— Думаю, да, судя по тому, сколько молодежи к нам приходит. К нам приезжают более ста команд со всей Украины.
Мы занимаемся редактированием, помогаем творчески, а организационно они должны вырасти сами и понять, зачем это им нужно. Ведь многие приходят в КВН, чтобы приятно провести время, проехаться с турнирами по Украине, посмотреть города. У нас уже есть такое понятие, как КВН-туризм.
Правда, сегодня КВН более синтетический, чем раньше. Для того чтобы команда сегодня функционировала, в ее составе должны быть авторы, артисты, музыканты, компьютерщики, видеооператоры и видеоинженеры, администраторы, финансисты. Это огромный механизм, который должен работать.

— А Вы так же начинали в свое время, имею в виду, по такому принципу собирали команду?

— Тогда все проще было. Комсомол дал денег, и мы поехали в Москву. В 89-90 годах все было несколько иначе.
У нас были отличные авторы – Володя Коссе, Ростик Кривицкий, Ростик Лагуш.
Сейчас Вова работает редактором донецкой студии мультфильмов, Ростик Кривицкий закрепился в Москве – он дважды лауреат премии «Теффи» (один из авторов проекта «Тушите свет» на НТВ), Сергей Сивохо на телевидении (проект телеканала «Интер» «Смачна ліга»). Есть наши ребята в США, в Германии и в Израиле.

— Насколько сильно шутки подвергали цензуре в то время?

— В 89, 90 годах это ощущалось, но было проще, потому что редактором был сам Александр Масляков, который был в этом отношении достаточно либеральным. Мы спокойно могли с ним договариваться.

— И как договаривались?

— Например, он говорил перед игрой: Я эту шутку не понимаю или не вижу. Мы отвечали: Александр Васильевич, посмотрите на сцене, зачем мы сейчас будем вам «на пальцах» показывать. Потом он смотрел и говорил: Да, теперь вижу.
Мы как-то делали пародию… В 90-е модным было телевидение, которое экстрасенсами и знахарями оболванивало народ. Столько было кашпировских, чумаков. Каждую неделю выступал посол какой-нибудь экзотической страны, который говорил: «Дорогие советские друзья, мы рады дружбе…». Мы тогда о таких странах не знали, а они, с нами дружили… Вот этот весь бардак, который царил в 89-м году в большой стране, мы показали в своем «домашнем задании». У нас была голова профессора Кашпировского, которая появлялась как в кукольном театре со словами «Всем спать». Когда это увидел секретарь ЦК ВЛКСМ Александр Пономарев, то сказал: «Да это же глобальная пародия на весь Советский Союз. Это вообще нельзя показывать!».

— Чем живет украинский КВН?

— У нас проходят ежегодные молодежные фестивали в первой декаде октября под Одессой. Мы занимаемся детскими школьными командами (Фестиваль детских и юношеских команд «Жарт-птиця»). Мы проводим чемпионат Украины, кубок Украины, розыгрыш первенства студенческой лиги. Скоро стартует кубок «Весна» («Кубок Веселого народа») в Харькове.
Изначально с командами работают наши редакторы, помогая ребятам убрать лишнее, додумать и добавить интересного, правильно выстроить последовательность шуток. В общем, готовим их к выступлению. После игры разбираем ошибки вместе с членами жюри. Наша задача помочь им расти. Пытаемся привить молодежи вкус к шутке. Например, рассказываем, что нужно шутить не только над мочеполовой системой, что есть другие проявления жизни… Что шутка — это мини-спектакль, а не слоган.
Наша организация — единственная отечественная (среди КВН-организаций). Все остальные – филиалы Москвы. И КВН-эфиры на нашем ТВ у нас тоже «московские». Поэтому молодежь устремляется через «АМИК» попасть в Высшую украинскую лигу. Прямой путь туда через филиалы «АМИК» в Украине – Харьков, Днепропетровск, Одесса и Крым.

— А над политиками молодежь шутит?

— Конечно. Вот, например, из последнего нашего тура: «В Украине появилась новая порода — терьер-министр. Все понимает, а сказать не может». Или еще: «В Енакиево шапки снимают так часто, что через три сезона шапка возвращается к хозяину».

— Что сегодня дает КВН молодежи?

— Во-первых, самореализацию, они могут показать свои способности. Во-вторых, многие надеются на какой-то успех, мечтая «засветиться» и попасть в шоу-бизнес. При этом конкурс в КВН всегда был и остается очень высокий. Я имею в виду конкурс на звезду. Звездами ведь становятся лишь единицы.
Скажем, в Сочи на фестивале собирается 500-600 команд, то есть, где-то 5-6 тысяч человек. А реально среди них в год появляется только 1-2 звезды. Не больше. А ведь это не театральный институт, где конкурс 250 человек на место.

— А что главное?

— Желание, талант и удача. Можно быть суперталантливым, но если не сложилась команда, сразу проиграла, и тебя не успели заметить, то популярным не станешь.
Хотя, например, на Сережу Сивохо после первой же игры говорили «толстенький с косичкой». С ним вообще была история интересная.
Сивохо в 89 году было всего-то, по-моему, 20 лет, а нам уже … лет по 30. У нас в команде был «центральный» персонаж – талантливый, находчивый, но не организованный. Нам пришлось его заменить. Встал вопрос: кем? Как-то среди первокурсников мы увидели очень пластичного мальчика, который, поет, танцует, хорошо говорит. Это был Сергей Сивохо.

— Ваша команда («ДПИ», позже «Дрим Тим») трижды была в финале, но ни разу не удавалось выигрывать. Поговаривали, что вас засуживали, намерено не пропускали. Вы действительно ощущали нечто подобное?

— Хотелось бы в это верить. Мы три раза заходили в финал, но чего-то где-то нам не хватало. В первый раз, мы в 89-ом отстали от чемпиона на 0,1 балла. Тогда все на Юлия Гусмана «наезжали» за его двойку за наш музыкальный конкурс. Все судьи поставили максимальную «4», а Юлик поставил «2». Мы были первой командой, которая пошла на музыкальную пародию. Он говорил тогда, что пародия – это не КВНовский жанр. Сегодня в КВН осталась одна пародия… Во второй раз ситуация была немного «хитровыкрученная». В финале играли 3 украинские команды — Донецк, Одесса и Днепропетровск. Мы снова стали жертвами своей новации, показав на сцене кукольный театр. Зал воспринял на «УРА», а жюри нет…

— Что, на Ваш взгляд, мешает КВН в Украине быть таким популярным как в России?

— В России КВН изначально был телевизионной игрой, которую действительно смотрели миллионы. Сейчас это рейтинговая передача. У нашей организации и у молодежи в Украине в целом нет такой возможности реализовать себя. Нас просто нет в эфире. В Украине показывают КВН, но российский. При этом в стране огромная потребность в телевизионных кадрах: мало нормальных авторов и ведущих. Их нужно вырастить. Мы их выращиваем в клубе веселых и находчивых, но им нужно еще пробиваться на ТВ.

— Если сравнивать КВН прошлого и КВН настоящего, как изменился юмор?

— Раньше КВН задумывался как игра младших научных сотрудников. В него играли аспиранты, кандидаты наук, преподаватели. Сегодня в него играет молодежь с 18 лет, чтобы в 22 уйти в шоу-бизнес.
Тогда это был юмор, который базировался на конкретных знаниях. Сегодня этот юмор основан на том, что ребята видят на улице. Поэтому мы и видим: случай в аптеке, случай в автобусе, случай на дискотеке. Выстроить более глубокую шутку им очень тяжело.

— Кем из «выпускников» можете похвастать?

— Саша Педан (один из ведущих утреннего шоу «Подъем») – наш кадр, Вадим Мичковский (дядя Жора), Саша Положинский (группа «Тартак»), Елка… Сразу всех и не вспомнишь. У нас играли Юзик и Саша Пикалов из «95 квартала».
Если бы у нас была своя телевизионная передача, как в России, телеканалы бы получили много свежих лиц и мозгов. А так на СТБ работают белорусы, на Новом канале – россияне, а выращивать своих пока нет желания.

— А Вы как-то пытались наладить связь с отечественным телевидением?

— Разговоры велись. Но украинские каналы боятся брать КВН в чистом виде. Наши каналы ищут менее затратные пути.
Ведь при всей популярности КВН затратная передача. Она не приносит тех денег, которые приносит, скажем, «Comedy club». КВН не будет выступать каждый вечер в новом клубе, зарабатывая тысячи евро гонорарами. Это такой продукт, который долго готовится, поэтому и всего 12 эфиров в год. Во-вторых, возможно, каналы боятся, что если возьмут наш КВН, Александр Васильевич (Масляков – «ОстроВ») обидится.

— Что значит «обидится»? Он ведь не против деятельности Ассоциации «КВН Украины»?

— Наша организация имеет право на использование бренда «КВН Украины».
Пока мы не конкуренты Маслякову, пока у нас нет телепередачи, более, того – пока у нас нет хорошей телепередачи, думаю, никаких возражений с его стороны не будет.

— А как Вы оцениваете в целом состояние юмора в отечественном информационном пространстве? Сейчас множество телепродуктов, призванных смешить…

— Телепродуктов много, но большинство из них купленные или адаптированные проекты. Украине нужны свои отечественные передачи. Ассоциация «КВН Украины» как раз и занимается выращиванием молодых людей, способных продуцировать юмор.

— По Вашему мнению, сегодня существует запрос на глубокий юмор? Из того, что видишь по ТВ, складывается впечатление о не всегда здоровом понимании юмора как такового…

— Юмора должно быть много и разного, чтобы было из чего выбирать. Нужен и глубокий и поверхностный юмор. Главное, чтобы это не был суррогат.

— Как лично Вам в жизни чувство юмора помогает?

— Шутить пытаюсь, но больше нервничаю, сталкиваясь с нашей действительностью. Иногда просто теряешь самообладание. Все эти справки, очереди, взлет цен на ровном месте… Убивают всякие глупости. Да, надо шутить, но жизнь более сурова.
Мы ездим по городам, и в обществе идет какой-то «гул». Не очень здоровая ситуация в обществе.

— То есть, не до шуток?

— Пока до шуток. Но это закончится. Все зависит от того, насколько хватит народного терпения.

— В одном из интервью Вы рассказали, что работаете над книгой о политическом юморе. Что она собой представляет?

— Это политюмор в теории – то есть, собрание интересных замечаний исследователей юмора, — и практическое его применение: образцы политических шуток разных эпох. Ведь каждая политическая шутка бьет по политике и политикам, по строю. Например, все назначения при последнем императоре России, как известно, проходили через Григория Распутина. Через него назначался и министр иностранных дел Протопопов. В народе на эту тему ходило четверостишье:

«Да будет с ним святой Егорий,
Но интереснее всего –
Какую сумму взял Григорий
За назначение его».

Это фраза сегодняшнего дня.
Вообще меня вдохновил Джордж Оруэлл, который писал: «Каждая шутка – это крошечная революция».

— Кто же сегодня в Украине «бьет» по политикам?

— К примеру, вы знаете, что концерт «Вечернего квартала» в зале и на экране – это два разных концерта? В зале им разрешается кое-что говорить, а на телевидение это не выходит. Значит, это бьет, раз «вырезают». Знаю, потому что мой товарищ один из авторов «Квартала».
Есть, например, у нас Николай Янович – визуальное проявление неприязни к украинскому языку. Наши команды КВН слишком много на эту тему шутят. Или пародируют Януковича. Но мы пытаемся все же ориентировать молодежь на то, что бы не просто выйти и заговорить голосом Януковича или подражать Азарову – это не шутка, нужно работать над текстом.

— Насколько актуально, на Ваш взгляд, шутить об украинских политиках?

— Актуально, ведь наше общество политизировано. Политики же, запрещая шутки, не понимают, что юмор понижает градус и напряжение в обществе. Нужно наоборот давать простор политическим шуткам. Они как кукла вуду: каждый «укол» в адрес политика хоть на самую малость, но облегчает человеку жизнь. Я рассказал или услышал анекдот и на какое-то время могу отложить свой «поход на Майдан»…

— То есть, Вы считаете, что Виктору Януковичу следовало бы поддержать пародистов и сатириков или, по крайней мере, сделать вид, что он не против?

— Да наши политики попросту лишены чувства юмора. Чем они отличаются от американских? Те не боятся признавать свои ошибки и не лишены самоиронии. Наши же политики строят из себя непогрешимых. Правда, у них еще есть «административный восторг»: они шутки воспринимают буквально, не видя подтекста. Словом, есть проблема в восприятии шуток «костюмными» ребятами.
Они, конечно, нанимают спичрайтеров, которые вставляют в их речи какие-то анекдоты, колкости, шутки. Например, Юлия Тимошенко часто «стреляет» интересными «шпилечками». Но даже при всей силе ее ораторского искусства, закрадывается подозрение, что ей кто-то пишет… Все в порядке с юмором у Арсения Яценюка.

— А кому бы лично Вы взялись писать?

— Думаю, что с любым бы из политиков справился.
Исследователь юмора Дмитриевский писал: «Политический юмор – шестая ветвь власти. Он защищает общество, защищает часть населения от авторитарных поползновений власти».

АНЕКДОТ ОТ МИХАИЛА АГРАНАТА

Некой корпорации предложили перейти на очень выгодную систему пенсионного страхования с большой скидкой. Однако предложение было действительным только в течение месяца, и подписаться на страхование должны были абсолютно все сотрудники. Поскольку пенсионный план был действительно очень выгодным, все кинулись подписываться — кроме Стива, который служил курьером в экспедиционном отделе. Его уговаривали сослуживцы, агенты страховой компании, начальство разного уровня, знакомые, родня — на всё был один ответ: это слишком сложно, я этого понять не могу, и подписывать ничего не буду.
Наконец, настал последний день отведенного срока. Стива вызвал сам президент корпорации. На подгибающихся ногах Стив впервые вступил в роскошный президентский кабинет. Президент принял Стива очень ласково, усадил в кресло, расспросил о семье, детях, а потом отечески положил ему руку на плечо и сказал:
— Посмотри на это окно, Стив. Мы сейчас на тридцатом этаже. Окно открыто. Вот на столе контракт пенсионного страхования. Вот тебе ручка. Если ты сейчас же не подпишешься вот тут, где стоит крестик — я возьму тебя за шкирку, и вышвырну из окна.
Стив без звука взял ручку и подписался.
— Ну вот, молодец. Но объясни ты мне, сделай милость: что же ты раньше-то отказывался?
— Видите ли, господин президент, вы первый мне всё понятно объяснили.
9127

Комментировать: