Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... -1
ночью -4 ... -2
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Культовые пещеры Днестра

Понедельник, 21 июля 2008, 02:55

Андрей КРАСНОЖОН

Юг, 17.07.2008

ШЕСТЬДЕСЯТ миллионов лет — таков возраст белых скалистых берегов реки Днестр. Древние отложения Сарматского моря река перерезает с необычайной легкостью. Но уже в исторические времена эти отвесные известняковые скалы стали резать жрецы племени гетов, обитавшего на берегах реки две с половиной тысячи лет назад. Вгрызаясь примитивными инструментами в мягкую породу, они соорудили сотни пещер, многие из которых сохранились до сих пор в силу своей труднодоступности.

Геты попали в поле внимания древних греков в связи с торговыми отношениями, которые возникли между этими народами на пространствах Северо-Западного Причерноморья. Жизнелюбы эллины с этно-графическим любопытством отмечали необычайный пессимизм гетов, их мрачное отношение к жизни и странную иерархическую озабоченность.

Геродот называл гетов «самым отважным из фракийских народов и самым справедливым». Геты верили в бессмертие души. Они радостно встречали смерть, провожая мертвеца в последний путь песнями и весельем. Зато при рождении ребенка плакали, справедливо полагая, что жизнь — штука нелегкая. Детей своих геты не гнушались продавать грекам в рабство. Подобно скифам, они носили шаровары и высокие войлочные шапки, обшивали одежды золотыми бляшками-аппликациями, славились как коневоды. Гетский мир представлял собой островок Востока в Восточной Европе. Причем весьма консервативный.

Днестр для гетских племен являлся чем-то вроде естественной границы, северо-восточным рубежом их владений. Однако граница была не просто этнополитическая, но и мистическая. Белые скалы Днестра (белый цвет издревле символизировал потусторонний мир) ограничивали освоенные гетами территории, определяя рубеж между миром живых и мертвых.

Река в такой сакральной роли выступает в мифологии многих народов. Взять, к примеру, тех же древних греков с их знаменитым Стиксом. В древней и современной истории народов мира весьма часто фиксируется традиция погребения мертвых путем предания их тел воде. Покойников отправляли «в последнее плавание», а не в последний путь. Так, видимо, поступали трипольские племена, чьи бесчисленные поселения практически лишены «привычных» грунтовых могильников.

Во время водных путешествий по Днестру мне не раз приходилось наблюдать гетские пещеры и даже совершать к ним опасные скальные восхождения. Находясь в таких заброшенных древних языческих святилищах, с купольным сводом и обоженными стенами, невольно вспоминаешь о полулегендарном царе гетов Залмоксисе, превратившемся в бога.

Согласно Геродоту, Залмоксис, будучи обычным человеком, поначалу жил в рабстве на Самосе у самого Пифагора. Заслужив свободу, он нажил большое состояние и вернулся на родину, усвоив эллинский образ жизни и утонченные манеры. Собственный дом он превратил в лекторий, где регулярно устраивал пиры для самых замечательных сограждан. Во время пиршеств Залмоксис учил, что ни он, ни его гости, ни их потомки не умрут, а лишь переселятся в «иное место», где, живя вечно, обретут все блага. Решив подтвердить теорию практикой, Залмоксис тайно вырыл в земле пещеру. И когда обитель была готова, проповедник исчез в ней на три года. Соплеменники очень сожалели о его исчезновении и оплакивали как мертвого. На четвертый год Залмоксис появился среди сограждан, тем самым подтвердив правдивость своего учения.

С этим Залмоксисом были связаны самые ужасные, на наш современный взгляд, религиозные культы. После реальной смерти царя-бога геты стали регулярно «посылать» к нему посланника с просьбами. Счастливчику, избранного по жребию, перед «дорогой» соплеменники передавали свои просьбы к Залмоксису. Юноша пытался все запомнить. Затем с ним поступали следующим образом: несколько гетов садились в круг, установив три копья остриями вверх. Остальные раскачивали посланника за руки и за ноги, подбрасывая прямо на копья. Мгновенная смерть юноши считалась признаком божественной благосклонности. Если же посланник оставался живым, то его обвиняли в злонамеренности, выбирая другого, более добросовестного.

В гетской мифологии пещеры служили некой универсальной моделью мироздания. В пещере происходил особый обряд посвящения профана, который получал надежду на счастливое существование в загробном мире. Пребывание в таких местах, согласно поверьям, приносило удачу и исцеляло от ран.

Два других знаменитых гетских царя оставили о себе не меньше воспоминаний и исторических свидетельств. Так, Дромихет воевал с самим Лисимахом — полководцем Александра Македонского, унаследовавшем часть империи после его смерти. А царь Буребиста своими рейдерскими набегами раздражал даже Рим.

Буребиста сумел добиться предельной преданности гетского общества к своей персоне. Его держава простиралась на сотни километров. Его дисциплинированная армия уничтожила крупнейшие города греков в Северо-Западном Причерноморье. Своими рейдами геты вынудили самого Юлия Цезаря заняться подготовкой к войне с ними.

Но тут Буребиста совершил культурологическую ошибку, чем предрек себя на гибель, а римлянам сэкономил время и средства. Дело в том, что геты издавна славились на весь мир своими врачами-целителями. Их репутация была очень высокой и поддерживалась на протяжении веков. Основа врачебного метода состояла в исцелении телесных болезней через очищение самой души. В борьбе за чистоту нравов и помыслов своих подданных Буребиста решил пойти еще дальше. Он велел вырубить все виноградники и ввел «сухой закон».

Такого геты любимому вождю простить не смогли. В одно мгновение человек, чье могущество настораживало даже Рим и который был неуловим для врагов, оказался свергнут восставшими соплеменниками.

Так закончились дни величия горделивой Гетики. А поднестровские пещеры заняли первые христианские монахи арианского вероисповедания. Монахи были готами, пришедшими из Скандинавии в III в. до н.э. Где-то здесь переводил на готский язык молодой епископ Ульфила Священное Писание, отвлекаясь в минуты отдыха на красоты днестровских холмов.

Уже в XIV веке пещерные комплексы Поднестровья вновь обрели сакральное значение. В районе молдавских сел Цыпово и Сахарна монахи обустроили в старинных кельях целые пещерные монастыри. Несколько пещерных монастырей, прилепившихся к скалам, как белые птицы, известны и на украинском участке реки, в верхнем течении, у Новоднестровского водохранилища. К сожалению, такая преемственность в наши дни не обходится без модернизации бывших языческих капищ: двухтысячелетние кельи снабжают пластиковыми окнами, канализацией и водопроводом…
1723

Комментировать: