Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -6 ... 0
днем 0 ... +2
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Легенды: Джеймсы Бонды с одесской пропиской. Часть II

Воскресенье, 22 сентября 2013, 14:58

Валентин Крапива

Одесская жизнь 15.08.2013

Странно, но многих одесситов всегда влекла секретная, агентурная работа. Может, потому что у одессита аналитический склад ума, или даже патриотический, но нет, скорее прагматический, шпионам же всегда прилично платят. Яков Блюмкин, родившийся на Молдаванке в бедной еврейской семье, всегда хотел стать героем. Начал неплохо — в 1918 г. убил германского посла графа Мирбаха, чтобы сорвать позорный Брестский мир, заключённый большевиками.

ПЛОХОЙ МИР ЛУЧШЕ ХОРОШЕЙ ВОЙНЫ

Но Брестский мир сорван не был, зато заказчикам теракта, т.е. левым эсерам вдруг пришло в голову: а ведь убийство посла пошло на пользу не всей России, а наоборот только большевикам, которые избавились от конкуренции эсеров. Короче, надо бы с Блюмкина спросить: а не работает ли он на конкурентов? Хотя было более простое решение проблемы — не тянуть кота за хвост, а Блюмкина просто кокнуть. Но мы уже обсудили свойственное одесситам логическое мышление. Вот логика и подсказа Яше Блюмкину: из Москвы надо делать ноги, например, в Киев. О, великая украинская неразбериха, кого только она не спасала и тогда, и теперь. Причём, считалось, что затеряться лучше всего на Крещатике, где через каждые десять метров стояла кафешка, и сидело пол-России с бутылочкой вина. Лучшей конспирации и не придумать. Но двух боевиков-эсеров нелёгкая надоумила тормознуть лихача именно у кафешки, где как раз сидел Блюмкин, причём приземлиться за его же столиком. Заказали ещё четыре бутылки «Шато-Латур», а это вино имеет дурную репутацию: после четвёртой бутылки что-то происходит с мозгами — они проясняются. Боевикам в собутыльнике увиделось что-то знакомое. Чтобы не вдаваться в воспоминания, просто разрядили в него полную обойму. Но случился двойной прокол: во-первых, объект повезли не отпевать, а в больницу, а, во-вторых, за вино пришлось платить им самим. Пришлось тащиться в больницу, чтобы привести в исполнение партийный приговор. Подготовились уже фундаментально: в нужное окно бросили проверенную бомбу. Палата в клочья. Да, объект оказался не столь везучим, сколь любвеобильным — пошёл пофлиртовать с медицинскими сестричками. В общем, сестрички ещё хорошо отделались: если бы не взрыв, им бы досталось — больно суров был на женский медицинский персонал Блюмкин.

ИРАНСКИЙ КОММУНИСТ С МОЛДАВАНКИ

После этого вопрос, с кем дружить, уже не стоял, ответ лежал на поверхности: с теми, кто в тебя хотя бы не стреляет. Вернулся в Москву, и по высокой протекции, очевидно, Дзержинского, был зачислен слушателем восточного отделения Академии Генерального штаба. Так говорилось для конспирации. По факту это была внешняя, тогда говорили «закордонная», разведка (направление — восточные страны). Руководил ею давний одесский знакомый Меер Трилиссер, сын сапожника с Молдаванки. Зубрили экзотические языки: фарси, китайский, основы турецкого и монгольского (тогда ещё были хорошие учителя). Блюмкин языки схватывал на лету.

От учёбы лишь изредка отрывали спецзадания. Например, летом 1920 года Блюмкин исчезает из Академии на четыре месяца. За это время он совершает невозможное: устраивает переворот в самопровозглашённой «Гилянской республике» на севере Ирана. Вот от кого теперь проблемы с Ираном — от одессита.

Очевидно, ещё в Академии Блюмкина берёт на заметку Л.Д. Троцкий и делает его своим личным секретарём. Террор, война и разведка (а теперь и политика) становятся сутью деятельности Блюмкина. Но преобладает всё же разведка. В кратчайшее время он раскинул сеть нелегалов по всему Востоку — от Турции до Китая.

Под видом купца Султанова прибыл в Иерусалим, где развернул торговлю древнееврейскими книгами. Книги эти были уникальны и представляли большую ценность. Как они появились у сына бедного еврейского лавочника из Одессы? Никакого секрета не было — книги для нужд операции были изъяты по распоряжению наркома Луначарского из библиотечных хранилищ, а часть просто конфискована для тех же нужд сотрудниками ОГПУ уже не у бедных, а у богатых евреев в России. Книги, как говорилось в сопроводительных документах, передавались товарищу агенту не для продажи, а с целью придания солидности и доверия. Но, видимо, единственный язык, которым не овладел товарищ агент, был язык сопроводительный. Наверное, что-то не так перевёл или не совсем понял, в общем, он распродавал раритеты налево и направо. Ну, а выручку тратил на себя, знаете ли, конспирация — дело тонкое. Но уже наступало время браться за главное дело.

ПУТЬ В ШАМБАЛУ

Поняв, что идея с «мировой революцией» провалилась, большевики начали искать иные пути к мировому господству. Совершенно неожиданное решение пришло в голову Дзержинскому. Сотрудник ОГПУ Александр Бокий доложил ему как главе ведомства, что уже много тысяч лет на Земле существует как бы мировое правительство. Это некая группа, по слухам бессмертных людей, живущая в недоступных областях Тибета, откуда в определённый момент с помощью психической энергии они начинают влиять на управление тем или иным регионом. Зовут тех людей махатмами, и живут они в стране именуемой Шамбалой, таинственной, окружённой восемью горными вершинами. Большевикам очень хотелось войти в мировое правительство, а в идеале, иди знай, может быть, вообще его возглавить. Короче, надо было войти в контакт с махатмами и чем-то их заинтересовать. Но первым делом надо было проникнуть в хорошо охраняемую Шамбалу, что было, ох, как непросто.

Такие попытки уже делались. На Руси эти места назывались Беловодьем. Стоит ли удивляться, что, когда перед князем Владимиром встал вопрос, какую религию будет исповедовать Киевская держава, он в 978 году призвал из византийского монастыря святого старца Сергия, который из книг ведал все тайны. Владимир именно ему поручил достичь Беловодья и получить дозволение на днепровских берегах принять религию, какую выбрали себе Мудрецы Охранной Земли.

— Ждать буду тебя три года, — пообещал князь старцу.

Ждал, но, увы, старец не уложился в три года, и Русь приняла христианство. Но припоздниться было немудрено. Стоило приблизиться к заветному месту, начиналась всякая чертовщина. Дорога, которая по словам проводников вела в Шамбалу и по которой только что шли, внезапно исчезала. А пейзаж вообще был подвижен.

Дзержинский понимал, что направить туда нужно человека, хитроумного, как Одиссей и надёжного, как его же лук. Дзержинский вспомнил о Блюмкине — его идеи были безумны, но хитроумны. Например, в разгар Гражданской войны Блюмкин пришёл и предложил, что лично совершит покушения на Колчака, затем Деникина, а заодно и Врангеля. Ну, а в качестве бонуса замочит Скоропадского. В общем, в одиночку он брался выиграть Гражданскую войну. Но в ЦК Дзержинскому сказали:

— Только не Блюмкин! А то этот одессит войдёт во вкус, и когда кончатся колчаки, он за нас возьмётся.

Чего ждать от такого человека, предугадать было трудно. Но ведь мог быть и положительный результат.

Вы скажете, что автор Крапива рассказывает вам сказки. Так вот имеется документ о том, что Дзержинский с ведома Сталина выделил Якову Блюмкину на экспедицию в Шамбалу 600 тысяч долларов (что сейчас можно приравнять к 10 миллионам зелёных). Что-то сомнительно, что Сталин и Дзержинский верили сказкам и на сказки выделили фантастическую сумму.

Хитёр, как лис, был одессит.

ОШИБКА АГЕНТА

Блюмкин всё рассчитал правильно. Проникнуть в Шамбалу мечтал Николай Константинович Рерих, мистик и художник. Его экспедиция двигалась в том направлении. И вот её догоняет то ли дервиш, то ли бродячий лама, то ли ещё кто, но лицом даже в бороде очень похожий на Яшу Блюмкина. Лама покоряет Рериха своей восточной мудростью. Даже не хотелось задумываться, куда этот загадочный монах исчезает чуть не каждую ночь. Эти таинственные исчезновения объясняла его «мирская работа»: Лама Блюмкин наносил на карту английские блокпосты, пограничные заграждения, высоты, состояние коммуникаций. Не забывал Яков и о Шамбале, подбираясь к ней всё ближе и ближе.

Не знаем, попали ли Рерих и его таинственный монах в страну, где живут бессмертные, доказательств нет. Разве что поддельные. Лама Блюмкин вспомнил молодость, когда подделывал отсрочки от призыва в армию, а заодно и зрелость, когда «сочинял» последнее письмо Бориса Савинкова. Блюмкин мечтал вернуться на Родину, но боялся преследования органов, но с поддельным документом, в котором значилось, что он специальный представитель чародеев-махатм, которые якобы всецело одобряют действия большевиков и дают согласие на передачу таинственных знаний советскому правительству, Блюмкин без проблем вернулся в Москву.

Ну что ж, жизнь нашего героя выглядела как одно захватывающее приключение. Жаль, что герои совершают не только героические поступки, но и героические ошибки. Оказавшись снова в Турции, он столкнулся там со своим бывшим шефом Львом Троцким, уже опальным. Вспомнили былое, и так, между прочим, Троцкий попросил Блюмкина передать в Москве родственнику книгу. Но то была ещё не ошибка. А вот рассказать об этом своей любовнице Лизе Розенцвейг, с которой не раз делил постель, это уже была грубейшая ошибка опытного агента. Кто же знал, что пока он мотался по Востоку, Лиза разделила с ним не только постель, но и место службы, став сотрудницей Иностранного отдела ОГПУ. Ей он высказал свои сомнения: передавать ли посылку Троцкого адресату (а вдруг там какое-то послание). Лиза пообещала всё уладить по-своему, по-женски. Короче, немедленно донесла о книге своему чекистскому руководству. Судьба Якова была решена: за контакт с Троцким он был расстрелян 12 декабря 1929 года. Смущает только одна маленькая деталь: решение о расстреле Блюмкина в его «Деле» имеется, но акта о его смерти найти не удалось. Может быть, махатмы всё-таки передали ему секрет, как обретать бессмертие.
5055

Комментировать: