Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... +1
утром -2 ... +2
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

В память о чернобыльской трагедии

Вторник, 29 апреля 2014, 20:40

Мария Жукова

Вечерняя Одесса, 26.04.2014

«Чернобыль: наша боль и память». Книга под таким названием была подготовлена к 20-летию чернобыльской трагедии. А 26 апреля нынешнего года со дня этих трагический событий прошло уже 28 лет, но боль и память о них остаются с нами.

Авторы книги — непосредственные участники ликвидации последствий аварии на ЧАЭС в сентябре — ноябре 1986 года: занимавший в то время пост начальника ГУ МЧС Украины в Одесской области Ю. Ф. Антипов и председатель совета ассоциации ветеранов ГУ МЧС Украины в Одесской области Ф.И. Литвяков.

Недавно Федор Изотович подарил мне эту книгу, изданную тиражом в 1000 экземпляров. В ней рассказывается о причинах аварии и последующих событиях, связанных с ней, о героическом пути работников пожарной охраны, военнослужащих Краснознаменского полка гражданской обороны: они работали там с первых дней мая 1986 года до окончания строительства объекта «Укрытие». В книге много фотографий, сведения о состоянии здоровья ликвидаторов. Так, на 1.04.2006 года в таблице данных о тех, кто трудился в Чернобыле после вахты сводного отряда ППС ГО, в графе «продолжают службу» — сплошные прочерки (кроме 2 случаев из 135). Люди вынуждены были увольняться не по возрасту, а по болезни, многие стали инвалидами; в этой же графе еще печальнее сведения — «умер»: ушли навеки 14 человек. Сегодня их намного больше.

Как всегда, утром 26 апреля в Одессе у памятника чернобыльцам соберутся здравствующие ныне ликвидаторы, родные и близкие погибших героев, дети и взрослые. К подножию памятника лягут цветы. Будут звучать прочувствованные слова. А кто-то пройдет мимо. С годами боль притупляется... Давайте вспомним, как это было, как спасали всех нас от смертельно опасной беды. Вспомним не для того, чтобы усилить затихающую боль, — чтобы помнили.

Отрывок из книги «Чернобыль: наша боль и память». «Самой сложной была работа по очистке кровли главного корпуса, третьего и четвертого энергоблоков. Руководил этой работой командир полка полковник Масюк Николай Васильевич.

Для работы на крыше реактора брали добровольцев. Крыша представляла собой ни много ни мало — площадь в 1500 квадратных метров, сплошь заваленную кусками бетона, железных конструкций, расплавленным во время пожара битумом, осколками графита. Уровень радиации был настолько высок, что расчетное время работы на ней с применением всех средств защиты и предосторожностей составляло от 45 секунд до 1 минуты.

Для работы на крыше необходимо было в боевой комнате переодеться в тяжелую свинцовую одежду (броню весом 32 килограмма), подняться с этим грузом бегом на 19-й этаж, а затем — на крышу. Ступив на крышу, нужно было быстрее хватать обломки буквально голыми руками и бросать их в проем. Люди работали в темных очках, зрение напрягали до предела. Не успеешь подняться, как звучит сирена: 45 секунд истекли, нужно бегом возвращаться обратно. Каждая лишняя секунда — дополнительное облучение. За работой на крыше с помощью телевизионной системы наблюдал генерал...

Почему людей посылали на крышу реактора? Да потому, что созданные специально металлические роботы не выдерживали такого бешеного уровня радиации и сразу выходили из строя».

Люди оказались прочней железа — выдерживали. Рисковали жизнью. И это лишь небольшой эпизод из той, далекой теперь, битвы с огнедышащим чудищем...
5962

Комментировать:
  1. Сергей Барнаулец
    Я ликвидатор последствий аварии на ЧАЭС 1986г. Одно время служил в штабе 912-ой Оперативной группы Киевского военного округа под командованием генерал-лейтенанта Киселёва в п.Терехи Иванковского района Киевской области. Мой непосредственный начальник - полковник Волковский. В опергруппу (кроме вспомогательных частей) входили четыре полка химзащиты - 29 (сибирский), 25, 62, и, кажется, 65 (или 66, 67, 68, 69). Так вот. У нас в сибирском полку в 1-ом батальоне всем всегда ставили суточную дозу в 2 рентгена. рентгена. Независимо от того, сколько ты на самом деле мог получить (индивидуальные дозиметры были больше как красиво висящие на форме аксессуары).
    Ответить