Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -6 ... 0
днем +1 ... +2
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Лифт вниз не поднимает, или самый смешной балкон

Вторник, 3 апреля 2007, 19:02

Одесские известия, 31.03.2007

Завтра – День смеха

К «Юморине», разменявшей уже четвертый десяток, отношение не простое. Одни стремятся первого апреля на Дерибасовскую не только из спальных районов Одессы, но и из других городов Украины, ближнего, а может быть, и дальнего зарубежья. Другие предпочитают в этот день держаться подальше от главной улицы нашего города, становящейся эпицентром праздника смеха. Вряд ли они являются убежденными противниками «Юморины» – просто предпочитают, вероятно, чтобы она была несколько иной. Какой? Об этом размышляет, а также вспоминает, «как все начиналось», один из тех, кто стоял у истоков «Юморины», – писатель Леонид Леонидович СУЩЕНКО.

В основе самого посыла создания «Юморины» было то обстоятельство, что очень многие кавээнщики Одессы оказались «вне игры» и, как всегда бывает в таких случаях, желали себя найти, чтобы не прерывался этот замечательный процесс, который называется творчеством. А может, и не творчеством, а просто веселым, хорошим, интеллигентным времяпрепровождением. Кто-то начал что-то писать – было много изданий, куда можно было писать («Комсомольская искра», «Вечерняя Одесса», «Литературная газета»…), но не так просто было попасть...

Несмотря на то, что мы везде старались найти себя, в своем городе у нас прямого приложения не было. И тогда возникла мысль: а почему бы не попытаться создать некий праздник на 1 апреля? Стали придумывать название. Собирались мы во Дворце студентов на Энгельса, где, так исторически сложилось, был один из штабов КВН. И Олег Сташкевич, ныне он режиссер у Михаила Жванецкого, замечательный своими «придумками» человек, сказал: «Как вам такое название – «Юморина»?». Понравилось – сразу возникает ощущение и моря, и юмора. А потом художник КВНа Алик Цыкун, ныне гражданин Израиля, предложил эмблему – морячка на фоне спасательного круга с надписью «Юморина».

Задумывалось это как такое действо, где можно будет всем одесситам попытаться себя реализовать. Потому что тогда – в отличие от сегодняшнего дня, на мой взгляд, – в городе действительно шутили очень многие. И достаточно было зайти в любой старый одесский двор, чтобы напитаться перлами истинно одесского мироощущения. Как правильно говорит мой друг и коллега Георгий Голубенко, в Одессе не шутят, во всяком случае, не шутили тогда, это был свой способ выразить свою же точку зрения. Специальных реприз никто не придумывал. Если, допустим, в одесском дворе я видел надпись «Лифт вниз не поднимает», то было понятно, что это не попытка лифтера пошутить, это он так думает. Это такое мировосприятие одесситов, их потрясающая способность произносить такие вещи, которые просто поражают.

Что касается того, какой была «Юморина»... С одной стороны, отрегулированной. Это создавало проблемы, но имело и свои преимущества. Иногда партийные органы начинали понимать, что лучше возглавить и влиять на процесс, чем оказаться в стороне от него и потом расхлебывать. И, в конце концов, в основном там были одесситы, которые тоже любили свой город. А когда начались такие явления, как шествия, и люди выходили на улицы с плакатами, то оказалось, что никто не призывал к свержению существующего строя. Было желание побаловаться, пошутить, «размагнититься».

И если бы в этом ключе продолжалось, то, наверное, мы получили бы нечто вроде бразильского карнавала, на который съезжался бы весь бывший СССР. Но для этого нужно чуть больше, чем приглашение звезд эстрады, чуть больше, чем просто развесить афиши или поломать традиции. Ошибочным представляется перенос времени. Люди приедут на один день и попадут на шествие, которое начинается только в четыре часа. А концертные площадки – это не юмор. Самый замечательный концерт – не «Юморина». Я думаю, что «Юморина» – это, прежде всего, способ самовыражения. Нужно создать такую атмосферу, такие условия, чтобы человек, выйдя на улицу и вливаясь в некие потоки людей, был способен проявить себя.

Что я подразумеваю под «создать условия»? Это не значит раздавать краски и бумагу для лозунгов. Это значит, например, придумать целую систему конкурсов. Допустим, на самый смешной балкон, как это было в свое время. Или на самый веселый, интересный плакат. На самую любопытную маску, наряд и так далее. Это может быть парад старых автомобилей... Можно было бы устроить конкурс блюд одесской кухни, которые хозяйки предлагали бы всем желающим и каждый проголосовал бы за лучшее блюдо. Я вспоминаю, как на одной из «Юморин» прошлых лет в витринах магазинов на Дерибасовской были вывешены юмористические, ироничные, сатирические плакаты одесских художников. Надо создать такую зону, в которой, мы знаем, одесситы способны что-то сделать, чтобы проявилось все то, в чем сильна Одесса… И ведь это реально.

Артисты, приезжающие как гости «Юморины», – это замечательно. Но они – гости и не могут создать в полной мере ту Атмосферу. Юмор Одессы может жить и развиваться только на какой-то почве. А эта почва – исторические традиции. Если их уничтожить, а потом начинать нечто искусственно насаждать, будет уже не то. Сейчас, к сожалению, происходит отрыв от корней. Это игра в «Юморину», а не «Юморина». Мы прекрасно понимаем, что в компании шутка должна быть плодом общего настроения, а не чем-то искусственным. Так же и здесь. Смешное надо находить в самой жизни, а не пытаться организовать, чтобы было смешно.

«Юморина» могла бы стать тем событием, которое привлекло бы туристов. Но надо, чтобы люди стремились в Одессу не для того, чтобы на приезжих артистов посмотреть. Если я поеду в Габрово, то не артистов из Софии слушать, – я захочу чего-то габровского. Так и у нас – должно быть нечто неординарное, такое, что ассоциируется с понятием «Одесса», то, чего нет в другом месте.
294

Комментировать: