Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -5 ... -3
днем -3 ... 0
Курсы валют USD: 25.899
EUR: 27.561
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Лестница к корням Одессы

Вторник, 4 декабря 2012, 01:14

Геннадий Калугин

Вечерняя Одесса, 29.11.2012

Неожиданные страсти вдруг разгорелись вокруг двух небольших сквериков, что очень удачно формируют и украшают Театральную площадь перед главным входом в Оперный театр. Связано это с попытками установить здесь два монумента людям, действительно достойным долгой памяти. Но всё хорошо, когда уместно...

Одесситы, интересующиеся историей родного города, хорошо помнят те, по сути, сенсационные, открытия, которые были сделаны здесь в 1995 году. В результате очень небольших по площади раскопок на восточном газоне Театральной площади, проведенных по разрешению горисполкома под руководством археолога А. О. Добролюбского — ныне профессора Южноукраинского национального педагогического университета им. К. Д. Ушинского, были сделаны очень важные для Одессы находки. Совершались они, как и следовало, как бы в обратной последовательности, так как прежде открываются последние слои и только потом — самые давние и древние.

Что для нас очень важно, было найдено, по заключению специалистов, место закладки первого дома Одессы — князя Григория Семёновича Волконского. Дом этот занимал весь первый квартал нынешней Ришельевской улицы — между Ланжероновской и Дерибасовской. Непосредственно под углом остатков здания были найдены: екатерининский пятак, положенный аккуратно двуглавым орлом вверх, проржавевший кинжал и остатки пиршества — осколки хрустальных бокалов, подноса и бутылки с пробкой. Все эти артефакты включены в экспозицию Одесского историко-краеведческого музея, рассказывающую об основании Одессы 22 августа 1794 года.

Как следует полагать, участвовали в этом обряде Иосиф де Рибас с Григорием Волконским. Другое точное место основания нашего города показать сегодня нет никакой возможности — закладка первых храмов города, как доказывают последние исследования (А. А. Филипенко, 2009 г.), была произведена лишь в 1795 году, а где точно были забиты «первые сваи порта», установить вовсе не представляется возможным. Впрочем, когда-то на входном павильоне морвокзала была установлена мемориальная беломраморная доска, фиксировавшая дату основания порта, но при очередном ремонте она бесследно исчезла, к общему нашему стыду, а порта — особенно. Теперь раскоп на Театральной площади надо было бы раскрыть вновь и музеефицировать (как сделано на Приморском бульваре) — это очень важно и для каждого одессита, и для гостей наших, как важнейший экскурсионный объект города.

В этом же небольшом раскопе была раскрыта и нарядная, из дорогого средиземноморского мрамора, лестница крыльца дворца графа Александра Фёдоровича Ланжерона и часть широко применявшегося покрытия двора плитками лавы итальянских вулканов. Дворец и хозяин его были весьма популярны. Известно, что гостями графа Ланжерона были император Александр Первый, А. С. Пушкин и другие известные в истории нашего города и государства люди.

В 1806 году дом у князя Волконского вместе с участком купил барон Жан Рено. В результате этого и появились стоявший фасадом к нынешней улице Ланжероновской дворец, который занимал граф Ланжерон, а в перестроенной средней части дома — двухэтажная гостиница. Именно в этой гостинице и поселился опальный Пушкин; именно здесь он впитал впечатления от посещений городского театра, казино, здесь рождались строчки «Евгения Онегина». Это место никак не отмечено.

Легко почувствовать необходимость установить на месте дома Ланжерона бюстик этого человека, имя которого на слуху у каждого жителя Одессы благодаря названию улицы в центре старого города. При этом, правда и к сожалению, мало кто из одесситов даже может назвать титулы его и должность, которую он в Одессе занимал. Именно это и должно быть указано на пьедестале памятника. Экскурсоводы же и книги расскажут подробно о заслугах выдающегося одессита.

Неожиданно удивили исследователей находки в раскопе обломков чернолаковой древнегреческой посуды. Здесь были найдены донышки киликов, розетка светильника, стенки краснофигурных сосудов, горлышки. Это были явные свидетельства роскоши быта местных жителей античных времён. Сведения о подобных находках встречались и ранее, в исследованиях и публикациях XIX века, особенно это касалось района Театрального переулка и Оперного театра. В газете «Одесский вестник» (1827 г.) сообщалось: «...окрестности нашего театра и нового бульвара составляют истинно классическую часть Одессы. Всякий раз, когда там роют землю, находят остатки греческих древностей. Городской архитектор здешний Боффо на днях сделал новое открытие. Начав копать фундамент для магазина возле своего дома, стоящего на Театральной площади, он нашёл несколько могил». При строительстве в этом районе в 1826—1831 годах были обнаружены древние захоронения с амфорами, чернолаковые и расписные сосуды, металлические украшения.

Исследователями был сделан вывод о том, что в этом месте города находится большой и богатый некрополь античного города. Самое удивительное, что археологи не могут прийти к единому мнению об имени этого столь значительных размеров города. Профессор А. О. Добролюбский (см. А. Добролюбский, О. Губарь, А. Красножон. Борисфен-Хаджибей-Одесса/Одесса — Кишинёв, 2002 и др.) предположил, весьма обоснованно, что это изначальное место расположения города Борисфена, позже переместившегося в иное место, где ныне он хорошо известен. Только систематические раскопки могут дать достаточные материалы для разгадки этой древней загадки об античном предшественнике Одессы. К сожалению, сегодня оказалось, что знаем мы о нём недопустимо мало. И начинать исследования, как утверждают археологи, нужно именно с Театральной площади, где были сделаны уже значительные находки, а также в тех местах, что не заняты постройками, — во дворах, в скверах.

Это касается в неменьшей степени и западной части площади перед фасадом Оперного театра. В книге Александра де Рибаса «Старая Одесса» (1913 г.) между страницами 62 и 63 помещена интересная иллюстрация — на гравюре изображено «Начало Ришельевской улицы с Театральной площади (направо домик герцога Ришелье, налево дворец графа Ланжерона, посредине дом барона Рено)». В отличие от дворца Ланжерона — двухэтажного, с четырьмя колоннами по фасаду под треугольным портиком, домик Ришелье гораздо скромнее — одноэтажный под двускатной крышей, но крытой, вроде бы, черепицей. Он занимал место, примыкающее к нынешнему зданию гостиницы «Моцарт». Уверен, что и это место должно быть отмечено памятным знаком с портретом знаменитого герцога. Но прежде, чем что-то здесь устанавливать, необходимо произвести раскопки, которые дадут возможность окончательно установить имя древнего предшественника Одессы, помогут почтить его память и рассказать, наконец-то, о нём нашим современниками, гостям и потомкам.

То есть, сегодня мы знаем, что место перед Оперным театром, занимаемое двумя изящными сквериками, должно быть, во-первых, тщательно исследовано. Проблема достаточно уже «созрела», чтобы обратить на неё самое серьёзное внимание власть предержащим. Во-вторых, территория эта так насыщена «историзмом», так наполнена древними корнями нашей Одессы, что строить на ней что-либо извне привносимое совершенно недопустимо. В-третьих, особые условия и требования налагаются на местные структуры власти целым комплексом законодательства государства, а также «Правилами благоустройства территории города Одессы», обеспечивающими защиту мест захоронений даже в тех случаях, когда о наличии их свидетельствуют лишь только некие «следы». Как оказалось, таковых в данном месте достаточно. Уверен, что город наш не примет варварского решения.
3795

Комментировать: