Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... -1
ночью -4 ... -2
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Легенды: Самый мобильный в Одессе

Воскресенье, 23 июня 2013, 10:59

Валентин Крапива

Одесская жизнь, 17.06. 2013

Нет, что бы ни говорили, а у Одессы, начиная с имени и кончая привычками, женская суть. Когда Одесса только-только зарождалась, сколько кокетства было в её повадках. Вот и решила примерить на себя ожерелье бульваров. Конечно, главным, так сказать, парадным должен был стать бульвар, который пролёг над городским портом, и позднее стал называть Приморским. Но подняться из порта на бульвар кто-то должен был помочь одесситам. Кто-то или что-то. 8 июня 1902 года в Одессе была открыта так называемая «подъёмная дорога» (или фуникулёр), соединившая Приморский бульвар и порт. Как видим, в июне у фуникулёра день рожденья. Чем не повод поговорить об имениннике?

ПУСТЬ ИЗ ВАРЯГ К МОРЮ

Трудно поверить, но в начале ХІХ века море подступало прямо к склонам, стекающим от бульвара вниз. Поэтому не удивляйтесь, если встретите в воспоминаниях пушкинской поры рассказы, как одесситы и их гости, заезжие «варяги», в городской театр плыли на лодках. Ну, во-первых, с дач, которые выстроились вдоль побережья, ставшего тоже бульваром, только бульваром Французским, ясное дело, приятней было плыть на лодке, чем трястись по вот уже свыше 200 лет пыльной дороге. А, во-вторых, как это было красиво: вечернее фосфоресцирующее море и такие же бледно светящиеся фонарики лодок. Смех, шутки, пикантно подобранный подол платья, чтобы не замочить, галантно поданная мужская рука, чтобы получить аванс на целый вечер, а, может быть, и на всю ночь. Что-то в этом было.

Даже жаль, что у моря начали отвоёвывать по метру, по два береговую черту. Отступило море, и внизу появилась Приморская улица. А на ней невдалеке от лестницы открылось «Заведение тёплых морских ванн», которые одесситы упорно называли «банями». «Бани» были организованы с одесской изобретательностью, а именно: банщиками в женском отделении были мужчины, а мужское соответственно обслуживали банщицы. Так что слово «тёплые» в название появилось вовсе не случайно — тёплый приём обслуживающий персонал бань гарантировал. Так не делайте вид, что не понимаете, что после «спецобслуживания» в ваннах подняться на Приморский бульвар по Гигантской лестнице в 200 ступеней было по силам немногим.

Но появление лестницы породило ряд проблем. Дело в том, что как раз на её середине расположился парк, сначала ставший по факту, а потом и названный Пионерским. И не потому что в нём обосновались пионеры-дети, а потому что с первого же дня там воцарились нравы пионеров Дикого Запада. Короче, там обосновались босяки и лучшие представители воровской Одессы. Когда темнело, подниматься по лестнице стало небезопасным: хотелось это «дикое» место проскочить стороной. Вот так родилась идея возвести по ту сторону лестницы подъёмную дорогу или фуникулёр.

КУДА ТАМ ТОМУ ПАРИЖУ!

Осуществить строительство этого нового для Одессы вида транспорта взялся молодой инженер Н.К. Пятницкий. Дело в том, что Пятницкий прослышал, будто на Эйфелевой башне в Париже уже действует похожий подъёмник знаменитого Сименса,

— Изобретать изобретённое — это не по-одесски, потому что никакого навара! — сказал молодому техническому гению его рано повзрослевший внутренний голос. — Во-первых, надо перенять французский опыт (это командировочные в Париж и обратно), а, во-вторых, перенять и сам подъёмник (это транспортно-погрузочные расходы, неконтролируемые налоговой инспекцией).

Это было по-одесски! И Пятницкий незамедлительно отбыл в Париж. Переговоры с правлением Эйфелевой башни прошли весьма успешно. С помощью французского шампанского и русской паюсной икры были решены все проблемные вопросы. Уезжал Пятницкий из Парижа не с пустыми руками, а с подъёмной машиной, специально снятой с башни. Правда, в нагрузку предлагали взять ещё и Эйфелеву башню, но Пятницкий был твёрд: «Куда я её запихну — у меня всего два чемодана!».

Позаимствовать подъёмник с Эйфелевой башни для установки на Приморском бульваре было в высшей степени патриотично. Как рассуждал Пятницкий: «Если подняться на Приморский бульвар, то виден Одесский порт, а с Эйфелевой башни Одесский порт не виден, а виден всего лишь какой-то Париж. Но сравнивать красоту Парижа с красотой Одесского порта — просто смешно!».

По возвращении Пятницкого в Одессу здесь срочно стали прокладывать рельсовые пути, устанавливать 300 дуговых фонарей для освещения дороги, но, главное, готовить речи. Пятницкий испытание своей речи проводил прямо на месте, возле ажурного павильона, появившегося на бульваре:

— Господа, осуществляется заветная мечта человечества: не идти в баню, а в баню ехать уникальным видом транспорта — дамы простят мне это слово — фуникулёром. Название это пришло к нам ещё из Древнего Рима, где «фуникулус» значило «верёвка».

Надо сказать, что в этот час на скамеечках бульвара обычно пребывало много старых одесситов, отдыхавших от житейских забот, причём, отдыхавших с какими-то крашенными мамзелями, которые как раз и рождали житейские заботы в разумном денежном эквиваленте. И вот однажды один такой умудрённый жизнью одессит прервал репетицию Пятницкого:

— Молодой человек, — сказал он, — если вы хотите погубить дело, то вам это почти удалось. Вам же никто не подпишет смету на какой-то древнеримский канат. Так дела в Одессе не делаются. Скажите просто, но с достоинством, что фуникулёр — это французская новинка, и в кратком переводе слово «фуникулёр» означает: «Железная дорога с канатной тягой, предназначенная для перемещения обычных пассажиров по крутым подъёмам на небольшие расстояния с немалой пользой».

Пятницкий был зачарован таким переводом слова «фуникулёр»:

— Да, это многое меняет!

— Это кардинально всё меняет, — возразил незнакомец. — Так что, вам вся слава, а мне всего десять процентов.

КАЙФ ЗА 3 КОПЕЙКИ

Так обосновано экономически и продуманно технически завершилось строительство в Одессе фуникулёра. Вскоре на рельсы стали два вагончика, вместимостью в 25 человек (а в час пик и все 125). Рельсовая линия была одна. В середине пути под специальным смотровым мостиком вагончики разъезжались. Так что, мостик был необходим. На нём всегда собиралось множество любопытных в надежде, что однажды случится чудо, и вагончики не разъедутся, а столкнутся. Но Пятницкий недаром ездил в Париж и всё детально продумал. Чтобы транспортные средства не столкнулись, подавались сигналы встречному вагону. Сигнал подавался звоном и светом. Но если свет не доходил, а звук не долетал, то во встречный вагончик сигнал дублировался камнем, который если долетал, то всегда доходил. Действовала такая сигнализация безотказно, и вагончики так ни разу и не столкнулись.

Кроме того, были приняты особые меры предосторожности: внизу открылась нотариальная контора, где любой желающий мог перед тем, как сесть в вагончик, составить завещание. С тех пор если не отъезжающие, то уж, во всяком случае, их родственники чувствовали себя спокойно.

8 июня 1902 г. после восторженных речей представителей Императорского Технического Общества первые пассажиры заполнили вагоны, и началось движение по линии Бульвар — Приморская улица. Радости одесситов не было предела. Все мечтали проехаться на фуникулёре, тем более что вниз стоило 2 копейки, вверх 3 копейки (но кто же ездит вниз, когда спуститься по Гигантской лестнице — одно удовольствие). Несмотря на то, что длина дороги составляла всего 130 метров, бывалые пассажиры каждый раз уточняли у дежурной:

— Мадам, а кормить в пути будут?

На что бывалая мадам отвечала:
— Мы подаём только чай, но моя свекруха испекла пирожки, пальчики оближите. У её пирожков и фуникулёра как раз круглая дата — им по пять лет, хотя с первого взгляда и не скажешь.

Но опытные одесситы отправлялись в путь не с пустыми руками. Так что в вагонах всегда было чем закусить и уж, конечно, чем горло промочить. Так могли после этого одесситы не полюбить фуникулёр? Но, к сожалению, не все власти также полюбили эту частичку городской истории. Периодически фуникулёр прикрывали, а в 1970 году и вовсе снесли, возведя на его месте эскалатор. Говорят, просто в Одессе решили строить метро, но дальше эскалатора дело не пошло.

К счастью, в Одессе нашёлся мэр, который понял, что городу надо бы вернуть «прикрытую» достопримечательность. Тогда пришлось прикрыть и этого мэра. Но, видимо, нельзя лишить Одессу уникального вида транспорта, который не в состоянии «доить» даже одесское ГАИ.

И что примечательно: в июне у него очередной день рождения. Вот с рождения он и выполняет благородную миссию: поднимает приезжающих в город гостей до уровня одесситов. То есть всякий, воспользовавшийся фуникулёром, может почувствовать себя одесситом. Но, главное, это был первый мобильный транспорт в Одессе. На старом фуникулёре стояла машина, которую создал Сименс, чьи мобильные телефоны сегодня в карманах у многих из нас. Вот вам и залог мобильности одесского фуникулёра.
4657

Комментировать: