Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +2
ночью -2 ... +1
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Люди ушедшей Одессы

Понедельник, 12 января 2015, 12:12

Игорь Плисюк

Слово, 09.01.2015

В предыдущем номере мы немного предались ностальгии по вещам, уже ставшим символами повседневной жизни нашего города 60-70-х годов прошлого века. Символами безвозвратного детства... Но ведь эти вещи требовали и обслуживания, и «корма». И занимались этими незаметными, но важными делами люди. Представители тех профессий, что растворились во времени вместе с предметами, оставшимися только в памяти да на чердаках... Вспомним и о них!

ПОВЕЛИТЕЛИ ОГНЯ

Кухонное царство тех времен, как вы помните, немыслимо было без приборов, работавших на керосине. А «добывался» он двумя путями. Те, кто жили возле базаров - доселе полуживых Привоза, Нового, и прочих, ныне больше похожих на большие супермаркеты, или ныне забытых Ярмарочного и Алексеевского, ходили за топливом для примусов и керогазов да ламп в лавки, торговавшие оным ароматным горючим. С канистрами - взрослые, дети - с бидонами. На окраинах же - хозяйки прислушивались к звукам тихих улочек, ожидая малинового звона бронзовых колокольчиков. Ими оглашали окрестности керосинщики, обходя закоулки Пересыпи да Молдаванки и вопия о том, что цистерна с «карасином» прибыла и ждет на привычном перекрестке. Срочно снаряжалась экспедиция с емкостями, и мы присоединялись к хвосту очереди, живо обсуждавшей новости мира и «хутора» да непременный недолив искомого продукта... Сурово-деловитые потомки Прометея не обращали внимания на «этих глупостей», чинно разливая пахучий энергоноситель мерными кружками из сияющей меди. Само собой - их емкость слегка отличалась от мирового стандарта литра, да и сэкономить пару капель при должном умении и опыте - дело святое... Как вы понимаете, при цене оного продукта аж 3-4 копейки за литр, особого ущерба семейному бюджету этот волюнтаризм не наносил. Но поговорить?! Естественно, огнедышащие приборы порой ломались и требовали ремонта и профилактики. К услугам трудящихся работали мастерские, где умельцы «починяли» примусы да керогазы, заодно торгуя необходимыми «вечными иглами» для чистки форсунок... Как правило, они тоже обитали на рынках - тогдашних центрах цивилизации и прогресса. Там же обитали и спецы по реанимации металлической посуды - проржавевших кастрюль, прохудившихся чайников да дырявых медных тазов для варки варений. Лудильщики, умевшие при помощи огнедышащей паяльной лампы да нехитрых паяльников и залатать прохудившиеся донышки, и намертво запаять распаявшийся чайник, а то и прихотливый самовар рассеянной хозяйки. Почти навечно - до следующей встречи с говорливой соседкой, благодаря коей домашний любимец снова выкипит и разойдется по швам... А посему - вещи служили долго и ценились, переходя из поколения в поколение.

Само собой, в тех же базарных просторах и вокруг них базировались и прочие народные умельцы. Ремонтники прихотливых бензиновых зажигалок, механических игрушек и говорящих кукол. И даже - специалисты по склейке посуды и фарфоровых статуэток. И где они? И кому это мешало? Я вас таки спрашиваю?! Но были у них и коллеги-конкуренты, несшие прогресс и комфорт прямо в наши дома.

КОЧЕВНИКИ ОДЕССКИХ УЛИЦ

По всему городу ездили с тележками старьевщики, сообщавшие о своем визите боевым кличем: «Старые вещи покупаем!», на который местные остряки непременно отвечали ильфопетровской дразнилкой - «Новые крадем!». И были неправы: за ворох тряпья или всяческого лома можно было получить честную пару копеек. Но чаще - процветал древний товарообмен, ныне именуемый ученым словом «бартер». Взамен старья дамы могли заиметь необходимый в хозяйстве набор дефицитных швейных иголок или пару катушек ниток. А предприимчивые детишки - становились счастливыми обладателями переводных картинок, шариков из фольги на резинках да кустарных пистолетов-пугачей, стрелявших пробками. «Почти как настоящие!». Чего греха таить, порой - отдавая за эти сокровища «почти новые» бабушкины кружева и слегка побитые молью муфты, и имея потом от мам изрядный нагоняй...

Не менее голосисты были и стекольщики, ходившие с огромными ящиками своего хрупкого товара за плечами. «Текла тав-ляй!» орали они хорошо поставленными голосами с неизбывным акцентом предместий. И лихо заменяли за считанные минуты разбитые дворовыми Пеле да Стрельцовыми окна, орудуя с искусством ювелиров, режущими стекло со страшным скрипом алмазами. Вторили им точильщики, носившие свои нехитрые станки с ножным приводом, и лихо доводившие под жужжание и фонтаны искр до бритвенной остроты кухонные ножи, ножницы и даже - похожие на пропеллеры хитрые ножи от мясорубок...

А с приходом цивилизации в виде сжиженного газа - к ним присоединились и машины, развозившие баллоны. Этих огненно-красных гигантов весело и без видимых усилий тягали на плечах дюжие дяди, легко взбегавшие на этажи с этак - 70-килограммовыми сосудами, менявшие их на порожние, и получавшие «на лапу» от благодарного человечества за труды по целых 40 копеек. А если нужен был лишний, «левый», без квитанции и заказа - аж рубль! На что не пойдешь ради праздничного стола!

Ездили по утрам, а порой и вечерам, машины мусорщиков, тоже звонивших в колокольчики. Рано-рано - развозили свой полезный для здоровья товар молочницы, гремевшие огромными бидонами. А порой - наезжали ненавистные людям и зверям «гицелн», норовившие уловить в свои коварные петли и сети дворовых любимцев да безвредных бродячих псов и котов, иногда хватая и зазевавшихся вполне домашних и породистых. Ох, и получали они зачастую от суровых, но справедливых и гуманных аборигенов на орехи! Да и мальчишки считали делом чести пальнуть из рогатки по ним чугунными осколками, а то и проколоть шины вечно похмельным коллегам еще неведомого нам Шарикова. Из всех посетителей наших улиц эти были самыми презираемыми и нежеланными.

АРИСТОКРАТЫ ДУХА

Были тогда и профессии, максимально приближенные к высотам искусства и культуры. К примеру - мастера, за минуты рисовавшие тушью на бумаге портретные силуэты, мгновенно вырезая их и наклеивая на картонные паспарту. Последний из них многие годы дарил нам прекрасное в Пассаже...

А граверы, творившие каллиграфические тексты на блестящих металлических пластинках, прикреплявшихся к юбилейным папкам-«адресам» или ценным подаркам в стиле: «Дорогому Фимочке в день юбилея, чтоб он нам так жил еще ближайшие сто лет». Они же оставляли и нетленные надписи па наградных часах. Обитали эти забытые ныне умельцы и в ювелирно-сувенирных магазинах да универмагах, и на все тех же базарах. Зачастую - рядом с часовщиками. Нет, конечно, специалисты сей старинной профессии встречаются и ныне. Но можно ли им, избалованным кварцевыми и электронными «хранителями времени», доверить тончайший ремонт дедушкиного «Мозера» или «Доксы»?!

Время меняется. Уходят и вещи, и люди, без которых оные не могли функционировать. Но главное, в сущности, помнить мудрость, приписываемую многим мыслителям: «Вещи созданы для того, чтобы ими пользоваться. Люди - чтобы их любить. Все беды от того, что все обстоит наоборот». Одесса былая это понимала. А нынешняя?
6725

Комментировать: